"Отпетая волшебница" Глава 29."С той полночи у дождика беда - он позабыл, зачем пришел сюда"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

- Но теперь все будет иначе, - прошептала я и улыбнулась, вспомнив, как мальчишка с радостным криком рванулся навстречу родителям, а те кинулись обнимать и тормошить его, смеясь и плача. 
- Да, я тоже рад, что малыш Лесли обрел семью, - отозвался Айрелл.

И поймав мой удивленный взгляд, лукаво подмигнул мне: 
- Ты же только что произнесла эту фразу по-эльфийски, Джилл. Разве не заметила? 
- Не-ет, - растерянно протянула я. – Выходит, теперь я на вашем языке даже думать начинаю? Этак недолго и совсем в эльфийку превратиться! 
- Вряд ли это возможно, - серьезно возразил мне наставник принца. – Хотя…

Я должен сказать тебе, Джилл нечто очень важное. 
Он помолчал по своему обыкновению пару секунд, как всегда перед тем, когда собирался с мыслями. И задумчиво продолжил: 
- Мне бы очень хотелось верить, что ты – дочь моего брата. Но я не могу понять, как Велиор мог бросить любящую его женщину.  Мой брат был порой легкомысленным, но  вероломным - никогда! Тогда что же помешало ему вернуться к твоей матери? 

- Может, с ним случилась какая-то беда? – предположила я. – К тому же мне кажется,  он и не знал о том, что  его любимая  ждет ребенка…
- Может быть, может быть…- вздохнул Айрелл. - Однако, я хотел поведать тебе вовсе не об этом. И в легендах и в жизни, Джилл, любовь между эльфами и смертными часто оборачивается печалью, но от этого она становится еще прекраснее. Однако, детям, родившимся от этих союзов, судьбой дарован поистине удивительный выбор. 
- Какой же? – почему-то волнуясь, спросила я. 
- Они вправе выбирать – остаться ли им вместе с эльфами или навсегда уйти в мир людей. Да-да, Джилл! Ты можешь уйти вместе со мной и принцем в наш Лес. Тогда тебе будет даровано бессмертие нашего народа. Но если ты решишь остаться с людьми, то выберешь смертный удел. Хотя жизнь твоя будет куда более долгой, чем у любого из твоих соотечественников. 

- Ох! – я ошарашенно помотала головой. - Спасибо за интересные новости, Айрелл. Но сейчас я не хочу ничего выбирать! Дай хоть выдохнуть после этой битвы у проклятого дерева. И подумать о том, что ждет нас дальше. 
- Конечно, Джилл, - покладисто согласился эльф. - С подобным выбором торопиться не стоит. 
Изумрудные глаза наставника принца вновь сверкнули затаенным лукавством. 
- Но спешу заметить, что во всех наших легендах девушки совершали его, лишь после встречи с настоящей любовью. 
Я смущенно опустила глаза, не зная, что сказать в ответ. С некоторых пор при подобных намеках меня начинало охватывать смятение.  Которое только усилилось, когда к нам подошли Риан и Рональд. 

- Все в порядке, светлая госпожа, - замогильным голосом произнес принц, глядя на меня глазами подстреленного оленя. – Вечером я еще приготовлю господину музыканту целебную настойку из ягод огневки, чтобы окончательно убрать следы клыков злобного холода. 
- Ну, разве я не герой? – читалось в безутешном взгляде принца. - Взгляни же на меня чуть благосклоннее, о, моя Прекрасная Дама. 
- Перетопчешься! – так же мысленно ответила я. 
Не знаю, как уж звучало это «послание» по- эльфийски. Не то, чтобы мне было совсем его не жалко, но воспоминания о своеобразной манере ухаживания наследника эльфийского престола были еще слишком свежи.

К тому же в его возрасте влюбляться полезно! Ничего, попереживает – успокоится. Да и не любовь это у него, а влюбленность, как в ту вертихвостку Аманду.

И я повернулась к Рональду с тревожным вопросом: 
- Так что с твоими руками? 

Юноша преспокойно вытянул ладони и пошевелил приобретшими нормальный цвет пальцами. 
- Пациент скорее жив, чем мертв. Риан – ты отличный целитель! Кажется, теперь я свободно могу дать еще пару концертов. 
- Лучше пойдем, проведаем наших славных Хранителей Дома, - улыбнулся старший эльф. - Должно быть, они уже обо всем переговорили, поплакали, порадовались и ждут нас.

 

В гостиной, как Айрелл и предсказал, царило то, что принято называть «семейной идиллией». Сэм и Нелли, обнявшись, сидели в кресле у камина. Лесли дремал на коленях у отца, а матушка ласково гладила его растрепанные льняные кудри. Расположившийся  напротив Фил умиленно любовался этой картиной. А тетушка Бетти разливала по бокалам нечто алое, дымящееся, испускающее пряный аромат. 
- Я поднимаю этот бокал глинтвейна за госпожу Джилрэйт!  Самую великую волшебницу всех времен и народов! – торжественно провозгласил Сэм, лишь только мы показались на пороге. 
Я протестующе замахала руками. 
- Вас спасли наши мужчины! Я просто рядом постояла. 
- Но ты же пела вместе с нами, - заметил старший эльф. 
- Кто? Я?! Да я и петь-то толком не умею. 
- Значит, пело твое сердце - широко улыбнулся Рональд. – Нет, Джилл, не спорь! Без тебя у нас бы ничего не получилось.
Покорно приняв порцию заслуженных и незаслуженных комплиментов, я получила свой  глинтвейн и с наслаждением вдохнула терпкий аромат. Все пройденные испытания и грядущие невзгоды сразу же отступили вдаль и подернулись туманом. Безумно захотелось продлить это счастливое мгновение и сполна насладиться теплом и уютом дружеского круга.
Рональд подсел ко мне и поднял бокал: 

- За мир, который имеет смысл! За доброту, которая чего-то стоит! И за любовь. За истинную любовь, преодолевающую любые предубеждения. 
Все присутствующие разразились довольными возгласами и немедленно отпили горячего нектара. 
Мы с юношей чокнулись, и в мою уже слегка задурманенную голову пришла неожиданная мысль.
 А что если бы Рональд предложил мне выпить этот бокал на брудершафт? Я бы, наверно, не отказалась. И как он хорошо про любовь сказал…
 Тьфу, опять бред какой-то лезет в голову. Очнись, Джилл! Музыкант твой снова увлекся обсуждением с Рианэлем  различий  техники игры на гитаре и на лютне. Это, как говорится, надолго! Так что выкинь из головы досужие мысли. Гм! Или несбыточные мечты? В общем, выкинь из воспаленного глинтвейном сознания все лишнее и лучше прислушайся, о чем Айрелл беседует с Сэмом. Лица-то у эльфа и молодого Домового не слишком праздничные… 

- И я не знаю, как мы можем противостоять этому… - донесся до меня обрывок фразы. 
- Чему? – решительно поинтересовалась я, шагнув к беседующим и, честно говоря, чуть не свалив при этом столик с зеленой лампой. 

Сэм смущенно взъерошил свои густые каштановые кудри. 
- Мне не хочется прерывать наше веселье, госпожа. Но, похоже, пришла пора поведать всем о том, что произошло в этом доме много столетий назад.

После его слов повисла напряженная тишина. Мужчины отставили бокалы. Тетушка Бетти перестала хлопотать по хозяйству и села рядом с Филом. Старый Домовой ободряюще пожал ей руку. 
- Да, я прошу тебя, Сэм, расскажи им все! – Нелли тихо, но уверенно произнесла эти слова. И взяла на руки сына.
Молодой Домовой встал и вышел на середину гостиной. 
Я почувствовала, что теплая, расслабляющая атмосфера семейного ужина куда-то стремительно испаряется.
Стоящий перед нами маленький человечек совсем не выглядел забавным. Сэм был очень взволнован и предельно серьезен. 

- Много столетий назад, когда Академия Высокой Магии только ввела должность хранителей городов,  в наш Роттервик прибыл ее выпускник.

Им был молодой, подающий надежды маг Эспер Торквуд. 
Звонкий голос Домового, казалось, был слышен в каждом уголке дома. Он говорил спокойно и твердо, чеканя каждое слово. 

- Жители города восторженно приняли своего хранителя. Он был хорош собой, очень обаятелен и весьма талантлив. Вскоре слава о нем разнеслась по всему Роттервику. Господин Эспер, действительно, помогал многим попавшим в беду, давал ценные советы правителям города. И его полюбила самая красивая девушка Ротервика – юная Амелия, дочь бургомистра. Весной, в цветущем яблоневом саду маг и девушка объяснились в своих чувствах, дав друг другу клятву в вечной любви. 
Я вздрогнула, вспомнив картинку, увиденную в магическом кристалле: мужчина в красной мантии и девушка в белом, стоящие под яблоней.

И вкрадчиво спросила Домового: 
- Так значит, этот господин Торквуд был счастлив? 
Сэм отрицательно качнул головой: 

- Нет, госпожа! Он, помимо своих многих благородных качеств, обладал, к сожалению непомерным честолюбием. Свою должность хранителя города Эспер Торквуд воспринимал, как почетную ссылку.

И мечтал вырваться отсюда, чтобы завоевать всемирную славу, а после поселиться в столице. Именно поэтому он откладывал свадьбу с Амелией. 
Господин Торквуд отчаянно желал изобрести новое заклинание, создать сверхмощный артефакт, словом сделать что-то такое, от чего его имя прогремит на всю страну. Тогда  Академия призовет его к себе, признает все заслуги и увенчает титулом Адепта Белой Магии Первой степени. А дальше – здравствуй слава, и роскошный дом в столице, и всеобщий почет и уважение! 
Сэм прервал свою речь, заметно помрачнев. Провел рукой по лбу и продолжил с некоторым усилием: 

- Я не знаю, какие силы повлекли господина Торквуда в те зловещие развалины. Возможно, он рассчитывал обнаружить там какой-нибудь редкий волшебный предмет прошлых веков. Но все вышло иначе. Своей магией он случайно открыл находящийся там портал в Темный мир. И разбудил дремавшее  зло.

После этих слов  эльфы вздрогнули и тут же переглянулись с видом охотников, увидевших добычу. 
- Какое зло? – резко спросил Айрелл. 
- А что за развалины? – одновременно поинтересовался Риан.
Сэм развел руками. 
- Господин Торквуд упоминал про какие-то руины, обнаруженные им в дальнем лесу за его домом. Что же касается природы разбуженного зла… Я не маг и не профессиональный борец с нечистью. Поэтому могу сказать только, что это было нечто древнее и чудовищно могучее. 
- Весь дом тогда словно накрыло темным облаком, - чуть слышно прошептала Нелли. – Мы ужасно испугались за нашего господина. Но хранитель города  испугался, похоже,  еще больше. Потому что он… 
Голос супруги Молодого Домового прервался. Она торопливо вытерла набежавшую слезу. 
- Не надо, родная! О самом тяжелом я расскажу сам. 
Сэм выпрямился. И тихо, со сдерживаемым гневом произнес:
- Господин Эспер струсил. Он пошел на сделку с темными силами. И сказал, что отдаст им на расправу Роттервик, при условии, что сам останется цел. 
- Ничего себе! – пронзительный голос Фила раскатился по всему дому. - Маг сдал Тьме город, где жили доверявшие ему люди, где осталась любящая его девушка! Да он сам в тысячу раз хуже любого злобного монстра! 

Сэм кивнул соглашаясь. 
- Да, Эспер Торквуд совершил страшное предательство! Мы с Нелли пытались воззвать к остаткам его совести. А когда из этого ничего не вышло… 
- Вы попытались предупредить жителей города о грозящей им опасности, - я возбужденно вскочила с места. - Именно эти картины показал мне магический кристалл! 
- Все верно, госпожа. Впервые в истории волшебного мира Домовые восстали против хозяина! Но мы не успели даже покинуть дом. Торквуд призвал Тьму на помощь, и тогда… 
- Можете не продолжать! – печально подытожил Рональд. – Дальше было то проклятое дерево и многолетний ледяной плен. 
Домовой только вздохнул. 
- По горькой иронии судьбы черному колдовству подверглась та самая яблоня, под которой маг-предатель объяснился девушке в любви. 
- И главное, предательство ни разу не спасло труса! – возмущенно заметила Бетти. – Роттервик был разрушен почти до основания. Но и сам Торквуд, насколько я понимаю, погиб. 
- О, да. Что еще раз доказывает: с врагом договариваться нельзя! 

- Но если бы на этом все закончилось – грустно сказала Нелли. – Увы! Тьма насытилась страданиями людей и ушла. Чтобы через триста лет вернуться обратно.






22:27
ух, битвы начались, а ещё предстоит сражение с Тьмой, жду нетерпением продолжения rose

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru