Зеркало  Глава 1
Автор:
Таня Мочульская
Жанр:
  • Мистика

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1

 

Город спал как рыжий кот, свернувшись калачиком и растворившись в огненно красной листве. Как пожилая пара, что выбралась из дома погреться в лучах ускользающей осени. Но опьянев от хрустальной чистоты, заснула на любимой скамейке, обернувшись в мохнатый шарф. И показалось, только показалось, что время взяло два законных выходных, и улетело на какой-нибудь модный курорт в Индийском океане, отдохнуть, или напротив, поразвлечься. И в этом состоянии природы так сладко предаться лени, укрыться светлой радостью и погрузиться в мечтания о вечном и непременно всеобщем счастье.

Хорошая погода, после до колик в печёнке надоевших сентябрьских дождей, пришла враз и надолго. Огромный антициклон сверкающей линзой накрыл всю Россию. Влажность, ещё вчера висевшая туманом мороси, растворилась под лучами ласкового солнца. Грязь подсохла и все с радостью вспомнили о забытом лете. Депрессия чернильной тенью метнулась в угол, но от этого, не стало легче. Всё, что простишь себе в состоянии унылой скуки, тут же взмывает в небо скрижалью немого укора совести. Всплывают в памяти обещания и клятвы на крови, о помощи младшей сестре, о походе в магазин за картошкой и тоннах невыученных уроков. И надо спешить. В противном случае время в момент вернётся домой и обрушится селевым потоком, сметая на своём пути всё, и хитроумные волнорезы, и мосты с дамбами, и тоненькие подстилочки из жиденькой соломки.

И он тоже решил поторопиться, на носу четвертные контрольное, и если с гуманитарными предметами трудностей не наблюдалось, то фундамент грозил придавить, всей этой алгеброй, геометрией, физикой, и прочей, химией. Поэтому нужно бежать! Благо есть друг, что на троечку да вытянет. И мальчишка, обычный такой, ничем, не выделяющийся из общей массы старшеклассников, торопился на улицу Вокзальную – посидеть над алгеброй. И ничто не могло помешать этим планам, вот только кто-то невидимый взял его за руку, и потащил через Центральную. И это неплохо, так даже ближе но…

Сначала он услышал музыку. Необычную такаю, игристую как шампанское на Новый год. К тому же неуместную для сонного города ранней осенью, даже в разгар листопада. Звучала скрипка, легко, ярко, брызжа юной свежестью. Она смеялась и пела, причём не заунывную классику, не современную реокорнацию незабвенных, семь сорок, а дерзкий гимн жизни – отчаянную джигу.

Играла девочка с копной огненно рыжих волос, тонюсенькой талией и счастьем в глазах. Отбивая ногами ритм в стиле Риверданса. Великолепное зрелище. Вот только делала она всё это, на самом кончике жестяного козырька крыши трёхэтажного дома. Скрипачка с таким упоением погрузилась и в музыку и танец, что не замечала ничего вокруг. Казалось, что ноги уже не касаются кровли, а парят в воздухе.

«Самоубийца», мелькнула первая мысль и сразу следующая, а вот что правильнее, кинуться спасать, помочь свалиться, или просто пройти, мимо делая вид, что, не заметил. Ведь она, добровольно и находясь в здравом рассудке, таким прямо скажем – нетривиальным способом решила свести счёты с жизнью. Так, что помощью в этой ситуации, может стать, к примеру, если подкрасться сзади и крикнуть в самое ухо, «Поехали», или ещё какую ни будь другую нелепицу. Хотя чего врать и прежде всего самому себе, конечно же, спасать. Пускай подъезд с кодовым замком, и боишься, высоты до дрожи в коленках, ты же никогда себе не простишь, если замешкаешься хоть на мгновение.

Обежать дом дело нескольких секунд. Музыка звучала маячком, давая понять, что всё хорошо. Замок, оказался механическим, и комбинация угадывалась по потёртым кнопкам. Бегом на третий этаж к чердаку. В стародавние времена, когда молодой город, представлял собой всего несколько улиц, в этом доме, вернее, на его крыше, поместили пожарный дозор, достаточно метко окрестив «Гнездом Карлсона». Позднее когда город раздался вширь и ввысь, будку с двускатной крышей, решили не ломать, оставив, в память о старых добрых временах. Её отдали гражданской обороне, оборудовав там запасной опорный пункт. Чердачный люк ни когда не заперт. Правда, в момент проникновения включалась камера, фиксируя, всё что, происходит вокруг. И для того кто попал в поле её зрения, это не сулило ничего хорошего.

На крышу вела дверь, её, к счастью, тоже не пришлось ломать, она легко провернулась на петлях, открывая дорогу. Кровля – светло серый шифер под большим углом устремилась к краю, пытаясь столкнуть вниз, лишь труба вентиляции предотвратила худшее. Мальчик обхватил её руками, перевёл дыхание, пытаясь припомнить, что он здесь делает. Но музыка вновь заиграла, и вопрос отпал сам собою. Выглянул. Всё на месте, и девочка, и крыша, и небольшая оградка у края. Скрипачка вновь принялась самозабвенно отплясывать, выбивая такт. Два шага вниз к бездне, перильца, совсем маленькие не выше колена, и гнилые к тому же. Жестяной карниз отозвался металлическим хрустом, на первый же шаг. И тут, девушка отвлеклась от игры и, обернулась в сторону нашего героя. Сказать, что она удивилась, это значит, ничего не сказать. Но всё по порядку: глаза попытались принять форму правильного круга, рот самопроизвольно приоткрылся, и оттуда чуть не выпала челюсть, прямо с третьего этажа, да на асфальт. Но к чести девочки, она быстро пришла в себя. Забавно поморщила носик и, почесав смычком затылок, изрекла:

– Ты чо?

– По правилам русского языка надо говорить – «что».

– Хорошо, – с ядом в голосе отреагировала девочка. – Ты что?

– Тебя спасаю, – мальчишка держался молодцом, пускай трясутся коленки, а взгляд устремил в лазурную высь, зато занят нужным и почти полезным делом.

– От кого? – вкрадчиво поинтересовалась скрипачка. – Мне кажется или ты позеленел?

– Не обращай внимания – лёгкий дискомфорт. Вниз лучше не смотреть. Ну не то чтобы я высоты боялся, физиологически её не переношу. Голова кружится. Ну и подташнивает немного.

– Ты сумасшедший… – то ли спросила, то ли подвела итог увиденному юная музыкантша, – вот свалишься, кому от этого хорошо будет?

– Безенчукам местного разливу, да и то, что я немного не в своём уме тоже не новость, это уже полгорода знает.

Девочку улыбнула способность, этого нелепого спасателя, шутить в столь отчаянном положении. Но и делать что-то надо. Он и вправду может свалиться, стоит лишь на морально-волевых.

– Ладно, давай выбираться, – примирительным тоном сказала она. Присела на корточки. Спрятала в футляр скрипку, затем забросив её за спину на манер рюкзака, стала готовиться эвакуировать новоиспечённого героя. – За руки не хватай, а то вместе свалимся. Поворачивайся спиной, я тебя в подъём вытолкаю, а если сорвёшься, кричи громче.

– Зачем?

– Может, кто на телефон снимет, представляешь, сколько хайпа враз хватанёт.

Шутка мальчишке понравилась, его даже на мгновение посетило присутствие духа, но один взгляд вниз и завтрак, к слову, довольно плотный попросился выйти. К счастью, уже несколько дней стояла тёплая и сухая погода. Шершавый шифер кровли цеплялся за подошву, как крупная наждачная бумага. Что случилась бы, проскользни нога хоть раз у горе героя, или ещё хуже у нынешней его спасительницы, не хотелось и думать. Семь тяжёлых шагов, и вот она долгожданная дверь.

«Гнездо Карлсона» легендарнейшее место. Нет ни одной детской страшилки, таинственного случая, загадочной истории, чтобы обойтись без него. Сюда поселяли свои самые сокровенные страхи, кутая в паутину суеверий и предрассудков. Но здесь не оказалось ни гробов, ни красных пятен, не было даже двери в параллельный мир. Грубо оштукатуренные стены, два стула прикрученные к полу, да большая кнопка сирены. Интерьер самого таинственного места города завершал старинный телефон серого цвета.

На один из стульев, и бухнулся мальчик. Крупные капли пота стекали по, отбелённому лицу, а с другой стороны вроде жив – значит, всё в порядке.

– Ты чего полез? – девочка с неподдельным интересом рассматривала жертву акрофобии.

– А как пройти мимо ты чуть не сорвалась, отплясывала ведь на самом кончике, – слова мальчику довались с трудом, он их выталкивал парами при каждом выдохе. – Что завещал великий Александр Васильевич, сам погибай, а девчонку выручай.

– Я не могу сорваться, второй раз это сложновато.

– О, как, целая теория, – не поняв ни слова, отозвался мальчик. И тут же стремясь сменить тему: – А как зовут мою прекрасную спасительницу.

– По правилам этикета первый представляется мужчина.

– Это ты наверняка только что выдумала, – мальчишка оживал на глазах, – с другой стороны, мне несложно, Ворон Илья к вашим услугам.

– А отчество?

– Не заслужил ещё, вот, если б, я тебя спас, был бы Семёновичем.

– О, как красиво Илья Семёнович. А я – Софья Альбовская, а отчество не скажу, хоть и тащила тебя с крыши. Вот – ноготь сломала!

Судьба несчастного ногтя не взволновало мальчишку. Он даже на него не взглянул. Его интересовала девочка целиком. Её сложно было назвать красавицей, но и взгляда не оторвать. Стройная, но не худощавая фигура, огромные зелёные глаза и причёска – «буря в пустыне». Скрипачке быстро надоело навязчивое внимание, и она скроила забавную гримаску.

– Софа, – с придыханием произнёс Илья.

– Лучше Соня.

– То есть спать любишь?

– Нет. С детства так звали, – девочка, в свою очередь, уставилась на мальчика, уперев локти в стол, и водрузив голову в ладошки. – Всё-таки, только честно, чего спасать-то кинулся.

– Я же говорю, иду, хотя, стараюсь это место обходить стороной. А тут как будто за руку потащили. И ты на скрипке. Здорово играешь и танцуешь классно. У меня одноклассница почти так же может, только на виолончели, в Гнесинку чуть не поступила, теперь в консерваторию готовится.

– Уж не Устиньей ли зовут? – Соня улыбнулась каким-то своим мыслям.

– Ну да.

– Вообще-то, она посильнее была, причём намного.

– Кому ты это втираешь! Я же вас обеих слышал, и кое-что понимаю. Сколько на её концерты в группе поддержки ходил. Да, и так, приучили к классике.

– Да, да, я помню! Леночка и эта ещё их большая подруга.

– И я в массовке рядом ошивался.

– Всё так, но это я сейчас так играть стала. Я тогда, раньше, запасной в их квартете входила, только в ансамбле постоянно была, – почему-то погрустнев, сказала девочка. И тут же, отгоняя нахлынувшие воспоминания, сменила маску на лице, и продолжила: – а шёл куда?

– К другу алгеброй заниматься. Я в ней ни в зуб ногой, а он математический гений.

– А что раньше не занимался, в Dot-у целыми днями резался.

– Да, нет, работу по истории писал, про битву при Кунецдорфе. Одноклассница сагитировала, правда, потом и сам увлёкся, даже на место ездил.

– И где это такое?

– Тогда Германия, сейчас Польша, Куновице. Представь себе: почти мировая война, у немцев – в то время они прусаками назывались, Фридрих великий, у нас Елизавета Петровна, при смерти. Назначают нового главнокомандующего Салтыкова, тот играет на высокомерии Фридриха, и заманивает на сильную позицию, там дожидается в обороне, пока прусак выдохнется, и контр атакует. Все бегут. Победа наша.

– Не таким уж великим оказался – этот Фридрих.

– Тогда ещё Берлин взяли, правда, ненадолго. Неплохая тема. И тут очнулся на алгебре, смотрю на доску и ничего понять не могу. Новая тема.

– Пойдёшь, грызть граниты знаний?

– Нет. До сих пор мутит, и поджилки трясутся.

– Хорошо! – Соня резко поднялась со стула и стала собираться. – Я вижу, не лоботряс, какой ни будь. Сегодня ты попытался мне помочь, завтра я тебя выручу, так что иди спокойно домой, всё будет нармуль.

– Но как? У нас всё строго. Мышь не проскочит. Как поможешь?

– Там узнаешь.

– А ты, часом, не «Золотая Рыбка»?

– Скорее весёлая белочка. Только прихожу к тем, кто постарше. С тобой заниматься буду, в свободное от основной работы время. На каком уроке контрольная.

– На третьем.

– А ты где учишься.

– Во второй, десятый «В».

– А, ну да, там же вся эта арт-братия обитает. Ладно, пошли, а то нас в школе так запугивали, чтобы сюда не лезли. Ну и достанется же тебе, – Соня споткнулась о последнее слово, и поспешила поменять тему, – как они сейчас поживают – Леночка, как Устья вынесла провал на экзаменах в Гнесинку?

– Да нормально, они же все в искусстве, а Ленке, с её характером и трудоспособностью, вообще, не советовали туда идти. Что-то связано с педагогами, с режимом и дорогой. Мол, мала, ещё чтобы все эти ежедневные поездки выдержать. Из школы не гонят, ЕГЭ на троечку натянут. А что им ещё надо?

– Вот и их буду рада повидать.

Они вышли из подъезда. Осень в этом году окрасила клёны в красный. Солнце перевалило, через зенит залив светом ослепительно яркую листву.

– Ну что, до завтра. Тебе на Школьную?

– Дальше, на Полевую.

– А мне на Московскую. Так что пока.

– И тебе не кашлять.

Соне не хотелось прощаться, но она сделала усилие, развернулась на каблуках и бодро пошла в сторону церкви. Илья провожал её взглядом, пока она не скрылась из глаз, завернув за угол дома. Почему-то стало грустно и легко, перестала пугать ужасная контрольная, и трёпка что, ждала за визит к Карлсону, даже вчерашний разговор с Алёной, показался шуткой. Вот, только откуда взялась печаль?

 




Похожие публикации:

Приключения вроде бы обычного школьника.
Приключения вроде бы обычного школьника.
Приключения вроде бы обычного школьника.
Приключения вроде бы обычного школьника.


22:12
любопытно, надеюсь, продолжение будет?

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru