"Дорога без начала и конца" Глава 13. "Мы будем жить с тобой в маленькой хижине на берегу очень тихой реки"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Реализм

А дальше начала сбываться  детская мечта о мире славного Зверобоя и отважного Кожаного Чулка.
Каноэ причалило к берегу. Мы увидели  высоких стройных людей, одетых, как  Антачи, в замшевые  куртки,  украшенные  разноцветными шнурками и кисточками. Не сговариваясь, мы с Элис вскинули вверх правые руки жестом   приветствия. С берега нам ответили тем же. Два крепких «индейца» уже тащили специально для нас, как для почетных гостей,  какое-то подобие паланкина. В нем нас торжественно пронесли по всей деревне до самого типи великого вождя.
Навстречу нам вышел очень высокий мужчина с точеными чертами смуглого лица, широкими плечами и длинными русыми с проседью  волосами, заплетенными вместе с хвостами горностая в косу. Голову его венчал убор из настоящих черно-белых орлиных перьев. Поверх одежды из оленьей кожи на нем было красивейшее шерстяное зеленое  покрывало. Он стоял, скрестив руки на груди, с видом человека, привыкшего повелевать. Рядом с ним остановился высокий, тонкий юноша, совершенный его двойник по чертам лица и одежде, за исключением покрывала – у юноши оно было ярко-красное. И на голове не было орлиного плюмажа.
Великий вождь Туал Мигуон первым сделал шаг нам навстречу.
-  Да пребудет с вами благословление отца Сол! – торжественно произнес он, - Пусть мои дочери приветливо встретят Поющий Цветок. А мы с Воином Света поговорим наедине, как подобает вожакам своих племен.

У входа в типи  появилась женщина, а за нею три девушки. В нарядных  костюмах, и все  очень красивые. Светлые, как лен, косы переплетали стебли  горного вьюнка с ярко-синими цветами. Жена Туола протянула руки навстречу нам и произнесла нараспев:
- Мы приветствуем вас и открываем для вас наши сердца.
Я искренне поклонился. Женщина бесшумно откинула шкуру,  служившую дверью,  и жестом пригласила меня войти.  А ее веселые дочери стайкой окружили Элис и куда-то повели.
Я вошел в типи и просто онемел от изумления.  Жилище вождя и снаружи было на редкость красиво – с расписными стенами, на которых было изображено много солнц и разных планет, а также медвежьи  и волчьи головы. Однако внутреннее убранство говорило  о таком тонком вкусе, что я только головой озадаченно покачал.  Типи  стояло на чистой, сухой, коричневой земле леса,  застеленной  шкурами разных животных – светло-бурого медведя, лисицы, серебристого волка и барсука. С опорных шестов свисали костюмы из прекраснейшей оленьей кожи, кожаные ноговицы, рубашки, мокасины и все это было расшито  с настоящей роскошью. Не менее дюжины  костюмов украшала бахрома из горностаевых хвостов на рукавах и на отворотах рукавиц. Сбоку на полу лежала топка разноцветных шерстяных одеял и целая гора пушистых звериных шкур.
Королевским жестом Туал указал мне на нее.  Я плюхнулся в шкуры, напряженно думая:  о чем же собирается беседовать со мной этот суровый молчаливый вождь?
Он присел рядом. Достал длинную трубку, не спеша набил ее какой-то травой, и затянулся. Белое колечко дыма медленно поплыло вверх и зависло под потолком типи.
- Два огня горят в сердце Воина Света, - произнес вождь  внезапно.
И я почему-то вздрогнул от этих слов.
Туал Мигуон отвел в сторону руку с трубкой. Он смотрел вперед спокойно и бесстрастно. Мне показалось, что сейчас он видит нечто незримое глазам простого смертного.
- Один огонь – его прошлое. Воин Света считает себя недостойным своих великих предков. Это не так. Однако, Воину еще только предстоит познать себя.

Откуда этот «индеец» знает о моих предках? И о моей проблеме с проклятой «наследственностью»?!
Тень улыбки скользнула по чеканному лицу вождя.
- А второй огонь –  женщина. И это прекрасно! Воистину  лишь того можно назвать настоящим  мужчиной, чье сердце обожгла радость и боль истинной любви.
Я опустил глаза, чувствуя, что краснею, как школьница.
Туал продолжал, как ни в чем не бывало:
- Я умею немного смотреть в будущее. Там я вижу много тьмы. Много дыма. Но и свет отца Сол вижу тоже. Ты будешь счастлив, Воин Света. Тебя ждут удача и верность той, чей лик в твоем сердце.
- Я не очень понимаю, о чем вы, - помолчав, отозвался я. – Но, спасибо  на добром слове. Надеюсь, все у нас так и получится.
Вождь приветливо кивнул мне и встал.
- Сегодня вечером будет великий потлатч. Раздели с нами трапезу, Воин Света.  И прими наше приглашение на празднество.
Антачи уже объяснил мне, что слово «потлатч» на местном диалекте означает «дар».  Жители леса так называют большой праздник. Его устраивает вождь  племени в честь дня летнего солнцестояния. На этом празднике он награждает своих воинов, которым выпала особенная удача в охоте или рыбной ловле, даря им одеяла, красивую одежду или оружие. А главное событие этого праздника  -  танцы. Причем тот, кто исполнит свой собственный оригинальный танец –  мужчина, женщина или ребенок - будет награжден из рук самого вождя.

День выдался очень теплым,  поэтому обед приготовили на открытом воздухе. Таит, жена Туала Мигуона, показала Элис, как разжигать огонь  даже в ветреную погоду.  Под укрытием типи, с подветренной стороны, между двумя шестами под поперечиной, на которой висит над огнем глиняный горшок. Главной едой «индейцев» было жареное мясо, бодрящий настой из трав и пресные лепешки. А также вкуснейшие грибы. Мы с легкостью проглотили несколько порций.
После обеда девушки опять увели Элис, чтобы показать ей чудесные вышивки и орнаменты, сделанные на оленьих шкурах. Мужчины пошли готовить дрова для ночных праздничных костров.  А я решил пока прогуляться по индейской деревне.
Там царила веселая суматоха. Кто-то уже тащил охапки хвороста. Кто-то вытряхивал и проветривал шкуры. Девушки несли целые корзины ягод для праздничного угощения.
Чтобы не путаться под ногами у занятых своим делом людей, я отошел подальше в лес. И сразу же наткнулся на мальчишку лет девяти, закутанного в волчью шкуру. Он прыгал по поляне, что-то выкрикивал и размахивал руками. Сначала я решил, что парнишка играет в охотника. Но потом понял, что он сочиняет свой собственный танец. Я осторожно сделал шаг назад.  Сухая ветка хрустнула под ногой. Мальчик тут же вздрогнул, прекратил кружиться и испуганно оглянулся.
- Извини, приятель. Не буду тебе мешать,  – поспешно сказал я.
Он застенчиво улыбнулся. Я вспомнил, что видел мальчишку возле типи вождя, когда его семья вышла встречать нас с Элис.  У паренька были светло- русые волосы отца и карие глаза матери.
- Тенас хочет исполнить Танец Волка на потлатче.
Шепотом сказал он мне.
- Но пока никто не должен об этом знать.
- Я никому не скажу!  Слово Воина! – уверил его я.
Мальчик серьезно кивнул и снова закружился по поляне. Я  пошел дальше, по узкой, но отчетливо видной среди травы  тропинке и вышел на берег озера. Закат окрасил его воды во все тона алого и золотого. На лесные дали уже опускалась синеватая сумеречная дымка. Тянуло прохладой. И в высоком вечереющем небе зажглась первая звезда.
Я сидел на траве, наблюдая величественную пустынность  и уединенность, разлившуюся над этими берегами. Все было прекрасно. И я почувствовал такую любовь к этому миру, словно он принадлежал по рождению мне, а не лесным жителям, унаследовавшим этот мир от своих предков.

За спиной раздался тихий шелест шагов. Я обернулся.
Элис стояла, улыбаясь и кивая мне. Одетая так, что я просто ахнул! Длинная, расшитая какими-то сложными узорами рубашка-туника. Ожерелье из речных раковин. Изящные, украшенные бахромой сапожки. И витой кожаный шнурок с висюльками, перехватывающий густую копну вьющихся волос.
- О чем ты задумался, мой вождь? – напевно, подражая своим лесным подругам, произнесла девушка.
- О том, что сегодня ты необыкновенно прекрасна, о моя белая скво! – торжественно ответил я. – И о том, что было бы здорово так и остаться на этих диких прекрасных берегах. Жить здесь, охотиться,  ловить рыбу, петь песни и плясать у костра звездными ночами. И забыть навсегда наш злой и несчастный двадцать первый век.
Элис подошла ко мне совсем близко.
- Ты, правда,  так думаешь, Себастьян?
В синих лесных сумерках мне показалось, что от ее лица исходит легкое сияние.
Сзади раздалось деликатное покашливание. Мы обернулись.
- Великий вождь велел передать, что потлатч уже начинается.
С легкой улыбкой произнес Антачи.
- Дети Леса будут счастливы услышать песни Поющего Цветка.


Весь берег озера озарился десятками костров. Они отражались в воде, а искры улетали в бездонное, пылающее холодным звездным пожаром небо. После обильного ужина из отварного лосося и каких-то необыкновенно вкусных «салатов» из моллюсков и  водорослей Туал Мигуон произнес приветственную речь, пригласив всех желающих начать свои пляски.
Никогда я не забуду великолепное зрелище, которое мне случилось наблюдать в течение нескольких часов.
Молодые мужчины и женщины выделывали одну за другой необыкновенно  красивые фигуры, мягко скользили в танце, а их украшения из ракушек  весело побрякивали в такт каждому движению, каждому изгибу и повороту их тела. И бешеная музыка, которую исполняли индейские барабаны и трещотки из корней деревьев, звучала то таинственно, то печально, возносясь к вершинам гор и замирая в венчавшей их лесной полосе из гигантских пихт.
Наконец, в круг танцующих вышел знакомый мальчик.
- Тенас! Тенас, сын Туола!  - зашептались все вокруг.

На пареньке  уже был роскошный костюм из оленьей кожи, на который, его мать, должно быть, потратила много дней и ночей, а серебристая шкура волка висела у него на руке.
- Вы оказали мне, еще мальчику, большую честь, о великие воины, - прозвучал в тишине его звонкий голос. – Тем, что позволили мне участвовать в великом празднике. Я постараюсь  танцевать  хорошо и понравиться вам.
Он накинул волчью голову на свою, завязал передние лапы у себя под подбородком и ступил на просторную  круглую песчаную площадку, находившуюся между сидящими зрителями и горящими кострами.
Не знаю, насколько хорошо танцевал мальчишка. В хореографии я никогда  не разбирался .  Но мне казалось, что с каждым шагом сын вождя все больше перевоплощался в волка, которого изображал. На паренька нашло вдохновение, и получился поразительно точный, прекрасный портрет дикого бродяги северных лесов.
Бесшумной крадущейся походкой Тенас мчался по кругу. Десять минут, не меньше, он кружил и пел, потом вдруг присел на корточки, запрокинул голову, обернулся к востоку и завыл, как волк, на   луну, которая как раз в этот миг показалась из-за темной тучи.
Его песня и причудливый танец волка закончились. И тут же все зрители, как один, громко закричали:
- Тенас-тайи! Тенас-тайи!
Мальчишка выпрямился и скромно улыбнулся. Отец встал рядом с ним, благодаря сына за редкостное зрелище. Мать обняла Тенаса. Ее глаза  сияли гордостью за своего ребенка. От соседнего костра прибежали сестры, чтобы поздравить братика. И при взгляде на это счастливое семейство, в моем сердце  снова вспыхнуло отчаянное желание остаться здесь! Зажить простой жизнью честного воина  из этого племени.  Я ведь прошу от судьбы так немного -  только покоя для себя и Элис!
Погруженный в свои мысли, я не сразу заметил, что девушка отошла от меня. По знаку жены вождя встала возле костра и достала гитару. Полилась тихая, задумчивая мелодия:

 

 




Плывут немые облака,

Светла дорога,

По ней, прозрачна и легка,

Скользит пирога.

Скользит пирога над землёй

В лучах рассвета,

И мальчик спит в пироге той,

Похож на лето.

 

Он спит, не ведая, куда

Несет теченье,

И жизнь не радость, не беда,

А приключенье.

Рука не трогает весла,

Несёт пирогу,

Вода прозрачна и светла,

И слава Богу.

 

Сойдется тихая река

С рекой познаний,

И образуется река

Воспоминаний.

И покачнется тяжело

Его пирога,

И он возьмется за весло,

И слава Богу.

Он поплывет через моря

И океаны,

И он увидит, как горят

Сердца и страны.

Ночей и будней штормовых

Случится много,

Но он останется в живых

И слава Богу.

 

 

Пирога по небу парит

В седую просинь,

В пироге той сидит старик –

Похож на осень.

Рука не трогает весла,

Несёт пирогу,

Вода прозрачна и светла,

И слава Богу.

Притихшие зрители слушали этот вечный рассказ о человеческой судьбе и предназначении.  И о том, что сделав один раз шаг в широкий мир, останавливаться нельзя! Как бы тебе ни хотелось спрятаться от жизни на самом уютном берегу, полном тишины и шелеста листьев.
Мигали красные огоньки костров, освещая мерцающим светом извивающиеся фигуры,  кружащиеся  в танце среди множества каноэ, вытянутых на берег, и курящихся дымом типи.  А над всем этим с безоблачного неба светили  миллиарды  незнакомых звезд.



Похожие публикации:



10:19
как красиво! bravo читаю на одно дыхании. А стихи о жизни солнышка такие тёплые. Благодарю вас за радость rose
11:12
Спасибо большое за такие добрые слова! angel Вечером выложу новые главы)))
13:12
Благодарю, буду ждать с нетерпением rose

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru