"Отпетая волшебница" Глава 32."Отчего ты живёшь вот так, точно следом всегда погоня?"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

- Айрелл говорит так, словно под командованием у него хорошо обученная армия - грустно подумала я. - А не горстка Домовых, ничего не умеющая девчонка, музыкант и мальчишка-эльф. А что если сам главный колдун ввяжется в сражение?! 
Кажется, я опять подумала вслух. Потому что наставник принца тут же ответил на незаданный вопрос: 
- На наше счастье предводитель темного войска не имеет воплощения в человеческом облике. Недаром, к Торквуду он являлся в виде сгустка черного тумана. А это значит, что все зло он может творить лишь при помощи своих чудовищ. Уничтожим их – и враг окажется бессилен! 
- Тут есть одна большая сложность! – покачал головой Рональд. - Как я понимаю, бой с монстрами придется вести прямо на улицах города. А там как раз в самом разгаре будет  идти осенний карнавал! И мирные люди пострадают. Не говоря уже о том, что от страха большинство горожан может впасть в панику и, пытаясь спастись, начнет крушить все вокруг. 
- То есть нам нужно сражаться с чудовищами во время карнавала, но при этом делать это так, чтобы ни один человек не заподозрил, что в городе идет настоящий бой, - подытожил принц. – И как же, позвольте спросить, нам все это устроить? 
- А пусть все думают, что это – часть праздничного представления! – неожиданно воскликнул молчавший до этого Домовенок. – Мы будем драться, а люди – аплодировать! Как в цирке! 

Я снова вскочила из-за стола. 
- Лесли, ты – гений! Лайон ведь говорил мне, что этой ночью артисты будут выступать прямо на улицах города. Скорее едем в цирк! Ах, если бы мне удалось уговорить тамошних ребят хоть немного помочь нам! 
- Они помогут! – уверенно произнес Риан. - Кто, как не цирковые артисты ценят дружбу, отвагу и взаимовыручку. Едем вместе! Я лично обращусь к каждому из своих друзей! 
Фил вихрем помчался в конюшню. И через пять минут коляска, трясясь и подпрыгивая на выбоинах, стремительно неслась на окраину Роттервика, где пестрели фургончики и стояли цирковые балаганы. 


- Вот такая беда грозит всему городу! – закончила я  рассказ. – Мы не вправе требовать от вас великих подвигов. Теперь вы предупреждены, друзья, и можете немедленно покинуть это место. Но если кто-то согласится остаться с нами и помочь в сражении с исчадиями зла, мы будем рады принять его в ряды нашей маленькой, но бесстрашной армии.
После моей речи на некоторое время воцарилась тишина. Произносила я ее, стоя посреди арены, окруженная кольцом соратников. А все артисты, вместе с директором, расположились на зрительских местах.

Полупустой цирк выглядел немного зловеще. Лишенный освещения купол и верхние ряды тонули в темноте. Редкие зажженные светильники отбрасывали тени на лица циркачей, которые негромко перешептывались, что-то для себя решая. Я не видела выражения их глаз, и очень волновалась, что те, кого я считала своими друзьями, сейчас встанут и спокойно уйдут прочь - собирать вещи и бежать из обреченного города.
Шепот прекратился. Над ареной повисла томительная тишина. 
Ее разбил укротитель. Он встал, крякнул, подбоченился и решительно произнес: 

- Я с тобой, Джилл! Никто не посмеет сказать, что Лайон Берт в минуту опасности трусливо смылся, а вместо него сражались женщины и дети. Рассчитывайте на меня и моих косматых мальчиков, ребята! Мы со львами будем драться! 
- И я пойду в бой! – Фергюс встал рядом с хозяином, воинственно сжимая метлу. – А что? Хватит мне песок подметать и клетки чистить! Пора доказать, что я не только львам на пресловутые котлеты гожусь! 

Произнеся эту тираду, помощник укротителя бросил торжествующий взгляд на Лайона. Тот нисколько не обиделся и с видом полного одобрения крепко хватил осмелевшего парня по плечу. 
  Переглянувшись, братья-акробаты, рослые темноволосые юноши, одновременно шагнули на освещенный круг арены. 
- Мы привыкли ежедневно рисковать жизнью. Пусть теперь наше ремесло  послужит  спасению людей, – твердо произнес старший брат. 
- Старое цирковое поверье гласит:  того, кто предал друга, не будет держать воздух, - добавил младший.- Мы не бросим вас в беде, ребята! 

Длинный, худой фокусник, кутаясь в синий плащ, тоже сделал шаг вперед. 
- Пусть мое волшебство –  всего лишь ловкость рук, оно поможет вам в борьбе с нечистью. Ведь у злых чародеев, как известно, нет ни чувства юмора, ни воображения. 
Вслед за ним на арену спрыгнули два клоуна. 
- Мы столько раз до упаду смешили публику! Пусть теперь эти монстры попрыгают под наши шуточки! 
Все больше и больше артистов покидало места в зале. А на арене, действительно, возникало пусть небольшое и причудливо одетое, но, все же настоящее войско. Дружное, бесстрашное! И веселое, несмотря на все грозящие  опасности!

- Ну, да, – улыбнулась я. - Два чувства нас спасают в жизни - любовь и юмор. Если у вас есть одно из двух, вы - счастливый человек! Если у вас есть оба - вы непобедимы!

- Любовь, – пробурчал Риан. – А что делать тому, чье чувство безответно?

И выразительно глянул на меня. Я сделала вид, что не поняла намека.

- Вот так погибнешь во цвете лет, – продолжал мальчишка. – И даже девушку не поцелуешь…

- Это ты-то не поцелуешь? – тут же возмутился Фергюс. – А с Амандой ты, разумеется, в шахматы играл?!

Цирковые дружно засмеялись, а старший эльф погрозил принцу пальцем.

- Так, дорогие волшебники, – вмешался в разговор Лайон. – Давайте для начала что-нибудь поедим. Как говорится: война – войной, а обед по расписанию. Или ужин. Фергюс! Пока ты у нас не стал великим воином, накрывай на стол! А то что-то мне подсказывает, что гости у нас голодные.

  Я скромно села на край арены, покосилась на Рональда и вдруг подумала, что вот у него, наверное, проблем с девушками не было. А я – уж точно, так и не узнаю: приятно ли целоваться…. Не к Риану же мне обращаться! Интересно, а что у него там было с Амандой на самом деле? Не просто же так его бить-то собирались! Впрочем, будем надеяться, что все закончится хорошо, и все останутся живы. А там видно будет – как жить дальше.

Фергюс быстренько организовал какую-то еду. И позвал нас ужинать. Я взяла свою тарелку, вышла из шатра. И обнаружила на улице музыканта. Он сидел на каком-то бревне, держа ужин на коленях, и смотрел в небо.

- Мне никогда не понять, как ко мне относится луна, – задумчиво произнес Рональд. - Она мне друг, или мы просто оба не спим по ночам? До сих пор не сказала ни слова. Но так смотрит! Если бы люди сидели снаружи и смотрели на звезды каждую ночь, бьюсь об заклад, они жили бы совсем по-другому. Когда смотришь в бесконечность, то осознаешь, что есть вещи намного важнее…

Хм! Это он сейчас о чем? Я вот тоже на него смотрю. Но, похоже, его это не волнует…

- А может быть, луна – это совершенно особенное светило? - негромко спросила я, чтобы обратить на себя его внимание. - Она излучает свет другой природы и питает не дневную жизнь, а ночную, то есть наши сны. 
Рональд немедленно повернулся ко мне. 
- Ты так думаешь, Джилл? Интересная мысль! Мне она очень нравится! Можно написать об этом песню или балладу. 
И юноша снова устремил взгляд в небо, задумчиво улыбаясь и что-то беззвучно шепча. 
Вот-вот! Творческий человек в своем репертуаре! Вдохновился очередным сюжетом для баллады, а на девушку, которая его подсказала – ноль внимания. Я вздохнула и сделала шаг назад. В тот же миг споткнулась, наступив на что-то мохнатое. Истошно орущий зверь выскочил у меня из-под ног, а я шлепнулась за землю, уронив тарелку. 

- Джилл, что случилось? – музыкант быстро подскочил ко мне, помогая встать. 
- Ничего особенного! Просто очередная нелепая неудача! – попыталась бравировать я  и неожиданно для себя громко всхлипнула.

Ситуация и впрямь была дурацкой, но мне почему-то стало до ужаса обидно! И невнимание юноши, и потерянный ужин, и грядущая битва – все это одновременно стукнуло в мою бедную рыжую голову.
Рональд сочувственно охнул и бережно привлек меня к себе. 

- Я понимаю, - тихо сказал он. – Тебе сейчас очень грустно. И страшно.

И непонятно, что ждет нас в будущем и встретим ли мы послезавтрашний день. Поэтому весь мир кажется зыбким, опасным, неустойчивым. 
- Ну, да, - пробормотала я, изо всех сил желая сейчас одного: чтобы Рональд не размыкал объятий. И чтобы никто из цирковых не вышел в этот момент и шатра. 
Юноша ласково погладил меня по волосам. 
- У меня тоже бывают минуты сомнения в собственных силах, доходящие от отчаяния. Но они проходят! А рецепт спасения очень простой. Надо только хорошенько выспаться, или пореветь минут десять, или съесть целую пинту шоколадного мороженого, а то и все это вместе, — лучше лекарства и не придумаешь. 
- Спать пока не хочется, сегодня я уже ревела, а вот мороженое – это здорово, да только где ты его здесь найдешь? 
Юноша хитро подмигнул мне: 

- Мороженого у меня, конечно, нет, но есть вот это! 
Он на мгновение отстранился от меня и жестом фокусника достал из внутреннего кармана сюртука что-то округлое и золотистое. 
- Волшебный шоколадный орешек. Исполняет желания и повышает настроение! Прими этот скромный дар, дорогая Джилл, и больше не грусти! 
- Спасибо. А что же мне загадать? – лукаво поинтересовалась я, разглядывая неожиданный подарок. 
Юноша снова обнял меня. 
- Как это называется, когда у тебя внутри тепло, ты всем доволен и хочешь, чтобы все оставалось, так как есть? – шепнул он мне на ухо. 
- Полагаю, это называется счастьем – чуть слышно проговорила я в ответ, чувствуя, что сердце заходится в неистовом стуке, оттого, что губы Рональда оказались так близко от моей щеки. 

- Тогда загадай, Джилл, чтобы мы были счастливы… 
Увы! Он не успел договорить... Потому что в эту секунду какое-то хвостатое создание сорвалось с крыши балагана, радостно вереща, выхватило у меня из руки орех и исчезло в наступающих сумерках. 
- Кики, поганка! –  бессильно завопила я вслед наглой мартышке. - Только попадись мне, надеру, как следует хвост! 
- Да-а, Предсказамуса из меня не вышло, – грустно констатировал факт Рональд. - Но это опять же не повод впадать в бездну печали. Во-первых, Джилл, ты сейчас съешь мой ужин. Возражения не принимаются! А во-вторых, потом мы с тобой немного прогуляемся вдоль этих живописных фургончиков и таинственных клеток. И ты расскажешь мне, что за удивительные звери живут в вашем цирке. Мне кажется, что они немного волшебные, раз умеют считать, играть в мяч и танцевать на арене. А ночью им снятся самые невероятные сны! 
- Какие же? – поинтересовалась я. – И давай прогуляемся сейчас. Ужин никуда не денется, а твоя любимая луна, которая так красиво освещает двор, скоро зайдет за горизонт. 
- Дрессированным собачкам снится, что они стали знаменитыми учителями в собачьей школе – увлеченно вещал Рональд, пока мы, взявшись за руки, шли вдоль клеток. - Львам Лайона снится большая, выжженная солнцем саванна.

А вот слону сейчас снится, что он танцует вальс. 
- Вальс? Ты уверен? 
- Абсолютно! Послушай, он даже вздыхает во сне на три такта.
- Между прочим, этот знаменитый танец никак не удается бедному обладателю хобота, - заметила я. - Илза, дрессировщица, старается, как может, но пока что ее слон танцевать вальс так ни разу и не сподобился. 
- Так мы его научим! – уверенно заявил музыкант. - На собственном, конечно, примере. 




Похожие публикации:

"Отпетая волшебница" Глава 14."Вышел месяц из тумана…"
Домовенок предлагает поиграть в прятки, но игра заканчивается неожиданно.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru