"Отпетая волшебница" Глава 17."Цирк – это мир с особыми людьми"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Я хлопнула в ладоши.

Яблоки послушно шлепнулись в подставленные чашки, которые я уже успела поймать. В тот же миг я ловко ухватила зубами тарелку, и в нее немедленно шлепнулась спелая груша, слегка забрызгав сладким соком мой нос. Я по-клоунски поклонилась - раскинув руки и дрыгнув одной ногой. Шквал аплодисментов стал мне законной наградой.

- Как здорово, Джилл! – позабыв про недоверие, радостно вопил Лесли.

- А меня научишь тарелочки кидать? Ты настоящая фокусница! Ой! Я даже песенку вспомнил!

И мелкий певун пискляво, но от души заголосил:

 

Вот тебе задачка: в огороде дачка!
Ну-ка, отгадай-ка, кто ее хозяйка?
В ней живет чудачка – рыжая циркачка!
Рыжая, рыжая, рыжая циркачка!

 

Рональд расхохотался и тут же попытался подобрать мелодию этому музыкальному безобразию. Поскольку гитару наш маэстро умудрился притащить даже в кухню. Подыграв расшалившемуся домовенку, он отставил инструмент и мечтательно вздохнул:

- Цирк! Сколько чудесных воспоминаний связано у меня с ним! Знаешь, Джилл, в детстве я часто убегал из школы на представления, которые бродячая труппа устраивала каждое лето за городом, на зеленом лугу. Учиться музыке я начал уже тогда. Дело это было непростое, и поэтому я отчаянно завидовал клоуну, который лихо наяривал марши и польки на десятке стеклянных бутылочек и одной малюсенькой скрипочке.  Уж ему-то не приходится каждый вечер играть одни и те же гаммы - помнится, вздыхал я. И мечтал, что когда-нибудь сбегу из дома и устроюсь работать в цирк. Хоть кем-нибудь! Можно даже простым рабочим арены. Хотя мечталось, конечно, о звании Короля Шутов или Властелина Воздуха…

- И отчего же твои мечты не сбылись? – поинтересовалась я.

- Оттого, наверно, что их вскоре заслонили другие. Родители отдали меня в школу юных музыкантов, и с тех пор две капризные госпожи - Мелодия и Гармония - стали моей судьбой. Но цирк я так и не разлюбил!

После слов юноши я  почувствовала, что с души у меня свалился камень. Потому что секунду назад уже начинала жалеть о своем скоропалительном признании насчет карьеры циркачки.
Мда-а! Цирковая наездница и настоящая волшебница, выпускница факультета Защиты от Темных Сил… Не очень-то хорошо эти две профессии сочетаются! Но если даже знаменитый музыкант мечтал о сияющем круге арены, стало быть, ничего, из ряда вон выходящего, в моем цирковом прошлом нет.

И я мечтательно вздохнула не хуже Рональда. Все эти разговорчики разбередили во мне кучу счастливых воспоминаний. О шумных представлениях, цветах, летящих на арену, после удачного выступления, громе аплодисментов и, конечно, верных друзьях-артистах. Как они там? Удалось ли им удачно устроиться в жизни? Эх, повидаться бы с кем-нибудь хоть разок!

- Гм! Цирк, цирк…
 Старый Домовой вдруг заерзал на месте, а потом с досадой хлопнул себя по лбу.

- Совсем из головы – вон! Друзья мои, в наш город на днях прибыла одна очень известная цирковая труппа. Об этом даже в вечерних новостях написали.

Фил достал из недр сюртука слегка помятую газету.

- Утром я навестил коллегу-Домового из соседнего коттеджа, и тот поведал мне об этом интереснейшем событии.

- Ну-ка, почитаем, что там о вашем цирке пишут.

Тетушка Бетти нацепила очки и наклонилась над желтоватым газетным листом. Мы с Рональдом тоже с любопытством пробежались глазами по строчкам. Огромные буквы гласили:

«Прославленный цирк Монсератти! Проездом из южной провинции в столицу. Только три представления! Спешите видеть! Вас ждут головокружительные трюки, море смеха и незабываемых впечатлений!»

Тут я вздрогнула и растерянно поморгала, не веря своим глазам. Потому что среди всей этой рекламной писанины и пестрых картинок увидела знакомое лицо! С газетного листа на меня смотрел немолодой мужчина весьма бравого вида. Черная копна тщательно зачесанных назад волос открывала высокий лоб, а под внушительным орлиным носом горделиво топорщились обильно смазанные бриолином усы, напоминая стрелки часов, показывающих без  десяти два. Густые брови нахмурены, а взгляд суров и напряжен. И на клюквенно-красном мундире парадно сияет золотое шитье.

Надпись под портретом гласила:

«Лайон Берт. Всемирно известный укротитель диких зверей. Покажет вам чудеса дрессуры и смертельно опасные номера в окружении голодных львов!»

Я хмыкнула и расплылась в улыбке.
Старина Лайон! Добрейшей души человек, хотя и несколько вспыльчивый. Кстати, своих львов он любит, как родных детей. И скорее сам ляжет спать без ужина, чем позволит им остаться голодными. Эти рекламщики совсем стыд потеряли, раз пишут такую чушь! Однако, как Лайон попал в цирк этого, самого … Монсератти? И знает ли он о судьбе других артистов нашей прогоревшей труппы?
Мне вдруг до ужаса захотелось бросить все и бегом помчаться под полотняный купол, где, наверно, уже все готово к первому представлению.

- Мур-р-рм! Я тоже в цир-р-рк хочу!

Лесли, вдруг обернувшийся котенком, прыгнул ко мне на колени, сладко потянулся и замахал лапками.

- Хочу-у увидеть живых львов! Они все-таки нам, кошкам, бр-ратья!

Я бросила вопросительный взгляд на  Фила и Бетти.

- Ну, конечно, госпожа, вы можете идти! Представляю, как вам хочется вновь очутиться в родной стихии.

Старенький Домовой ласково улыбнулся мне.

- Я немедленно заложу  коляску. Господин Рональд, разумеется, согласится вас сопровождать?

Но музыкант только грустно вздохнул.

- Увы, друзья! Не успел рассказать. Этим вечером у меня новый концерт в городской ратуше. Так что придется вам любоваться цирковыми чудесами без меня. В другой раз непременно к вам присоединюсь.

После этого юноша ушел настраивать гитару и репетировать. А я отправилась переодеться к очередной поездке в город. Очень хотелось не только увидеть представление, но и попасть за кулисы, поговорить с Лайоном, а, может, встретить и других хороших приятелей из былой жизни.

После некоторых раздумий я надела простое голубое платьице с белым отложным воротничком и золотистую соломенную шляпку. Подумала, что выгляжу в этом наряде, как скромная учительница городской гимназии.

Вот и хорошо! Не хватало, чтоб прежние клиенты опознали меня и кинулись за помощью в решении новых проблем. Сейчас мне больше всего хочется забыть о нелепой должности мага-хранительницы и сполна насладиться ярким зрелищем.

 

Представление было в разгаре! Плавная музыка лилась из-под купола цирка на круглую арену, обведенную малиновым барьером. Гимнасты сменяли жонглеров и фокусников, фокусники – клоунов. Акробаты, взлетали с подкидных досок в воздух, кувыркались, проделывали невероятные кульбиты, а потом легко и грациозно приземлялись на арену, посылая публике воздушные поцелуи. Два слона, обвязанные салфетками, чинно поужинали, сидя за накрытым столом, и, королевским движением хобота бросив «на чай», встали на задние лапы и станцевали вальс. Жонглер доказал, что нет таких предметов, которыми нельзя было бы играть, подбрасывая их на воздух и ловя, как ласточка мух, без ушибов и промаха. Семь зажженных факелов взлетали из его рук с легкостью фонтанной струи. Тоненькие девушки в воздушных юбочках раскачивались под куполом цирка, перелетая с одной трапеции на другую.
 Я сидела в первом ряду, не дыша, захваченная яркостью и стремительным движением представления. Лесли, котенком примостившийся на моих коленях,  неподвижно застыл, забыв даже мяукать, и только восторженно таращил голубые глаза при виде очередного немыслимого номера.
Но вот оркестр заиграл веселый галоп, и на арену вылетели всадники на белых арабских скакунах. Кони встали на дыбы, ударил барабан, и наездники понеслись вокруг арены. Вот тут я невольно закрыла глаза, отчаянно желая оказаться сейчас на месте незнакомой девушки, скачущей сразу на двух белогривых лошадях.

Ах, как я была счастлива тогда! Я тоже летела, стоя в седле, улыбаясь публике и широко раскинув руки. Огненные волосы разметались по плечам, алая с золотом туника сверкала в ярком свете ламп, а я перескакивала с одного скакуна на другого так же просто, как люди пересаживаются со стула на стул. Упруго отталкивалась от седла, делала в воздухе сальто, пролетая сквозь обтянутый бумагой обруч, и продолжала свой неистовый полет. Публика ахала, замирала от восторга и разражалась оглушительными аплодисментами. Эх, если бы можно было вернуть это время назад…

Галоп закончился. Кони и наездники умчались с арены, и звонок возвестил антракт. Я решила не пробиваться за кулисы сейчас, а дождаться окончания представления. Тем более  что Лайон со своими хищниками должен был выступать во втором отделении, и мешать укротителю готовиться к сложному номеру  было никак нельзя.

Поэтому я тихонько вышла из шатра, походила туда-сюда по зеленой полянке. Котенок залез мне на плечо и тыкался мокрым носом в ухо, попискивая от восторга и выражая свои впечатления смесью мяуканья и ахов-охов.

Я односложно отвечала ему, мечтательно улыбаясь и предвкушая встречу с хорошим другом.

 

Лайон и его лохматая команда были в ударе! Второе отделение началось под бешеную дробь оркестра и неистовое рычание подопечных моего друга. Десять львов, толкаясь и огрызаясь, выбегали на арену. Музыка играла бодрый марш. Львы рычали, замахивались лапами на укротителя и прыгали сквозь обручи с проворством котят, гоняющихся за клубками. Лайон щелкал бичом и грозно шевелил усами, вонзая свой повелительный взгляд в глаза львов. Под конец львы влезли на тумбы и уселись на них в один ряд, точно готовясь позировать художнику для семейного портрета. Укротитель крикнул: «Ап!» и семейство кошачьих, поднявшись на задние лапы, покружились несколько раз, а затем старательно рявкнули хором, словно требуя аплодисментов с потрясенной публики. Овации не заставили себя ждать. Лайон поклонился, взмахнул рукой и львы, спрыгнув с тумб, гуськом побежали за кулисы. Я приготовилась уже встать с места и потихонечку пробраться туда же. Но объявляющий номера коротышка в красной ливрее неожиданно выскочил на середину арены и петушиным голосом возопил:

- А теперь, почтеннейшая публика, сюрприз! Восходящая звезда цирка, юный укротитель Риан Бесстрашный, покажет вам свое умение! Только у нас! Мальчик против смертельно опасных хищников! Просьба сохранять спокойствие, господа, и наслаждаться представлением!

Оркестр, в который уже раз, выдал барабанную дробь.
Я озадаченно уселась обратно на место. Юный укротитель? Мальчик против хищников?! Это что-то новое! Неужели вечно вспыльчивый, как его львы, и упрямый, как сто ослов, Лайон, наконец-то, нашел себе ученика?

Тем временем, рокот барабана сменила тихая мелодия флейты. На арену, плавно кружась и пританцовывая, выбежали четыре молодых льва. И вместе с ними стройный паренек лет шестнадцати. Он был одет в черную с золотом тунику, высокие сапоги и черные обтягивающие брюки. Рассыпанные по плечам длинные каштановые с волосы    стягивала  на лбу  узорчатая блестящая  лента.
Юный укротитель взмахнул рукой. Львы застыли, как околдованные. Риан изящно поклонился публике. В эту минуту он повернулся к моему ряду, и я разглядела странного мальчишку во всех подробностях.
У него было тонкое аристократическое лицо с высокими скулами и точеным подбородком. Большие глаза необычной миндалевидной формы ярко-синего, даже какого-то фиалкового цвета.
 Юный укротитель бросил взгляд на своих хищников. Его губы беззвучно шевельнулись.
И тут произошло нечто странное!
Голова у меня слегка закружилась, круг арены поехал перед глазами, и я услышала слова мальчика, обращенные ко львам так ясно, как будто он сказал их мне на ухо. Более того! Он говорил с хищниками на каком-то странном певучем, абсолютно незнакомом языке, но я почему-то понимала каждое слово.

- Ава хорта, мэллон-ра! Дарта  лирэ!

- Не торопись, друг-лев! – отозвалось в моем сознании. - Дождись музыки!

Лев склонил гривастую голову, соглашаясь со словами мальчишки.
Я уже ничему не удивлялась.
Нежную флейту в оркестре сменила звонкая труба, дробным стуком рассыпались кастаньеты. И огневая мелодия тарантеллы закружила и зверей, и укротителя в быстром танце.
 Это было совсем не похоже на обычное выступление дрессированных хищников. Никаких  прыжков сквозь горящий обруч, скачек по тумбам и беготни по арене. Львы внимательно смотрели на Риана  своими ярко-желтыми, я готова была поклясться, что полными обожания  глазами и повиновались каждому его жесту. Звери мчались в танце на задних лапах. Легко перепрыгивали друг через друга. Кувыркались в воздухе и выстраивались в живую пирамиду, становясь друг другу на спину. Юный укротитель ласково трепал львов за гривы и даже дул им в нос, а смертельно опасные хищники только жмурились от удовольствия.
 И каждое обращенное ко львам слово загадочного паренька, казалось бы, безнадежно утонувшее в грохоте оркестра, каким-то чудом достигало моих ушей. И мне опять была понятна его тихая, певучая речь. Да что ж за наваждение такое?!

- Тирин, мэллон-ра! Кенирил корон!

- Внимание, друг-лев! Зеркальный шар!

- Какой еще шар?! У меня что – вдруг прорезалась способность иностранные языки понимать? При том, что  лично ко мне эта восходящая звезда дрессуры не обращалась ни разу.

 






Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru