"Крыло и струны" Глава 5."Если на мне вы хотите жениться…"
Автор:
Марта Золотницкая
Соавтор(ы):

 Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Мелодрама
  • Юмор

Ночью я спала плохо. Мне снились то осада отцовского замка, то королевские гвардейцы, окружившие мэтра Доминиуса, то Клык – гора и падающий с уступа Марти. Кажется, я даже кричала во сне – потому, что служанка стучала в дверь и спрашивала – все ли со мной в порядке?

В итоге глаза я смогла продрать глубоко к обеду. Голова болела страшно. И в ней крутился только один вопрос: на кой черт мы потащились сюда в карете?  Зря я поверила отцу, что мне не хватит сил – долететь до замка его родни. А кое-что из фамильных  драгоценностей  я спокойно могла прихватить с собой. Ведь, если однажды мне удалось перенести мальчишку, то уж несчастную шкатулку с камешками я бы в небе не потеряла!  Теперь вот  не знаю – где мои друзья и что с ними? Может быть, они до сих пор томятся в тюрьме?

 

  Тут мои размышления прервали весьма бесцеремонным образом.

В комнату вломилась целая толпа горничных и служанок, которые несли какие-то  белые кружева, ажурные чулочки и другие детали дамского туалета. Они засуетились вокруг меня, посыпая пол булавками и громко пища наперебой:

- Ваша светлость, до бала остается два часа! Извольте переодеться! Ваши чулки! Туфельки – где? Ах, вот они! Осторожно, тут крючки! Извольте приподнять ручки, ваша светлость. Повернитесь еще немножко, сейчас шнуровочку затянем.

   Ошарашенная этим натиском, я покорно вертелась, поднимала руки и только охала, когда очередной шнурок затягивали слишком туго.
Мда, бедные принцессы в тех дурацких книгах, которые обожала читать старушка Матильда! Судя по количеству описываемых там балов, им приходилось по десять раз на дню сносить такие мучения.

Интересно, что за платье подобрала мне Элиза?  Я хоть пару шагов в нем  смогу сделать? А впрочем, в моем положении  - чем хуже, тем лучше. Может быть, мой внешний вид отпугнет будущих женихов. Гм! Хотя не хотелось бы выглядеть перед Патриком огородным чучелом…

- Бальное платье для ее светлости!

   Что-то светлое, искрящееся, перелетело из одних рук в другие, и мне на голову обрушился ворох прохладного шелка. Впрочем, расторопные служанки тотчас  одернули платье вниз, расправили все складки. Ну, вот, кажется, конец моим мучениям.

Пресвятая Дева! Оказывается, это было только начало. Потому что, надев на меня бальное платье,  девушки почтительно расступились, и ко мне приблизилась высоченная дородная дама в белом накрахмаленном чепце. Если бы у госпожи Матильды была родная сестра, она выглядела бы точно так же! И в довершение всех моих страданий,  в руках у этой великанши были два огромных черепаховых гребня.

Все! Тут мне и конец придет! Может, обратиться  прямо сейчас? И вылететь в каминную трубу?!

- Присядьте, ваша светлость,  – пророкотала дама в чепце, ногой подталкивая ко мне низенькую скамеечку.
Я обреченно рухнула на сиденье. Будь что будет! Может, хоть не все кудри выдерет?

 Великанша медленно провела гребнем по моим спутанным волосам. Как ни странно, она расчесывала непокорные пряди бережно, почти ласково. Я даже вспомнила далекое детство в деревне и  добрую нянюшку Агату. Она одна умела справиться с моими кудрями.

- Шпильки! – рявкнула дама в чепце. Служанка тут же подскочила к ней, открыла шкатулку. В шкатулке что-то блестело и переливалось.
Бормоча какие-то ругательства себе под нос, дама проворно принялась засовывать в мои волосы эти блестящие штучки.

- Готово, ваша светлость! Можете встать!

   Я встала. Хор служанок дружно охнул. Великанша сияла, как начищенный медный пятак.

- Какие волосы! Какое богатство! Ваша светлость, да не сомневайтесь вы, все прекрасно!  Посмотрите на себя в зеркало!

 

   Она чуть подтолкнула меня к огромному  зеркалу.  Я боязливо заглянула в зеркальную глубину.
Там стояла… Принцесса! В точности  такая, как их изображали на картинках в книжках Матильды.
Вьющиеся темные волосы были аккуратно расчесаны, убраны в локоны и водопадом спадали до пояса. Кое-где их обвивали нити жемчуга,  скрепленные алмазными заколками в виде крошечных лилий. Платье нежно-кремового цвета, чуть-чуть не доходило до пола, так что из-под расшитого подола  виднелись носки серебристых бальных туфель. Искрящаяся кисея  окутывала лиф и рукава платья, делая очертания моей почти мальчишеской фигуры более женственными.
Боже мой, да я ли это?

Но лицо, отраженное в зеркале, было, безусловно, моим. Высокие скулы,  серые глаза, чуть приподнятые к вискам, брови вразлет. Наследство матушки, между прочим.

Я вздохнула, попробовала сделать несколько шагов. Потом покружилась на месте. Легкий шелк и кисея не стесняли движений.
Все-таки  спасибо  Элизе за такой королевский подарок. Но теперь отбиться от женихов будет в сто раз труднее! А Патрик меня и вовсе не узнает.

Где-то внизу звонкими голосами запели трубы.

- Ваша светлость, пора!

   Служанки, почтительно кланяясь, распахнули дверь.

 

За дверями меня уже поджидали Артур и Элиза. Артур восхищенно поклонился мне. Элиза чмокнула  в щеку.

- Ах, милая Мариэтта, какую чудесную прическу сделала тебе наша мастерица!  Я так рада за тебя! Пусть сегодня сбудутся твои самые заветные мечты.

- Да, дорогая Элиза,  - протянула я в ответ .

   Гм! Заветные мечты! Если бы они сбылись, то я б тут вообще не стояла. Рада она за меня, как же! А сама надела на бал скромное темно-синее платье почти без украшений. Ясно, кого госпожа графиня  хочет сделать «виновницей торжества»! И на кого должны быть обращены взоры всех гостей. И что самое ужасное, она искренне считает, что желает мне счастья. Пытаясь выдать меня замуж в семнадцать  лет за первого попавшегося герцога или барона. Вот только что такое «счастье» мы с Элизой понимаем по-разному. Для меня  счастье, это,  во-первых, свобода, а во-вторых…

 

- Их сиятельства граф Артур и графиня Элиза Тэнтинель! Ее светлость герцогиня Мариэтта Фалькенштерн!

   Оказывается, мы уже вошли в бальную залу, и герольд торжественно объявил наши титулы. Все присутствующие склонились в торжественном поклоне. Я вместе с Артуром и Элизой заняла место на небольшом возвышении под стеной с фамильным гербом Тэнтинелей.
Потом начался форменный кошмар! Герольд по очереди объявлял имена и титулы приглашенных на бал, а гости подходили к нам, кланялись, говорили какие-то любезности. И надо было кивать с обворожительной улыбкой  и произносить ответные слова благодарности.

- Надеюсь, бал понравится вам… Вы сегодня очаровательно выглядите маркиза… Это высокая честь для нас, что вы, барон, посетили наш скромный замок…

   Через несколько минут  лица  всех гостей слились перед моими глазами в одно расплывчатое пятно. Я улыбалась застывшей улыбкой, кивала, как заведенная кукла, невпопад повторяя за Артуром и Элизой слова комплиментов. Боже мой, да как они все это выдерживают? Хотя вид у них вполне довольный и не замученный.

А я сейчас рухну с этого пьедестала! Или обернусь, взлечу под потолок и клюну вот того противного старикашку прямо в лысину. Кажется, это  он только что обозвал меня  «прелестной малышкой»?!

 

Но всему на свете приходит конец, закончились и мои мучения. Последний гость отошел с поклоном, Артур взмахнул рукой,  и музыканты заиграли нежную, приятную мелодию. Я, наконец-то, спустилась с  ненавистного возвышения в украшенный гирляндами роз бальный зал.
Все! Можно с облегчением выдохнуть и взять у слуги бокал шампанского с пирожным, чтобы подкрепить силы…

Не тут-то было! Не успела я протянуть руку за бокалом, как ко мне тут же подбежали три незнакомых господинчика, принялись наперебой кланяться, выкрикивать комплименты и ловить меня за руку с явным намерением ее поцеловать. Это что – мои женихи? Не-е-ет!

Один – толстяк в ярко-красном камзоле. Причем щеки и нос – одного цвета с камзолом, и это, явно, не от того, что в зале душно.

Другой – лет шестидесяти с негнущейся ногой, жестко торчащими усами и глазами, круглыми, как у кота.

Третий – потасканного вида щеголь, с мутно-томным взором и в крашеном парике. Ему еще и лет  столько, что в гроб пора, а не на свадьбу!

Матерь Божья, за что мне это?!
Так, все! Успокоилась, взяла себя в руки! Потому что  сейчас мне предстоит решить невыполнимую задачу: как грамотно и аккуратно отшить этих «кавалеров».

Я, конечно, могу сказать им все, что о них думаю, на лексиконе Юргена или Вилла. Только это будет черной неблагодарностью по отношению к хозяевам, которые, как ни крути, дали мне приют в своем замке. Я-то отсюда  все равно рано  или поздно улечу. А вот им  - жить с обиженными соседями рядом. В наше смутное время лучше с баронами и маркизами не ссориться, особенно с теми, у которых и замок выше, и гарнизон замка побольше…

В общем, надо вести себя с женихами вежливо, но так, чтобы они сами от меня в ужасе убежали.
Как говорил Франческо, не знаешь, что делать – импровизируй!

- О, ваша светлость, очаровательная Мариэтта! 

   Красноносый толстяк растолкал  соперников, завладел моей рукой и теперь тащил меня куда-то в сторону. 

– Позвольте  мне рассказать вам о моих землях, кои находятся к югу от этой благословенной провинции.

- Позволяю!

- Благодарю вас! Мои земли обильны и богаты виноградной лозой. Поверьте, все вино, которое Элсентия отсылает в иные страны,  принадлежит мне!  Мои погреба полны бутылей и бочек. Но так тоскливо владеть этим бесценным сокровищем одному. Ах, думается мне  иной раз в холодный зимний вечер у камина: вот если бы рядом была родственная душа! Если бы не одному, а с кем-то близким раскупорить бутылочку алого бордо! И если бы вы, прелестная Мариэтта,  согласились…

- Мне вино пить нельзя, я от него буйная делаюсь! Бу-га-га! – доверительно шепнула я на ухо пьянице-жениху. – Вот если бы кружечку доброго пива!

- Пи… Как вы сказали? Пива?

- Ну, да, пива! Знаете, такого золотистого, хмельного. Да в таверне, да с друзьями вечерком! Никогда не пробовали? Настоятельно рекомендую!

- Пива… В таверне… - потрясенный толстяк побледнел, даже нос у него стал не таким красным.

- А то был еще у батюшки в замке кузнец один, так он из ячменя такой бренди гнал – закачаешься! Быка с ног свалит! Но, конечно, с настойкой из мухоморов на спирту ничто не сравнится…

   Мухоморы были последней каплей. Бедный пьяница поспешно отошел от меня, бормоча какие-то извинения.
Один – ноль в мою пользу! Ну, где там следующий?

 

Очередной жених не заставил себя долго ждать. Усатый старикан, отчаянно хромая, подошел ко мне.

- Ваша светлость! Я – старый воин и…

- Не знаю слов любви! – радостно  закончила я.
Похоже, дедуля тоже видел пьесу, которую  однажды показывали  друзья-артисты у нас в замке. Веселую  комедию, где один актер все время переодевался в богатую тетку-иностранку.

- Э-э-э, да, наверное,  – дедок смешался. – Но я хотел сказать, что в моем лице вы найдете мужественного покровителя и храброго защитника. Вот,  к примеру, однажды  в лесу на меня напали разбойники. Но я отважно выскочил из кареты, размахивая во все стороны шпагой…

- Это вы напрасно!

- Что – напрасно?

- Шпагой махали! Это, знаете, даже непрофессионально  для мужественного покровителя. Хороший замах полезен в любом деле, кроме фехтования.

(Я к месту ввернула фразу, которую не раз слышала от  Стефана).

- Э-э, ну, ладно. Так вот, я отважно сражался с главарем банды. Но он, ловко припав на колено, ранил меня в ногу…

- Как? Вам незнаком «нижний блок защит»? Раз не смогли отбить такой удар? Ой, ну это же так просто! Давайте пройдем в фехтовальный зал, я покажу вам пару приемчиков.

   Круглые глаза старикана выпучились еще больше. Он походил уже не на кота, а на вытащенную из воды рыбу. Но все еще не сдавался.

- Но даже раненый, я проткнул негодяя насквозь. Мой острый, как игла, клинок…

- Стоп, сударь, ну-ка определитесь: что у вас в руках-то было - шпага или рапира? Потому что острый, как игла, трехгранный клинок бывает у рапиры, а вот у шпаги плоское лезвие с обоюдоострой заточкой…

   Так! И этот готов! Отползает в сторону, кажется, от удивления даже хромать перестал. Трижды ура в честь Стефана и Рудольфа, благодаря которым я, вместо вышивания, с юных лет занималась фехтованием. Ну, где там третий женишок?

 

Он не заставил себя долго ждать. Подошел, уставив на меня взор своих мутно - томных глаз. На минуту мне даже показалось, что из него с тихим шорохом сыплется песок…

- О, несравненная! Я счастлив лицезреть вас…

- У вас парик сполз, - трагическим шепотом сообщила я злополучному соискателю моей руки. – И ус отклеился. Левый!

   Этого оказалось достаточно. С тоненьким воплем: «Казню своего цирюльника!» - кавалер отскочил в сторону и затерялся в толпе гостей…




Похожие публикации:

"Крыло и струны" Глава 6."Что ж эти люди странно живут?"
Между Мариэттой и Патриком происходит весьма знаменательный разговор.
"Крыло и струны" Глава 27."Но, замрите, ему остается пройти не больше четверти пути"
Франческо выполняет опаснейшее задание, а Мариэтта помогает ему.


09:20
laugh весело

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru