1


"Крыло и струны" Глава 16."Судьба глядит на нас в лорнет и ждет - куда же мы свернем?"
Автор:
Марта Золотницкая
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Мелодрама
  • Юмор

    К замку Патрика мы подъехали ближе к вечеру. Заходящее солнце бросало последние золотые отблески на высокую башню и темные камни крепостной стены.

В отличие от Тэнтинеля, замок Росиньоль был небольшим, но хорошо укрепленным. Сзади – отвесная скала, слева и справа – крутые обрывы. Горная дорога привела нас к подвесному мосту над пропастью, который, к счастью, был опущен. Мы въехали в ворота и остановились во внутреннем дворе. Франческо спрыгнул на землю. Первым делом  подбежал к подъемному механизму ворот и внимательно его осмотрел.

- Так-так, не пользовались этой штукой много лет, но все, кажется, работает. Значит, в случае чего, поднимаем мост и пережидаем осаду. Надеюсь, однако, что до этого не дойдет…

   Он  распахнул дверцу фургончика.

- Дорогая, мы приехали. Сцена четвертая: «Возвращение барона-изгнанника в родные пенаты»

 

   Я вылезла сонная и хмурая. В дороге каждую ночь меня мучили кошмары: злобный хохот колдуна, вспышки зеленого пламени, перекошенные рожи гвардейцев. Заснуть спокойно мне удалось только сейчас. И вот – разбудили!

   Франческо с шутовским поклоном протянул мне руку.

- Осторожно, дорогая, тут ступеньки.

   Мы вошли в замок. Новоявленный супруг  тут же плюхнулся в кресло у давно погасшего камина и  задрал ноги на стол.

 - О-ох! Как же я устал! Дорогая, твой муженек очень хочет жратеньки!

- И что теперь? – буркнула я.

- Как что? Ты хозяйка дома, готовь мужу ужин!

- Обойдешься! – я шлепнулась  в соседнее кресло. – Лично мне сейчас  кусок в горло не лезет. Да и кто бы научил меня готовить?! Госпожа  Матильда? Или лесничий Рудольф? Дочерям герцогов вообще не положено брать в руки половник и кастрюли.

-  Фу, какая у меня неласковая женушка!  Все! Помру голодной смертью,  – простонал Франческо. – А, нет, не помру! Где там корзина с едой, что собрали нам  в дорогу?

 

  Корзина нашлась в фургоне. Пока я сидела, уставившись в пол и в который раз перебирая  невеселые мысли, Франческо мигом слетал по лестнице куда-то наверх, принес  белую тряпку с кружевами, подозрительно напоминающую простыню и кинул ее на пыльный стол. Метнулся на улицу, вернулся с охапкой дров, быстро разжег камин. Поставил корзину с продуктами на стол.

- Дорогая, наши друзья – большие молодцы! Смотри, что здесь есть: хлеб, зелень, копченый окорок, и главное – бутылочка доброго красного винца. Садись поближе - отпразднуем нашу свадьбу!

   И, правда, напиться что ли, в хлам?
Я нехотя присела за стол, отщипнула кусочек  булки. И вдруг поняла, что безумно голодна. Глядя, как я отрезаю толстые ломти окорока, рву хлеб прямо руками и, не глядя, отхлебываю из бокала, Франческо одобрительно кивал:

- Повезло мне с женой! Тихая, молчаливая, кушает хорошо. Дорогая, а не много ли ты себе наливаешь? Да ладно, мне не жалко. У тебя же завтра голова болеть будет, не у меня.

   Вскоре я почувствовала себя сытой и сонной. Откинулась на спинку кресла. Огоньки свечей в шандале  медленно закружились, поплыли перед  глазами. Как тогда, на представлении, которое давала Люция…. А потом мы вместе пошли в  таверну, где выступал… О, Господи, хватит об этом!

- Притихла моя женушка,  - озабоченно пробормотал Франческо. - Загрустила что-то…  Давай, я песенку тебе спою, лырычесскую…

  И, взяв принесенную из фургончика лютню, заголосил в своей обычной манере:

 

Мне нужна жена, лучше или хуже,
Лишь была бы женщиной, женщиной без мужа.
Толстая, худая – это все равно!
Пусть уродом будет – ведь по ночам темно!

 

- Все шуточки шутиш-ш? - язык плохо слушался меня. - Вот улечу от тебя, тогда будешь знать!

- Куда же ты улетишь?

- Не знаю. Я  - Птица вольная, одинокая. Никто мне не нужен. Фсе! Я полетела.

   Я замахала руками и попыталась встать, но меня качнуло куда-то вбок. Франческо  успел  подхватить меня.

- Не улетай, побудь со мною!

- Пус-сти! Все равно улечу!

- Ну, лети, лети, только проспись, сначала как следует.

- Н-не хочу спать!

   Но сон уже накатывал на меня. Последнее, что я помню -  то, как Франческо нес меня вверх по лестнице.

 

Ночью мне опять приснился кошмар - ярче и страшнее предыдущего. Я видела рушащиеся в языках пламени стены замка Тэнтинель, Патрика в окровавленной рубашке сползающего по стене и падающего лицом вниз, охваченный страшным пожаром лес вокруг Клык-горы. И встающую над горизонтом клубящуюся черную тень, пронизанную вспышками зеленых молний. Тень принимала очертания фигуры колдуна, раскидывая огромные, перепончатые, как у летучей мыши крылья…

 

- Гав! Гав-гав-гав! – заливистый, звонкий лай разбил злое наваждение. Откуда здесь собаки?!

   Я открыла глаза. Голова раскалывалась, в глазах стояла мутная пелена.

А лай все не смолкал. Я протерла глаза и подняла голову.
 Что это?!
 Перед моей кроватью на четвереньках стоял Франческо и лаял. Потом, не вставая,  подбежал ко мне и попытался лизнуть руку. Честное слово, если бы у него был хвост, он бы еще и хвостом завилял!

- Франческо! Ты рехнулся? Что ты делаешь?

 - Выполняю твое  желание, дорогая,  - циркач  встал и отряхнул штаны.  –  В точности по твоей песенке: «Лаять, когда мне медведи приснятся!»  А  во сне ты так вопила, что эхо по замку гуляло. Я решил, что тебе приснились медведи, и вот – залаял.

  Я не знала смеяться  или плакать. Но какое-то теплое чувство, словно солнечный луч, согрело на миг мою застывшую душу.
 А Франческо продолжал, как ни в чем не бывало:

- Пошли завтракать! Я тебе уже бутерброды приготовил.
За едой циркач продолжал балагурить:
 - Что там еще в  песенке пелось? «Мазать повидло на бутерброд»? Нет, ну я просто идеальный муж!

- Не повидло, а масло! – хрюкнула я. – Ты для меня еще забавы придумывать должен! И игры. Так чем мы будем развлекаться?

   Ой, кажется, я что-то не то спросила! Потому что с лица Франческо тут же исчезло  привычное  дурашливое выражение. Он поднял на меня совершенно серьезные грустные глаза, словно собираясь ответить, но промолчал. И начал собирать со стола пустые тарелки.

- Пойду, умоюсь, – пробормотала я, пулей выскочила из-за стола  и умчалась вниз.

 

   Во внутреннем  дворе замка Рудольф и Джеронимо возились со старой упряжью. А мэтр Доминиус с котом на руках сидел возле маленького костерка. Мужчины на мгновенье повернулись в мою сторону, но ни о чем не стали спрашивать. А только вежливо поздоровались.
Да, видок с похмелья у меня, наверное, страшный. Не говоря уже о том, что пара дней бесконечных рыданий  ни одну девушку не красят.
Я кивнула им в ответ и пошла знакомиться со своим новым домом.

С мощью и богатством у замка  были явные  трудности, судя по его бедному  убранству.  Хотя  показывать их здесь некому. В этой горной пустынной местности я не заметила ни одной - даже самой малюсенькой деревеньки. Что, впрочем, и к лучшему. Потому, что нашего присутствия тоже никто не заметит. Штурмовать нас тоже достаточно бесполезно – единственная узкая дорога хорошо просматривается с башни. Но гарнизоном большие сложности: кот, четверо мужчин и я – все, что есть в наличии. Да и то сказать, мое амплуа – скорее разведка, чем оборона.
Интересно, долго ли нам придется здесь отсиживаться? Друзья-то найдут для себя привычное занятие: Рудольф займется охотой, Джеронимо – своими любимыми лошадьми. Мэтр Доминиус наверняка отыщет здесь библиотеку и в ней потеряется. А вот что станет делать Франческо? Привыкший к кочевой жизни. К веселым ночным представлениям и общению с народом.  Сидеть в четырех стенах? Да ловить с Чернышом мышей и птиц?
Одну Птицу он уже поймал – на свою бедную голову! Господи, зачем он только согласился на мне жениться? Ладно, я – выполнила просьбу отца. Причем, не исключено, что последнюю просьбу. Понятно, что папа заботился о моем спасении. И моем будущем. Вот только есть ли оно у меня?

 

   Изнывая от угрызений совести, я вернулась в замок.
Франческо лежал на кровати, листая какую-то неизвестно откуда взявшуюся книжку.

- Побудь со мной, – попросил он. – Как-то мне невесело…

- А уж как мне-то невесело, – подумала я, устраиваясь рядом.

Семейная жизнь, похоже, ничего хорошего  не обещает. Ложиться в постель с нелюбимым мужем – не самое приятное занятие. Причем, совершенно не важно – стар он или молод. Наверное, я поторопилась отказать своим упырям. Им бы вполне хватило моего присутствия рядом – а вот рыжему сокровищу жена нужна по-настоящему…

   Франческо дотронулся до моего плеча и попытался заглянуть в глаза. Я вздрогнула. Не знаю – можно ли в данном случае сказать – земля ушла у меня из-под ног? – но кровать точно едва не ушла. Вернее, я с нее едва не соскочила.

- Нет! – жалобно пискнула я. – Не обнимай меня! Это не закончится для нас ничем хорошим! Я же взрослая девочка и догадываюсь – чего ты хочешь. И прекрасно понимаю, что у тебя легко получится свести с ума неопытную дурочку. Вот только надо ли? Даже, если мне с тобой сегодня будет хорошо, то завтра непременно станет плохо. Ты же знаешь, что я тебя не люблю.

- Я знаю, – вздохнул Франческо, убирая руку – Вот только в этих играх любовь совсем необязательна. А никаких других я не знаю…

- Зачем ты вообще согласился на мне жениться, дурья твоя башка?

- Хотел тебе помочь. А заодно хоть как-то отблагодарить твоего отца за то, что  он дал мне приют на своей земле. А еще надеялся, что однажды ты начнешь смотреть на меня более благосклонно. Но, видимо, дочку герцога совсем не интересуют бродячие артисты…

- С ума сошел?  Причем тут «дочка герцога»?! Мы же с тобой в одной деревне  выросли! Только ты оттуда иногда уезжал, а я торчала в этой глуши с няней Агатой. Замок так никогда и не стал для меня настоящим домом. Хотя потом отец и забрал меня к себе. И сколько матушка не пыталась сделать из меня настоящую даму, я так и осталась деревенской девчонкой.

- Ну, на свадьбе я бы этого не сказал,  – улыбнулся Франческо. – Смотрелась ты истинной  герцогиней. Особенно  на фоне такого балбеса, как я.

- Все ты врешь, поганец! – хихикнула я. – Это ты был – натуральный граф Дракула! А я так – бедный воробушек, угодивший к нему в сети.

- В сети мы с тобой оба угодили. И что теперь нам с этим делать?

- Как что? Ждать и надеяться. Ждать, что жизнь каким-нибудь волшебным образом изменится. И надеяться, что когда-нибудь мы полюбим друг друга.

- Это ты – «когда-нибудь». А я и так люблю. Давно. С той самой первой минуты, как тебя увидел, – улыбнулся Франческо. – Правда, в тот момент ты лупила Вилла и не обратила на меня внимания…






Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru