Зеркало Глава 3
Автор:
Таня Мочульская
Жанр:
  • Мистика

 

 

 

 

 

 

 

Глава 3

 

Говорят, меж девочек нет дружбы. Так вот это все мелкие наветы и гадкие инсинуации мальчишек. Кто поделится пироженкой, когда до обеда ещё далеко. Кто расскажет последние новости, причём обо всех, и обо всём. Кто рассмешит забавной историей, да так, что будешь хихикать до конца урока. Кто поднимется единым фронтом против коварных врагов.

Узнали! Да, да в каждом классе есть такая группка, а то и не одна, из пяти или четырёх девочек, в десятом «В» такая тоже имелась. Объединяло их любовь к искусству. Первая прекрасно пела, другая декламировала, третья слыла безумной виолончелисткой. Основанием этой группы, как ни странно, стала Лена Селезнёва, самое рассеянное и милое существо на свете. Её многие сравнивали с пандой, если бы не рост в метр семьдесят пять, и вес в сорок девять килограмм, она с лёгкостью играла этого чёрно-белого медведя, на детских утренниках, причём без грима. Смыслом жизни она считала совершенствование своего вокала. Пела Леночка всегда, везде, и с большой охотой, а главное, она это делала непросто хорошо – великолепно. Ещё в начальной школе, под напором её таланта пала вся народная классика. Шли годы, и ничто не предвещало беды. Как в один прекрасный день, прекрасным он наверняка стал для будущего мировой оперы, Илюша Ворон, посоветовал ей фильм, о знаменитом певце Фаринелли. Леночка посмотрела, и не поняла ни чего, ни трагедии героя, ни за что прогнали его брата, ни причины поведения Гайдна. Но её восхитила эстетика оперы-сериа. Пышные наряды, головные уборы из перьев, короли и принцессы, маркизы и прочие знаменитости, всё это очень нравится девочкам в этом возрасте. Она, втайне от всех, выучила арию Lascia ch’io pianga из Ринальдо Генделя и подстрекаемая всё тем же Ильёй, из хулиганских побуждений, спела её на очередном выступлении. Ей очень понравилось выражения лиц зрителей, они будто Медузу горгону увидели. Дальше больше. По совету своей подруги, Усти Ваниной, она освоила обе арии Царицы ночи, из «Волшебной флейты» Моцарта, а также «Ave Maria» Баха, и продолжила третировать, ни в чём не повинных слушателей. Обескураженные зрители вместо залихватских два притопа, три прихлопа, получали напоминание о реальности жизни и смерти, бренности бытия, в общем, о том, что несёт в себе по-настоящему хорошая музыка. И это не понравилось никому, её попросили больше так не поступать. Тогда она ушла из народниц, сосредоточившись на гаммах, технике пения, изучении немецкого и итальянского. Правда, стоит заметить, что усердия, и несгибаемой воли, у Леночки хватало только на музыку, во всём остальном она напоминала чистый лист. Её подруги не отставали, не беря в голову ничего лишнего, что с таким упорством вбивают школьные учителя.

За полную безнадёгу в учёбе их прозвали «грациями». Но о том, чтобы избавиться от троицы при переходе в десятый класс, не было и речи. Наоборот, все – от директора до дворника Михеича бдительно следили, как бы их ни сманила гимназия. Безобразная учёба покрывалась безупречной посещаемостью. Вся троица как приходила самой первой, так и выгнать их можно было разве что палкой. А куда торопиться, восьмилетний курс музыкальной школы окончен, а родителей и что, главное, соседей, дома ещё нет, и кого, скажите на милость, радовать искусством. Они приходили за час до начала уроков. Засветло. Как только школа распахивала свои гостеприимные двери и, оккупировав, одну из парт, начинали общаться.

Ведь придя в сей мир, новый день, приводит с собой, кучу бессмысленных, но таких важных разговоров. Благодаря которым мы знаем, в какой позе спать, как варить бычьи копыта, почему все парни такие дураки, и как махать руками, чтобы поймать сигнал инопланетян. Очень важно придумать, что сотворить вторым слоем туалетной бумаги, когда тот случайно отделится, как понять который из них номер один и неглупо ли об этом говорить.

– А как надо правильно есть рогалик? – Устя, извлекла из рюкзачка бумажный пакетик, со свеженьким печевом от «Тёти Глаши», и раздала подругам.

– Это, смотря с чем они? – Леночка подхватила тему и тут же предоставила слово главной по сладостям: – Катюш, что скажешь, откуда начинать.

– Если со сгущёнкой, то сначала надо определить, с какой стороны больше теста, отрезать этот кусочек, и попытаться засунуть его поглубже к начинке.

– Ясненько! – произнесла Устья, подумав, что неплохо бы обзавестись перочинным ножичком.

– Если рогалик с шоколадной начинкой, то его стоит разрезать пополам и съесть серединку, а оставшийся хлеб намазать джемом и тоже схрумкать с чайком.

– Ладно, а если рогалик сливочный?

– Опусти в кофе, но не жди, когда он станет как половая тряпка.

– Это как в парижских кофейнях? – уточнила Устя.

– Да! – и Катя показала, как французы едят размокший круассан, широко раскрыв рот и осторожно опуская его сверху вниз.

– А если с джемом?

– Это что угодно, но не рогалик. Как можно кладбище коротких углеводов в цветастых пакетах, называть этим чудно-картавым словом круассан. Вот, к примеру, у «Тёти Глаши» такого не пекут.

– Даже «Беляши и пончики» не опустились, чтобы пихать джем в выпечку. А это то ещё местечко, – поддержала подругу Леночка.

– А если с бананом? – Не унималась Устя.

– Фу! Не ешь эту гадость! – Катю передёрнуло от отвращения, – он хорош только в смузи.

Просто садись рядом, и начинай писать пособие по поглощению мучного печева. Когда же беседа грозила оформиться в трактат о быстром, а главное, правильном поглощении пироженок, пришла она. Ту что все ненавидят и проклинают, та что, достанет всех и сразу, одни от неё готовы повесится, другие награждают ею ненавистных врагов. Икота!

– Ик! – вздрогнула Леночка.

– Что опять старая застала врасплох?! – участливо спросила Катя.

– Ну что приступим к лечению! – воскликнула Устя. Потом, испугавшись собственного энтузиазма, добавила: – но ограничимся только надёжными народными средствами.

– Ик! – согласилась Леночка.

– Я как-то видела, – начала Алёна, самая красивая девочка класса, отвлекая пациентку от подруг, – как один мальчишка зашёлся икотой, когда на него посмотрела директриса. А что самое ужасное, Татьяне Семёновне не было совестно, что напугала несчастного. Я даже слышала как она, смеясь, рассказывала об этом другим учителям.

Признаемся, история была неправдивой от первого, до последнего слова. Татьяна Семёновна вовсе не страшна, за исключением случаев, когда в гневе. И уж точно не так бессердечна, чтобы потом над этим смеяться. Алёна выдумала историю, поскольку была не только красивой, но и умной, что бывает, согласитесь крайне редко. Она лишь приковала к себе внимание, чтобы дать шанс Кате, подкрасться к уху. Та не упустила его, и гаркнула, во всю мощь своего альта.

– Ик! – сдавленно пискнула Леночка, закрывая уши.

– Для начала надо встать на одну ногу и начать прыгать, – с учёным видом знатока заметил Влад Мещеряков.

– И ещё вращать руками, причём непременно в разные стороны, – влез с советом Женька Турусов.

Под сурово-требовательным взглядом Усти Леночка запрыгала, потом поджав одну ногу, стала размахивать руками, обнаружив просто феноменальную координацию.

– Ик! – взвизгнула импровизированная мельница.

– Значит, это не подошло? – Катя даже растерялась, но тут же собралась, сжав волю в кулак, ведь ради подруги она готова на всё! – я слышала, что если ударить в солнечное сплетение, то икота пройдёт! Это говорил очень надёжный человек.

– Смер-ик-ти моей ик-хоти-ик-те?

– Ладно! – Устя ради подруги решила не щадить себя, – пускай Ленусь тебе будет больно, представь, как будем страдать мы, не физически, а морально, но это ещё более невыносимо. Надо проверять! Влад давай бей!

– Нет ик! – завопила подопытная. Верные подруги схватили её за руки, и только Леночка открыла рот для повторного протеста, ухнул глухой стук удара.

– Ик! – сдавленно вырвалось из груди.

– Как странно не получилось! – Катя озадачено почесала затылок, – знакомый божился, что много раз избавлялся от икоты таким способом.

Раздался удар китайского гонга, после чего в классе заработал то ли мощный пресс с электроприводом, то ли промышленная сушилка, что ставят в малых элеваторах для поддержания температуры.

 

Икоту снять легко мы сможем,

Автографом правильный путь заложим,

Потом восхищениям нет предела,

И тут мы возьмёмся смело за дело.

Вмиг реализуем твои мечты,

И враз перестанешь икать ты!

 

И две мегазвезды застыли соляными изваяниями в излюбленных позах, полных крутизны и пафоса.

– Ик!

– Вы-то куда лезете тут дело серьёзное, – Катя ради подруги хотела разбиться в лепёшку, – надо вытащить язык и потянуть изо всех сил!

Это сразу сделали, помочь желали все.

– Ик!

– Говорю, надо срочно сбегать в кабинет ОБЖ за противогазом, одеть его, и зажать намертво шланг, – выдала Устья. Но подниматься ради этого на пятый этаж желающих не нашлось.

– Может тебя мертвец вспоминает? – с кокой-то безнадёгой воскликнула Катя.

Леночка устало потянулась и произнесла надтреснувшим от испытаний голосом:

– На кладбище точно не пойду.

Окружающие уставились на Лену, дивясь неожиданной удаче.

– У нас получилось! – воскликнула Устья с видом победителя, и тут же, громко икнула.

– Это заразно! – ужаснулась Катя. Ещё бы она по-любому следующая.

– Передаётся воздушно-капельным путём! – подтвердила Леночка.

– Так, кто записывал процедуру надо повторить комплекс заново!

– А что мы сначала делали?! – задумчиво проговорила Алёна, отвлекая внимание.

– Влад бей! – мстительно завопила Ленка.

– Ик! – но новая жертва, чьих-то воспоминаний, не была столь наивна, как её предшественница и ловко увернулась.

– Зачем вы издеваетесь над бедной Устиньей! – Анастасия подкралась незаметно и с суровостью сфинкса с плато Гизы, обвела взглядом собравшихся, – Усть, подними правую руку вверх, а левую вниз, и потянись ими изо всех сил в разные стороны.

Несчастная жертва медицинских опытов, сразу выполнила это действо и икота растворилась.

– Чудо! – истошно завопил Женька, не сводя влюблённого взгляда, с предмета воздыханий.

– Ну, какое чудо? Растянули диафрагму, и всё.

– Век живи век учись! – радостно подвела черту Устя, – да здравствует наша староста, лучшая в школе, а то и в городе, да нет во всём мире.

– Качай её! – попытался спровоцировать Данила.

– Спокойно! – Настя пресекла на корню любые посягательства на свою личность, – я к вам со скорбной вестью. А вы так радостно, качай мол. У Петровны сегодня днюха собираем деньги.

В дверь заглянул Гоголь, чтобы в очередной раз насладиться лучшим в своём творчестве, «немой сценой». Женька передал Анастасии макет геометрической фигуры «Цилиндр», который пустили по кругу. Звонок подвёл неутешительный итог любви к классному руководителю, триста семьдесят пять рублей. Негусто.

– А кого пошлём? – с надеждой заглянул в глаза старосте Игорёк.

– Надёжных, испытанных людей, – Настя сделала ударение на первое слово, – сейчас История, а Илью с неё отпустят, да и Алёнку тоже. Поскольку к надёжности надо добавить немного здравого смысла.

***

– Вот это торт! – восхитился Илья, когда они вместе с Алёной, зашли в кондитерский отдел.

– «От Палыча», правильный, – подтвердила девушка. – Никакого маргарина и пальмового масла, только натуральные продукты. Вредный но до жути вкусный.

– Здоровый какой, и скидка! Такое вообще бывает? – Илья не мог оторваться от этого чуда кулинарного искусства.

– Он свадебный. Заказали, а не забрали, если присмотреться тут только фигурок на маковке и не хватает. Да и цена – первоначальную, небось, по себестоимости посчитали. А скидка. Они же аванс получили, так что вряд ли в убытках.

– А чего не забрали? – удивился Илья.

– Жених сбежал, – с ядом в голосе ответила Алёна.

– А чего не невеста?

– Она что дура, бежать от такого тортика, съела бы, тогда и валить можно. Вот только не надо на него так смотреть, он от твоего взгляда скиснуть может, у него срок жизни часами измеряется, а то и минутами. Я за чаем. Тебе печенье, конфеты, да рулетки бисквитные.

Алёна, размерено стуча каблуками, пошла в другой конец торгового зала, а Илья не мог оторвать взгляд от торта. Нет, он не любил сладкого, его поразила история брошенной вещи. Причём непросто вещи, а вещи, что должна была подарить радость, сделав обычный день не забываемым. И что случилось, что его бросили. Он присел на корточки и увлёкся изучением кремового узора.

– Тортик, – голос со спины заставил вздрогнуть.

Илья обернулся, над ним склонилась улыбающаяся Соня.

– О да, – с придыханием подтвердил мальчишка.

– Хочется?

– Я сладкое не очень. Просто сегодня у Петровны днюха, а денег, как всегда, нет.

– Не переживай сейчас будут, – сказала Соня, уходя через наполненные полки товаром, напрямик к кассам. И сразу назад. В руке она держала две тысячные купюры, которые тут же сунула Илье.

– Откуда у тебя? – догадка обогнала сознание. – Это же воровство.

– Как ты можешь? Я взяла эти деньги на время, мы вместе отнесём их обратно.

– Но так нельзя, – не сдержался Илья.

– Как нельзя? – Алёна появилась из ниоткуда, куда только делся её постоянный стук каблуков, – ух ты, сколько денег.

– Они не мои!

– А чьи? – с иезуитской улыбкой, но мягко, поинтересовалась девушка.

– Вот Соня, – Илья потёр лоб, делая вид, что что-то вспоминает, – а, вы же ещё незнакомы. Соня, это Алёна, Алёна – это Соня. И можно без церемоний считайте мы все на одной подводной лодке.

– Таааак! – нараспев произнесла Алёнка, – я смотрю, ты растёшь, раньше вроде выдуманных друзей не было. А что говорит по этому поводу наука.

– Первая стадия шизофрении, – деловым тоном произнесла Соня, поправляя несуществующие очки, – ничего страшного, лечится медикаментозно.

– Не стоит мне новый диагноз в дело шить там и без него пухло.

– Что говорит Соня? – спросила Алёна, переводя взгляд с торта на деньги и обратно, – откуда такое богатство?

– Она их из кассы стащила.

– А вот это непорядок, – возмутилась тоном опытного бухгалтера девушка, – их немедленно надо отнести обратно. Денежки они такие, они счёт любят. А ты их сейчас в руке удерживаешь. Пойдём, отпустим их на волю.

– Таааак, – со значением протянул Илья, – вы обе сейчас сведёте меня с ума.

– У нас будет тортик! – девочки в унисон взвизгнули, заскакав на одной ножке.

– Да вы чего сговорились?

– Да! Дай пятюню подружка! – Алёна, принимая игру, протянула вперёд открытую ладонь. Соня со всей силы ударила по ней своей. Лицо Алёны изменилось, улыбка медленно сползла. Она стала присматриваться к Соне, вернее, к тому месту, где та стояла, ведь видеть она её не могла.

– Таааак! – прошептала она, приложив ладонь ко лбу, – Илюш, а шизофрения точно не заразна?

– Сто пудов даю! – воскликнула Соня.

– Без понятия, – Илья, правда, не знал, плакать ему или смеяться. Он честно пытался представить, что вот сейчас Алёнка не видит Соню и не мог. И вот скажите кто здесь сумасшедшей.

– Таааак. – в третий раз согласилась с реальностью Алёна, – вот торт, вот деньги, касса там, а посему всё в порядке. Не будем усугублять...

– А, может, ещё печенюшек? – с безнадёгой, попросила Соня у Алёны.

Илья поморщился, понимая, к чему всё приведёт. Сначала печеньки, потом пироженки, а там и до зифирчека недалеко. Короче, за деньгами к кассе бегали ещё три раза, дважды меняя чай и конфеты, естественно, не забыли и про зефир.

Торт несли в две руки. Илья, конечно, джентльмен, но семь килограммов в огромной коробке, пришлось напрячь и Алёну. Набивалась, и Соня, но ей не дали, даже пакет с вкусняхами. Илью ужаснула мысль, что все кругом увидят парящий на высоте сорока сантиметров куль, набитый сладостями. И поэтому она вышагивала впереди как индийский пограничник штата Кашмир, горланя неприличные частушки. Одному богу известно, каким образом мальчишке удалось всю дорогу сохранять серьёзную мину на лице.

Ходили вроде долго, а вернулись ещё до звонка. Из-за огромной коробки из белого картона, торт нипочём не хотел проходить через парадную дверь. Пришлось открывать вторую створку, за это охранник потребовал себе честно заработанную четвертинку, но вступилась завхоз по прозвищу «Гингема», и теперь часть торта нужно нести в канцелярию.

– Илья – это ненормально даже для тебя! – Настя, вышла из-за двери, ведущей на второй этаж, где и пряталась, поджидая засланцев. Её лицо выражало не удивление, не озадаченность, его подсвечивало из нутрии, обычная девичья радость. Широкая улыбка и смеющиеся глаза довершали странное зрелище. – Здесь одного картона рублей на сто.

– Не переживай, четверть придётся отдать в канцелярию, – Илья покосился на Алёну. Вот интересно он один это видит, но та была совершенно спокойна, её ничуть не удивили такие состояние старосты.

– Да таким тортом, наверное, всю школу накормить можно.

– Тише, а то Б-эшки учуют, налетят как мухи и поминай как звали, – снизив голос до заговорщицкого шёпота, сказала Алёна.

– Дайте немного понести.

И обнаружив недюжинную силу, Настя на вытянутых руках внесла торт в класс. Крышку сняли, и спазм восторга поразил её, то есть вздохнуть-то, она вздохнула, а вот выдохнуть не получилось. То, что незабвенный Иван Андреевич Крылов описал как: «От радости в зобу дыханье спёрло». Ситуацию пришлось срочно спасать.

– Насть он был с большой скидкой, – нашёлся Илья, стараясь привести старосту в чувство, – Алён чего молчишь.

– Точно, точно! – подтвердила та, не на шутку испугавшись за здравый смысл ещё одного человека.

Это не подействовало. Растроганная Афанасьева так и не смогла пошевелиться, изучая шедевр созданный местными кулинарами. Из ступора её вывел звонок. За ним потянулся актив. Алёна, накинув на плечи государственный флаг, который хранился в шкафу, рядом с бумажными моделями трёхмерных фигур, встала так чтобы перекрывать обзор всем входящим, чтобы торта не было видно. Первыми явились «Три грации» и примкнувшие к ним Влад и Женька. Лёгкое мановение руки и торт предстал перед их изумлёнными взглядами во всей своей красе. Леночку пришлось оттаскивать за руки, она тут же хотела его попробовать, пытаясь расковырять пальцем место под фигурки.

Следом явились Данила с Игорьком. Этот фокус провернули и с ними. Поначалу они не подавали вида, попросту не поверив, что торт настоящий. Но присмотревшись, резво поскакали искать Петровну, а чего, волынку тянуть, без именинницы всё равно ничего не обломится.

Дети в предвкушении праздника, достали коробки с новогодними игрушками и стали украшать класс для настоящего сюрприза.

Снова послышались быстрые шаги в коридоре. Алёна, пожала плечами, вроде, все уже собрались, но заняла своё место, расставив руки перекрывая флагом видимость. Вошёл Костик Сёмин, торт не удивил его, он даже на него не посмотрел. Действительно, чего удивляться? Что такого необычного в куске хлеба с кремом. Благодаря отцу, что владел большой мебельной фабрикой, он ни когда и ни в чём не нуждался. С детства окружённый, дорогими и совершенно не нужными вещами, он не научился, восхищаться, радоваться, да и попросту что-то праздновать. В его жизни была лишь одна страсть, которой он отдавался целиком, это LOL Eater 2 сетевая игра, покорившая тысячи жителей мировой паутины. А если учесть, что у Кости не могло быть пределов аппаратных мощностей, он признавался лидером, причём не только среди своих сподвижников, но и среди бескомпромиссных антагонистов – фанатов DotA 2. С другой стороны, даже будучи признанным главой, диванно-боевого сообщества, всё равно оставался, по меткому выражению Анастасии «Типичным представителем классного планктона». Правда, однажды он попытался выйти в высшую лигу. Туда, где не заплачут от восторга при виде нового гаджета, где принято бренчать бриллиантами, и ездят не на папиных машинах. Полез куда не стоило и хорошенько получил по сусалам. Не физически конечно, а фигурально. С того момента затаился и стал обхаживать Алёнку Фёдорову, девушку непросто видную, а видную с любого места, поскольку была способна притягивать взгляд, как магнит металлическую стружку, на уроке физики. Плюс многолетняя дружба с Илюхой Вороном, добавила к её природной красоте, ауру таинственности, и непонятно чего в ней было больше от ангела или ведьмы.

Так что не удивить такого семикилограммовым тортом, а вот присутствие здесь Алёны его задело. Он подошёл к ней шепнул что-то на ухо и отвёл в сторону. Соня, заподозрив неладное, пошла, подслушивать. Илья тяжело вздохнул и стал выводить своим каллиграфическим почерком поздравление на классной доске.

Минуты через три Костя попытался взять Алёну за руку, и вновь что-то шепнул на ухо, та усмехнувшись, помотала головой и отстранилась. Как только отвергнутый герой собрался уходить, Анастасия постаралась сгладить острые углы:

– Может, останешься, вон торт, какой раздобыли?

– Некогда мне с вами в бирюльки играть. У меня дела, – буркнул он и торопливо вышел.

– А вот чем игра в бирюльки хуже его DotA! – взвилась Катя. Она хотела было броситься вслед, мстить, за высокомерное отношение к старинной русской забаве. Но не смогла она держала лестницу, на которой стояла Леночка и развешивала мишуру.

– Он из партии LOLа.

– И в чём разница? – заинтересовалась Устя.

– Ни в чём, те же яйца только вид сбоку, – сказал Женька, он действительно не знал отличий.

Класс быстро преобразился из строгого кабинета математики, в место для проведения карнавала. Столы с лишними стульями расставили по стенам. На окна развесили снежинки, на люстры гирлянды из бумажных цепочек, шкафы украсили новогодним дождиком. Как только закончили, в коридоре хлопнула дверь. Это условный знак. Игорёк и Данила старались вовсю, топотом и нарочито громким разговором сигнализировали о приближение именинницы.

Спрятаться дело нескольких секунд, но этого не понадобилось. Эти гаврики каким-то чудом уговорили классную завязать глаза реперской банданой. Мизансцена изменилась. Алёна вновь схватилась за флаг, да и все остальные на цыпочках стараясь не шуметь, выстроились перед столом.

И вот тот сладостный момент, когда позволили снять повязку с глаз, все в радостном исступлении закричали сакраментальное – «сюрприз» и грохнули хлопушки, раскидывая серпантин и конфетти. Лишь Алёна стояла на линии взгляда, закрывая праздничный стол. Одно мгновение, и эпический вид торта открылся во всей красе. Реакция виновницы торжества, оказалась нормальной, она не застыла от изумления, не запрыгала от восторга, она, как и Игорь с Данилой, просто не поверила в реальность увиденного, заявив: «Торт ненастоящий». Подошла поближе и немного рассмотрев, уточнила: «Он сделан из картона и обмазан кремом для бритья». Ну не может, ей на день рождения, перепасть вот такое сказочное счастье. Леночка заявила, что она готова попробовать это папье-маше у всех на глазах, но её вновь оттащили за руки. Дело решила староста, она предложила продемонстрировать чек из магазина. И как не странно маленький кусочек бумаги убедил Светлану Петровну в том, что невозможное возможно.

– Только у нас подарка нет, денег хватило лишь на это, – добавил Илья, пряча чек в карман, чтобы потом похвастать перед домашними, мол, и такие скидки бывают.

– Илюш лучший подарок – это подарок, сделанный своими руками. И это твоя пятёрка за контрольную, а ещё этот почерк, хвостики у пятёрочек, завитушки у троечек. Жаль, что работу в ГоРоНо забрали, я бы такую красоту в рамочку, да в красный уголок. Впрочем, и весь класс постарался. Уделали мы А-шек, причём прямо в начале года, а ведь их специально по фундаментальным предметам собирали. Я этим летом еле, еле, Влада отстояла.

Все расселись, торт доверили резать Даниле и Игорю они ловко располосовали его струной, что дала Устья. Она извлекла её из маленького кармашка рюкзачка, сказав, что использует её как оружие самообороны. Попробовали торт, восторгам не было границ, ведь был он правильный, и ели его правильно, и главное, в правильное время, специально рассчитанное кондитерам. Ведь именно сейчас, его должны были выкатывать на специальной тележке, в тёмный зал под аплодисменты, и в свете бенгальских огней.

– А где-то в далёкой степи мчится на вороном коне девушка в подвенечном платье. Белоснежное на чёрном. Ветер срывает фату, и она медленно парит прямо в закат, касаясь метёлочек ковыля и поднимая оранжевые всполохи пыльцы.

– И всё-таки Алён, с чего ты взяла, что сбежала именно невеста, – вступился за всех женихов страны Женька.

– Так красивее. Представь, по высокой расе несущиеся галопом жеребец масти крыла ворона. Искры блистающих брызг отражают солнце. Белоснежное свадебное платье, в жемчужинах зари, а позади пыль как инверсионный след сверхзвукового самолёта.

– Алён, – Илья со скукой в голосе решил объяснить всю нереальность описанной картины, – в платье неудобно скакать, есть, конечно, специальные дамские сёдла, но на них устанешь быстро, к тому же галопом, этот аллюр лошадь сможет выдержать всего десять минут. И то сдохнет, если недоглядеть.

– Друзья мои, и кого ещё удивляет, что сбежала именно невеста. – Катя поднялась во весь свой богатырский рост, и наставила указующий перст в грудь будущего, по её мнению брошенного жениха.

Илья встал дурашливо раскланялся, и сказал, что мол, Платон ему конечно друг, но истина дороже. Алёна заявила, что Платон наверняка верхами не ездил, и поинтересовалась, где он собственно познакомился с ним, с Платоном. Тут в разговор влезла Леночка, допустив, что у них в палате не только Платоны водятся, но наверняка и Наполеоны, с Бахами есть, не говоря уже о прочей мелочи. Все посмеялись и разговор от, сбежавшей невесты, перешёл на околонаучное не весь что, и неважно, что это, правда или нет, всё скатится в простой трёп ни о чём.

– Кстати, вы знали, что большую часть Земли покрывает вода?

– Прости, что вопросом на вопрос, а кто это не знает?

– Так если знают все, то почему планету продолжают называть Земля, а не Вода!

– Логично. А вы знаете, что если выпить десять литров дигидрогена монооксида, то можно умереть!

– А что за гена мона ксид?

– Это та самая вода!

– А вот почему все любят котиков, а не собак?

– Потому что котики друзья, а собаки слуги!

– Потому что собаки выполняют чей-то приказ, а кошки сами по себе такие прикольные.

– Котики короли интернета.

– А мне еноты больше нравятся!

– Ага, а ещё лисы и совы с филинами.

– К тому же кошки различают только яркие цвета.

– Но всё равно собаки лучше!

Соня вместе со всеми удивлялась, смеялась, и ела торт. Илья взялся ухаживать сразу за обеими девушками как за Алёнкой, так и за Соней. То, что он поставил лишний стул и обращался к нему, как будто там кто-то сидит, никого не заинтересовало. Все знали его, давно и привыкли к его чудачествам. А вот Алёна включилась в игру:

– Сонь смотри! – указала она на печеньки, случайно сложившиеся сердечком. Соня приподнялась со стула, и её лицо осветила улыбкой умиления. И тут Алёна, как будто поймав себя на чём-то невозможном, округлила глаза и приставила указательные пальцы к вискам.

– Что не так? – поинтересовался Илья, он видел обоих, и ничего ни обычного не замечал.

– Тааак. Илюш отсядь, а то мне твои фантазии передались воздушно-капельным путём.

– Алён фантазии не подарить при помощи чихов, и держаться за ручки, тоже мало, только... – Леночка продемонстрировала руку с пятью пальцами, судя по всему, она хотела, по своему обыкновению начать перечислять методы передачи фантазий.

– Только поцелуйчики! – со знанием дела подвела итог Катя.

И веселье покатилось по давно накатанной колее – школьные романы. Главной распространительницей сплетен с начальной школы считалась Катя. Она знала всё, и обо всех, включая параллельные классы, музыкалку и, конечно, родной театральный. Окружающие, не исключая Сони и Светланы Петровны с замиранием сердца слушали истории, наполненные почти шекспировскими страстями. Тем более рассказчица была неоднократной лауреатом, многочисленных конкурсов чтецов, причём как стихов, так и прозы. Все эти драматические паузы, лёгкие недомолвки, недвусмысленные намёки вряд ли кого-то могли оставить равнодушными. Правда, есть подозрение, что больше половины она выдумывала, но зато как артистично и талантливо.

Лишь Илья сидел с отрешённым видом и глядел, на пустой стул. В любой момент ему позволяли быть самим собой, а он, не мог оторваться от Сони, то её радостно светящихся глаз, от улыбки, от лица меняющегося каждую секунду, из-за рвущихся изнутри эмоций. Он всем своим существом ощутил какую-то вселенскую несправедливость, оттого что она так рано рассталась с жизнью, а ведь в ней так много хорошего.

***

От наведения порядка в классе отлынил только Влад, видите ли, у него олимпиада на носу. На носу ничего, кроме очков, конечно, не наблюдалось, но в олимпиаду поверили. Тем более Катя заявила, что знает одну Олимпиаду, в третьей школе, вот точно такую же заучку. Но других изъянов в ней нет и Влада можно смело к ней отпустить.

Убирались дружно и очень быстро, стирая радужную палитру удавшегося праздника. Возвращая всё с головы на ноги приводя кабинет к монохромной строгости математики.

В прекрасном настроении дети высыпали на школьное крыльцо. Солнце клонилось к закату, окрашивая город в оранжевые тона.

– Алён ты домой? – Илья легко сбежал по ступенькам, и обернулся, чтобы предложить руку девушке.

– Нет, мне надо кое-что показать Леночке. Эскиз платья на «Золотую ноту». – Алёна спрятала глаза, и не торопилась спуститься со школьного крыльца.

Леночка, быстро-быстро заморгала, и на цыпочках, поспешила спрятаться за широкую спину Кати, от греха подальше. Все замерли, освобождая пространство для серьёзного разговора. Ведь нарисовать эскиз обычным кирпичом на асфальте, для Алёны дело нескольких секунд.

– А жаль, – грустно улыбнулся Илья, решив, что время для важных слов ещё не пришло.

 

 




Похожие публикации:

Зеркало Глава 6
Приключения вроде бы обычного школьника.
Зеркало Глава 1
Приключения вроде бы обычного школьника.
Зеркало Глава 2
Приключения вроде бы обычного школьника.
Зеркало Глава 9
Приключения вроде бы обычного школьника.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru