Полезная информация
Большая императорская печать
Автор:
Таня Мочульская
Жанр:
  • Фэнтези

Большая императорская печать

 

 

 

 

 

 

Три тени склонились над столом, пытаясь вытрясти из кошеля душу. Одинокая медяшка нипочём не желала покидать убежище. Ей казалось, что стоит уступить, над ней станут смеяться, как до недавнего времени два надутых от важности шиллинга. Не сложилось. Хозяева настояли на своём. Монета звонко брякнула о стол и, весело станцевав джигу, затаилась, прикинувшись золотым.

– И это все! – не поверив гнутому грошику, произнесла первая тень.

– Негусто, – отозвалась девичьим голосом вторая. – И это из-за того, что хозяйство ведётся ни к чёрту.

– Нет! – Взвилась третья, – это потому, что кто-то много ест.

– Покажи этих ужасных людей? – потребовал первый.

– Хватит глумиться! Я про вас! Один Рыцарь бродячего балагана, целыми днями пролёживает бока и всё, чем занят – сочиняет любовные мадригалы.

– Начну с того, что я странствующий паладин дерзновенного образа, – невозмутимо поправил товарища первый. – Я Валькион фон Цоллерн острие копья немезиды, честь и слава Латцена, гордость Раутонберга и окрестностей, палач горных троллей, гроза серых гарпий и страх…

– Другая, – прервал геральдический бред третья тень и, заметив, что девушка вертит в пальцах монетку, быстрым движением вырвал фартинг, – то ли светлая мнящая себя тёмной, то ли…

– Я ведьма!

– Коли так, то чего мы такие бедные. В деревне она первый человек, привороты, зелья, микстуры разные – сварила и на рынок. От молочной ягнятины рыло бы воротили. Да на одних дрожжах и сырной закваске живут не хуже чем мастера счетных машин. Или…

– Не умею! Родители отдали в обитель к Францисканцам учиться на волшебницу.

– Её навыки вдалеке от цивилизации совершенно бесполезны – высокопарно подтвердил юноша, – ни виман, ни дилижансов, ни камней Матура Фия. Одна необразованная деревенщина.

– А ты бы на охоту сходил! Без толку, слоняющиеся рыцари только ей и живут. Оленины месяц не видели.

– Друг мой, что ты говоришь. Всё съестное в округе знает, на болоте живёт ужасный демон, свирепый как пещерный тигр, неукротимый как чёрный буйвол. Одно имя – Эмидриэль потрясает столпы мироздания. И когда солнце…

– И не наша вина, что местные крестьяне, в отличие от дичи, тебя в грош не ставят! – Перебила льстивый панегирик девушка. – Говорят: на других болотах – то черти, а нашего не боимся нисколечко. Ничуточки. Ни на мизинчик. А в доме после вчерашнего даже на облатку не наскрести. От каши один топор остался.

– Потому что всё сожрал твой дракон! – Взревел демон, над его головой между пеньками от рогов, проявилась алая корона в языках пламени, – ночью, в одну пасть. Крошки не оставил.

– Представь сколько нужно сил, чтобы взлететь даже с такой хрупкой грацией, как я. – театрально, словно играя Каламбину, произнесла то ли ведьма, то ли волшебница.

– Да он меньше кошки, как ты планируешь на нем порхать. Метёт все, что не прибито гвоздями. Кусается. Плюётся огнём. Грызёт что ни попадя. И слова не скажи, нагадит в сапоги.

– Давай сорвись на крохе!

– Если бы не вы двое… – из багрового марева над головой стали проявляться рога.

– Вот ты и рассердился, – поспешил разрядить обстановку Валли, – уже бивни проступили. Минут через двадцать они отвалятся. Мы их сложим в кладовку. Но что произойдёт с твоим желудком? Он станет трубить как боевой мамонт, требуя еды. А откуда мы её возьмём? Если конечно, милая Риза не раздобудет, в деревне что ни будь съестного.

– Да дорогой, – девушка тоже поняла, что погорячилась, за кашей недоглядела именно она, – и не беспокойся, мы не оставим нашего любезного хозяина голодным.

– Вы прям парочка молодожёнов, – остывая, поддел девушку Эмия.

– А что? Я хороша как рассвет в тихую погоду, – ведьмочка взяла под руку рыцаря и состроила умильную гримаску, – а Валли красив, умён и обаятелен.

Демон сдержал усмешку. Его друг смущённо взирал на внезапные знаки внимания.

– Ладно, некогда с вами лясы точить. Надо поторопиться, а то голодать нам до завтрашнего утра.

Риза подхватила сумку с кожаными ремешками по краю клапана и большой серебряной пряжкой. Спрятала в ней три холщовых мешочка и, напевая себе под нос вульгарный мотивчик, поспешила на рынок. Валли вышел следом и, обескураженным взглядом проводил добытчицу до поворота. Затем обернулся к Эмия, попытался что-то сказать, покачал головой и развёл руками.

***

Где-то месяц тому как, в дом на болотах, где прожигал жизнь огненный демон Эмидриэль, пробралась очаровательная грабительница. Её приманил чудесный запах жаркого. Утром в деревенском трактире, как и харчевне на рынке ей заявили категорическое нет, но желудок с этим не смирился и бурчал как рассерженный чайник. В берлогу бывшего обитателя ада она влезла через слуховое окно на чердаке, где её отловил бдительный сэр Валькион, что с полгода злоупотреблял добрым сердцем хозяина. Тогда незадачливая разбойница заявила, что она ведьма по имени Риза, что голодна, и печёный окорок как нельзя кстати. Ей ответили, что угощение есть, но не про её честь. Тогда девушка сказала, что вообще ничего говорить не будет, если её немедля не накормят. Ехидные приятели согласились сыграть с пленницей в молчанку, и пошли лакомиться печёным мясцом. От голода юную ведьмочку спасла мелкая тварь, что откликалась на Рури. Крохотный дракончик вынырнул из-за синапса и перегрыз верёвки на руках хозяйки и та, вооружившись ножом и вилкой, ворвалась в гостиную, и набросилось на ароматно пахнущую оленину. Рыцарь, с демоном смекнув, чем это может кончиться, присоединились. Несколько минут и от задней правой ноги благородного животного ничего не осталось. Особенно отличился дракоша, съев, не меньше половины. Но незваных обжор не спровадили со двора и они прижились. На невиданное гостеприимство повлиял непревзойдённый талант, то ли волшебницы, то ли ведьмы, по опустошению деревенских огородов.

***

Если вы молоды, и не обременены тугим кошельком, а в животе пусто и кишки сводит от голода, идите на рыночную площадь. Оглянитесь сколько возможностей. Немного удачи и в руках калач с маком, спелое яблоко или груша, а если повезёт и колечко краковской. В помощь – придирчивые покупатели, очаровательные матроны с корзинами и вездесущие нищие-попрошайки. Шум, гомон, суета, и дразнящие запахи из ресторации у ратуши. Так что не зевайте, а коли попались то с разбега в толпу и летите сломя голову, пока несут ноги. Но и по эту сторону синапса не без урода. В деревеньке Требель по непонятной причине, все вывернулось наизнанку. Мясник – месье Поль раздобыл амулет от тёмной пелены и отвода глаз. Булочник Ганс нанял в услужение – алхимика недоучку, а толстая Марта, заметив Ризу, хватала большую рыбину и начинала угрожающе раскручивать над головой. Девушку здесь знали и как бы помягче – недолюбливали.

– Что с ними не так? – бубнила под нос ведьмочка, – Попробовать хамон – плати, откусила персик – «А кто за тобой его доедать будет». Плюшку даже пощупать нельзя. Скажи такое абрикосник маме, сожрал бы эту незрелую сливу вместе с косточкой, и радостно принял бы на постой роту рейтар от папы. Рыбу не трогай, к колбасе не подходи, калачи не нюхай. «Дыня спелая – мамой клянусь». А я не святой Пётр чтобы всем на слово верить. Товар надо оценить, пощупать, назубок попробовать.

Ризе не повезло, не помогли ни пламенная речь с места глашатого, ни угрозы от имени Эмия, ни печальные глаза. Крест на стараниях разжиться чем-то на рынке поставила попытка стащить крохотную тыкву с прилавка зеленщика. Пришлось лезть через забор и проверять нижние огороды. Итог: кочан молодой капусты, три луковицы, пучок петрушки и мелкий редис. Хотелось ещё спаржи, но на вой собаки стали собираться люди.

Начало лета. Первые тёплые деньки. Девушка бойко вышагивала по лесной тропинке, корзина не тяготила, набег не удался. Переступив границу владений у серого камня, остановилась, тяжело перевела дыхание и тут же в голову постучалась детская глупость, о том, что в каждом печальном вздохе растворяется крупица счастья. Поэтому все старики такие грустные. По привычке бросила взгляд на почтовый ящик. Откуда письма? Кто вспомнит о чёрте выгнанного на землю за бесконечные споры с иерархами преисподни? Но там что-то беленьким чернело. Рука судорожно дёрнула шпингалет, дверца откинулась. Внутри изящно вырезанного из цельного куска гранита ящика, лежал свиток, скреплённый малой печатью Эрцгерцога бергского.

Сколько боевых мамонтов, отдали богу душу, что демон верхнего ада попал в рассылку канцелярии, не известно. Убедившись, что земля не затряслась, а хляби небесные не разверзлись, девушка сломала сургуч. Пробежав глазами свиток, слегка взвизгнула и вприпрыжку кинулась к хижине.

***

Дверь чудом не сорвало с петель, Риза вихрем вскочила на стол и, размахивая пергаментом над головой, принялась отбивать каблуками первые такты танца счастья. На неё обратили внимание.

– Только не пой, – взмолился Эмия, закрывая уши.

– Почему? Да пусть голосит, иначе её разорвёт в клочья, как двух футовую гранату, пущенную крепостной бомбардой.

– Смейтесь! Ничего не омрачит сегодняшней радости, – воскликнула девушка и запела, сразу сорвавшись на фальцет.

Отчего танцуют ведьмы в полночь у костра?

Оттого что есть закуска и стакан вина,

Оттого что светят звёзды и луна полна,

Оттого что радость жизни выпита до дна.

И если чёрту удалось, защитить себя от скрипучих воплей, то его друг стойко выдержал очередное поругание над самим понятием – музыка. Сжатые кулаки позволили сохранить твёрдость и Валли лишь слегка поморщился.

– Ладно! Я не сержусь! Открывайте уши и слушайте, и не говорите, потом Риза умная она всё знает, – и, приосанившись, изображая герольда, ведьмочка продолжила: – возвращаюсь сегодня из деревни. Если вы хотите найти жадных людей, что…

– Ближе к делу, – предложил Эмия.

– Да. Полезла через забор, я ещё по дороге туда приметила неплохой кочешок…

– Она за что-то нам мстит?

– Я думаю – просто глумиться.

Девушка поджала губки, закрыла глаза и досчитала до десяти. Успокоилась. И с деланной лаской спросила:

– Так с чего начинать?

– С радости, что заставила пуститься в пляс на столе и вновь подвергнуть бесчеловечной пытке прекрасным вокалом.

– Да и очередной истории о набеге на деревенские огороды мы тоже не переживём. Ты каждый день таскаешь у них капусту.

– Как лопать щи так вы сразу…

– И всё-таки! – Пресёк склоку на корню Валли.

– Вот! – Риза показала свиток, – нашла в почтовом ящике.

– Ты сломала печать на реляции эрцгерцега? – ужаснулся Эмия, беря в руки как бесценное сокровище послание, из самой столицы.

– Подумаешь! Ничего особенного малая печать и роспись не алхимика, а канцлера, – фыркнула девушка, – ты читай, а сумму вслух.

– Двести пятьдесят тысяч гиней. – На выдохе произнёс демон и замер.

– Что там? – Валли осторожно вытащил пергамент из рук окаменевшего Эмия и зашептал одними губами. – Властью данной богом – это понятно. Осеняя своей милостью – тоже пойдёт. А вот – великий дракон Веберфлюг ворвался в замок Шрёк, перебил гарнизон, пожёг сено нещадно, съел всех лошадей, похитил большую императорскую печать и удалился восвояси.

– Я так поняла, зажился хвостатый!

– Избавлюсь от вас. Построю замок у моря. Рыбалка – чёрт мечтательно закрыл глаза, затем хлопнул по плечу друга – да и тебе свадебный заклад неплохой соберём. Сватов к графу зашлёшь или даже герцогу.

– План простой находим, отбираем печать и дамой. Если не отдаст, мылим холку.

– Давайте поторопимся, а иначе уведут кубышку.

– Нет. Такого шанса спровадить вас не упущу! – радостно рыкнул демон, и рыцарю. – Командуй!

– Риза, овощи на огонь, поедим сытыми. Эмия собирай в дорогу вьюк, не забудь красное одеяло, по ночам ещё прохладно. А я наточу шпагу против драконов самое то.

Демон удалился в чулан и начал деловито чем-то греметь. Юная ведьмочка водрузила кастрюлю на плиту высекла искорку и раздула пламя. Валли взял шпагу, похожую больше на рапиру или даже кончар, придирчиво осмотрел и принялся править кончик кухонным точилом.

Не прошло четверти часа, по дому поплыл чудесный аромат свежего супчика. Риза довольная собой удалилась на свою половину и сразу вернулась с зеркалом, некогда разбитым в приступе ярости Эмией и взялась наводить красоту.

– Почему никто не замечает, какая я милая? – спросила она у отражения, поправила на поясе кинжал, бросила быстрый взгляд в спину юноши, продолжила: – воротник рубашки вытягивает шею. Чанчиры с сапожками удлиняют ноги, косая выточка подчёркивает высокую грудь. А убрав волосы наверх, я покажу плечи и оттеню зелёные глаза.

– Как жаль, милая, что у тебя, нет хвоста, – разбил модный базар Эмия, притащив здоровенный седельный мешок, – он идеально высветил бы крутизну…

– Резать штаны в самом пикантном месте, ну уж нет!

– А ты говорил, что наша принцеска ради блеска от кутюр готова на всё, – хохотнул чёрт, вновь прячась в чулане.

– Так тебе нравится? – Риза бросилась к рыцарю. – А что именно?

Паладин дерзновенного образа, покраснел и, попытался отгородиться спиной, вновь принявшись шкрябать клинок камнем. Девушка оперлась на плечи юного идальго локтями и попыталась заглянуть в лицо. Тот спрятался за нахмуренные брови.

А что тебе не понравилось? – вкрадчиво поинтересовалась ведьмочка.

– Не пойму о чём ты? – буркнул Валли.

– Взгляни, как будет лучше с синей или авроровой?

Бедняга с трудом перевёл дыхание и ушёл в глухую оборону, отнекиваясь на любой вопрос. Супчик доходил укутанный в шерстяной плед и девушка, то ли от безделья, то ли от вредности взялась донимать Валькиона. Тот же усердно скрёб шпагу, давя из себя с какой-то грустью, «Не мешай», «Ничего», «Отстань», «Не знаю».

***

Солнце неторопливо ползло в зенит. Трое всадников выехали на Хегенский тракт и припустили лёгкой рысью.

– Куплю фибулу, как у принцессы Августы, – лишь выбрались на мощёную дорогу, Риза протиснулась между спутниками и принялась препарировать их девчачьими мечтами.

– А почему не булавка от Костэр? – вставил Валли, когда ведьмочка на секунду замолчала.

– Как можно! Сапфиры не подходят к моим глазам.

– А ещё вопросец, ты чего не летишь на драконе, – влез Эмия с ехидной улыбкой, – этот гадёныш столько сожрал, что без проблем сможет домчать до любой ангельской башни.

– Зачем мучить фамильяра, ехать недалеко. – Вступилась Риза за питомца, – к тому же я ведьма.

– Тогда чего не летишь на метле?

– Сто раз говорила – не умею, училась на волшебницу, – буркнула девушка и, стараясь поменять тему, указала вперёд, – вот поворот за ней гора Арами, а дальше поляна…

Неплохо Францисканцы географии учат!

– Управление камнями Матура Фия на дилижансах основной хлеб волшебниц. Причём заметь с толстым слоем русской икры.

А где живёт наш любезный дракон?

Эмия покосился на рыцаря, тот пожал плечами.

– У кого письмо? – осторожно, боясь прикоснуться к реальности, поинтересовался Валли.

– А разве не у тебя? – чёрт озадаченно почесал основания рогов, – ты ещё сказал – «Письмо взял».

– Ничуть не бывало! Я у тебя спросил – «Письмо взял?».

– Тааак, – протянула Риза. – Давайте вспоминать название скалы с пещерой.

– А чего вы на меня уставились, – ощетинился Эмия, – нам демонам сложно запоминать человеческие названия.

– А как дракона зовут?

– Что-то знакомое, вроде Меберхрюк.

– Скорее Горденкрюк.

– Что вы мелете, нет таких имён.

– Что поделать академиев не кончали…

– Во, во, мы рубим, крошим и шинкуем.

Молчание зависло весёлым щебетом свиристели. И спросить не у кого, слева ячменное поле, справа косогор с вековыми буками.

– Да ладно! Отловим кого-нибудь и допросим с пристрастием. «Молот ведьм» мы уже проходили.

***

Свиток действительно остался забытым на столе. Всем оказалась не до него. Валли терпеливо сносил игривую болтовню Ризы. Девушка старательно выдумывала новые темы для общения. Эмия суетился и всех подгонял. Ближе к полудню в деревенскую конюшню подтягивались безлошадные крестьяне, посему стоило поторопиться. Было у него кое-что предъявить. В день, что навсегда изменил жизнь, Эмия выторговал у старины Асмодея гарантийное письмецо на любое количество лошадей. Без него он нипочём не желал покидать адские чертоги и цеплялся рогами, что тот баран на мосту. Верховный лично явился выпроваживать и после получасовой перепалки сговорились на: охранной грамоте, медном амулете, трёх шкурах чёрного козла, копыте единорога и двадцати гинеях в придачу. Эмия распихал трофеи по баулам, и ещё долго топтался на границе синапса, приводя присутствующих в бешенство.

Новое пристанище искать не пришлось. В предместье города Зуль, где он ступил на благословенную землю, на рынке деревеньки Требель ему нахамил болотный тролль. Забияка понадеялся на силу и рост, но дубина – плохая защита от двух огненных бичей. Хижина, что досталась по наследству, не впечатлила и всё же Эмия остался. Поначалу крестьяне исправно несли десятину, время ещё не смыло красок кровавого избиения тролля. Но с каждым прожитым днём ручеёк иссекал и к моменту нашего рассказа на лесном алтаре появлялись лишь крохи что, по едкому замечанию Ризы, сразу склёвывали воробьи.

Конюший служка, заметив гостей, замер словно увидел широкую улыбку Медузы Горгоны. Эмия потряс у него перед носом пергаментом, с оттиском копыта Люцифера. В ответ мальчишка захлопнул глаза, выдохнул и, не сходя с места, прикинулся мёртвым. Пришлось самими искать лошадей по стойлам, выводить, седлать и вьючить.

– Как всё просто! – восхитилась Риза, – заходи, бери что хочешь.

– Душа моя не забывай, что при нас демон огня и пламени, потрясший основы миропорядка, по ту сторону синапса. Дерзновенно бросивший вызов самому…

– Но-но не надо мне бузу гвоздями к двери прибивать. На лошадей у меня документик имеется. – Чёрт вновь показал свиток подписанный лично Верховным. – Ладно, поехали, а то не одни мы такие дураки, на дракона, да поутру. Часок протянем, и налетят как мухи на варенье.

Кавалькаду возглавил Валли, как лучший наездник, за ним Риза, Эмиия как самый грозный в арьергарде. Ехали шагом, узкая деревенская дорога не располагала к скачке.

Конюший Бруно вылез из сенного короба. Отряхнулся. Горесно вздохнул и утёр рукавом скупую слезу.

– Совсем оголодали, – прошептал служка, – на конину перешли.

– Пропали лошадки. Мурку жалко изведёт её бесноватая.

– Да бог с ними, – проговорил подошедший кузнец Ганс, – чёрт уехал. Мельник Фриц нашепчет барону. На следующий день стук в дверь. Открываешь, а там мытарь.

***

А вот ещё случай, – Риза не умолкала ни на секунду, Эмия хмурился, Валли благожелательно улыбался, – я, рыжая Берта, Михаэль алхимик…

– Дорогая, вы с ним в контрах, – поправил юноша. Демон с опаской поглядел на друга.

– К тому времени трижды помериться успели. Так вот…

– Сдаётся, мы заблудились, – не выдержал чёрт.

– Что за глупость! – это Вестгальский лес, в миле скала Рони, дальше пещера Веберфлюга. Не переживай, я слежу за дорогой.

– Меня бесит, что мы едем в никуда.

– Да друг мой и это правильно, ибо, не зная цели, любая дорога верна, – невпопад сумничал Валли.

– О чем и речь, так и до столицы…

– Не получится она другой стороне. – Риза большим пальцем указала за спину. – А что до дороги, опросим первого встречного, как учит святая инквизиция.

– Да, конечно! Они дураки нам на глаза попадаться, увидят издалека и в кусты. Кстати, – Эмия шумно втянул воздух носом, – один сейчас в ракитнике прячется.

– И ты молчал? – взвилась юная ведьма.

– А никакая овца…

– Друзья мои довольно, – назидательным тоном остановил очередную ссору рыцарь, и шагом подъехал к придорожному кусту. – Любезнейший, мы не причиним вам зла, выходите на дорогу.

В листве завозились. Скрепя и треща прутьями кустарника на тракт выползла ветхая телега, запряжённая пегой клячей, возницей – старик неопределимого возраста.

– Сдаётся мне прекрасный день? – начал беседу Валли.

Дед открыл рот, но так и не выдавил из себя ничего. Риза неодобрительно покачала головой.

– Старый кто такие драконы знаешь?

– Да.

– Поблизости есть?

– В двух шагах.

– Где?

Крестьянин дрожащей рукой указал по направлению дороги.

– Свободен.

Щёлкнул кнут, и рыжая кобылка рванула что есть мочи.

– Дорогая, ты его застращала до полусмерти. – Пристыдил девушку Валли.

– Так пугает инквизиция, экзорцисты из ордена Калатравы и стоящий на пороге имперский фининспектор. А это – просто поговорили по душам. И всё узнали. Злодей прохлаждается в скале Рони.

***

Базальтовый утёс возвышался как титан, как непобедимый воин. Вокруг цветущий луг. Лёгкий ветерок.

– Ни окон, ни дверей… – подвёл итог разведки Валли, трижды объехав скалу.

– Это логово дракона, – напомнила юная ведьма, – они и в дымоход домой заходить могут.

– Ну, так что, навестим охальника? – кровожадно усмехнулся Эмия и уже рыцарю. – Командуй!

– Риза лезь к вершине и скинь верёвку, а ты мой рогатый друг помоги нарядиться к случаю, ограничусь кольчугой, в схватке с зубастыми крокодилами, важна скорость и манёвр.

Риза сняла с седла моток верёвки подошла к утёсу и стала присматривать маршрут. Затем отвлеклась на возню за спиной. Валли раздевшись до панталон, указывал чёрту на ватный актеон. Стройное мускулистое тело в лучах полуденного солнца. Девушка с трудом сглотнула и, покрываясь красными пятнами, бросилась на другую сторону скалы.

– Что зажился зубастый?! – завопил Валькион.

Риза высунулась из убежища и, обнаружив обоих товарищей одетыми, подошла ближе.

– Да! – поддержал демон, и над его головой показалась алая корона.

– Кранты тебе хвостатый! – Рыцарь принялся вращать шпагой, разминая кисть.

– Вы чего? – удивилась такой свирепости Риза.

– Дорогая. Этот дракон лично мне не сделал ничего плохого.

– Мы добрые, можно сказать, интеллигентные люди – багровый туман над Гловой Эмия стремительно растворялся, – и не можем просто так ввалиться в прихожую к незнакомцу и угрожать его здоровью.

Девушка недоверчиво поглядела на обоих и, подняв руки, робко потрясла крохотными кулачками.

– Ура.

– Да! – Коротко рявкнул демон, – порвём рогатого на портянки.

– Жаль имени не знаем некого в эпитафии упомянуть, – Валли состроил злобную гримасу. – Эмия сбивай бичами чешую с пуза ящерицы, ну а за мой не заржавеет.

Оба издав вопль боевого мамонта, хлопнулись ладонями, и принялись колотить себя кулаками в грудь.

– Надо же, взрослые и почти интеллигенты, – прошептала Риза и чтобы не заразиться, поспешила отойти в сторону.

Скала не выглядела неприступной. Дикий виноград, небольшой карниз, трещины, ближе к вершине ступеньками плоские уступы. Стоило поторопиться. А то извечные издёвки над тем, что она ничего не умеет, насмешки над милым Рури и гадкие намёки на метлу, и камень заставят плакать. Девушка ухватилась за плеть лозы и принялась карабкаться вверх. На высоте четырёх ярдов пришлось сменить курс, благо справа виднелся гребень, она переступила и потянулась. Сначала, на первый взгляд, надёжный уступ посыпался под ногой. Затем лоза в левой руке потянулась робкой канителью. Катастрофу довершил камушек под правой, что претворялся оплотом спокойствия. Нелепое положение. Риза зависла как паук переросток, с лапами, стремительно расползающимися в разные стороны. Звать на помощь? Тогда прощай репутация, причём на всю оставшуюся жизнь. Отчаянно захотелось плакать.

***

Простите, а зачем вы лезете на скалу? – послышалось со спины.

Маленькая девочка в жёлтом платье и с большим розовым бантом подкралась незаметно. У её ног крутилась молоденькая козочка. На вопрос обернулись все, даже Риза ухитрилась вывернуть шею и рассмотреть пигалицу. Малышка, столкнувшись с кровожадными взглядами, округлила глаза, пискнула и боязливо съёжилась, испуганная коза кинулась к ней на руки.

– Великий дракон Веберфлюг живёт не здесь, а в пещере. – Робко проговорила кроха, указывая куда-то мордой мохнатой подруги.

– Мы знаем! – нашёлся Валли.

– Тренируемся, – поддержал товарища Эмия, – драконы они опасные такие…

– Изучаем местность, где можно устроить засаду, – добавила из последних сил Риза.

– А почему лезть вверх, там всё вымощено брусчаткой.

– В военном деле не всё так просто…

– А вы сумрачный чёрт или… – девочку не интересовали ответы.

– Я демон ада.

– А как прошли синапс? – и уже рыцарю: – А где герб и девиз? А почему волшебница…

– Я ведьма! – Воскликнула Риза.

– А почему не летаете на метле?

Девушка взвыла от невозможности накрутить уши нахалке.

– Дорогая не стоит переживать, на этот утёс влезем в следующий раз, – Валли подошёл к скале выставил ногу вперёд и надел маску добродушия. – Не оскорбит ли ваше чистое сердце, моё дерзновенное предложение помощи. Не вымажет ли это несмываемым позором…

– Хватит картуазить, – прервал друга демон, – хочется покончить с делом засветло.

Рыцарь пожал плечами, подошёл ближе и крикнул:

– Прыгай! Ловлю!

Риза лёгким пёрышком спорхнула в объятия паладина дерзновенного образа и пристроила ватные от перенапряжения руки на его плечи. Валли тоже не спешил спустить девушку на землю. Он не мог отвести взгляда от её изумрудных глаз.

А почему у вас рогов нет, а просто пеньки? – не унималась девочка.

По эту сторону синапса они появляются, только когда меня расстроит. Если…

А где их храните, когда отваливаются?

– Прячу под кровать.

– Вы спите? А что едите по утрам?

– Маленьких детишек задающих много вопросов.

Девочка уставилась на козу, высматривая в ней несносную болтушку затем оглядевшись по сторонам, выдала:

– Дядя чёрт смотрите, они целуются.

Рыцарь мгновенно поставил Ризу на ноги и, отскочив ярда на два, наигранно бодрым голосом принялся командовать.

– Дракон найден! Всем приготовиться к атаке. Эмия где твои боевые бичи? Дорогая выдай девочке фартинг за ценные сведенья и вызывай Рури.

Риза достала последнюю монету из кармашка и вручила пигалице. Та вернула на землю козу, и внимательно осмотрев медяк, спрятала в складках юбки.

– А почему…– начала девочка, но под взглядом Ризы осеклась. Затем словно прочитав её мысли, схватилась за уши и осторожно стала пятиться в сторону едва заметной тропинки.

***

Дорогу нашли быстро. Да и как пройти мимо. Гранитная мостовая, коновязь с душистым сеном и статуи грифонов у входа. Зыбкой тенью портала в преисподнюю манили ворота. Они возносились четырьмя ярдами окованного красной медью морёного дуба, и поражали сумрачным великолепием.

Да тут не заперто! – хихикнула Риза, просовывая руку в решетчатое окно и откидывая засов. – Не день, а именины сердца!

– Но разве достойно…

– Не нуди, – перебил друга Эмия, – пошли, устроим ящерице сюрприз.

Пещеру дракона чьё имя так и не вспомнили, вырубили в сером базальте. Наверняка не обошлось без гномов. Строгие готические колоны, парящие своды, филигранная точность орнаментов. Всё завораживало и давало понять, хозяин непрост.

Риза зажгла ангельскую свечу, принюхалась и уверенно повела товарищей за собой. Почти сразу впереди мелькнул огонёк. Тоненькая щёлочка света слегка приоткрытой двери провела в святая святых любого замка. В огромной зале, освещённой сотнями свечей, здесь, сияли, блестели, сверкали, несметные сокровища. Золотые монеты в три слоя покрывали пол, справа громоздились слитки, слева, на изящном столе короны усыпанные алмазами. Посреди всего этого великолепия нелепо завалившись на спину, лежал дракон, он потешно перебирал лапами, фыркал и дёргал хвостом.

Это золото! – шепнула Риза. – Что делать будем?

– Вообще-то, это великий дракон, – силясь что-то вспомнить проговорил Валли, – он предпочитает человеческое обличие.

– Здесь денег в сто раз больше чем вознаграждение. – Задумчиво произнёс Эмия, – вернее, это ровняется тому, сколько мы сможем унести.

– Давайте нападём на него сейчас, он страшно закричит, – Риза стала изображать несчастного, – израненный, весь беспомощный такой, лежит и стонет нам вслед «Не-ет!». А мы гордо уходим в закат, не забыв прихватить, что поценнее.

– Как можно? – возразил рыцарь – Это недостойно имени фон Цоллернов. Надо его разбудить бросить в лицо обвинение, прибить к позорному столбу фактами, одержать славную победу и тогда уже в закат. Не забыв, конечно, о золотишке.

***

Всё верно Валькион вёл род из древнего, но потерявшего влияние при дворе дома фон Цоллернов и не в его правилах искать лёгких путей.

С раннего детства не чураясь рыцарских забав, в семнадцать попал на войну. Отличился в походе на горных ведьм. В сражении у Гросс-элау отстоял стяг эрцгерцега. При осаде Ауэрбаха первым влез на стены за что получил в дар десять гиней. Но после разгрома у Чёрной скалы к неудовольствию семьи вернулся домой. Будучи четвёртым отпрыском отца, ему не светило ничего даже племенной рыжий кот достался третьему брату. Наудачу, недалеко, у озера, подросла невеста. Гертруда что соседи метко окрестили «Жабий бородавкой», «Лежалой тыквой» и «Лунным кошмаром», произвела на кавалера чудовищное впечатление. Но делать нечего. Валли сдался. И всё вроде уладили, но на счастье, отец потребовал, раз уж залога нет, то хотя бы подвига. Новоиспечённый жених украдкой перекрестился, продал боевого коня, и покинул отчий дом.

Долгое время Валли слонялся по эрцгерцегству, не в силах заставить себя убить даже безобидного тритона. И вот удача. Проезжая близь города Зуль он узнал – на болотах обитает настоящий демон ада. Рыцарь трижды протрубил в рог и кинулся на его поиски. В деревушке Требель ему указали дорогу.

К хижине рыцарь вышел на рассвете, в полном доспехе даже наплечники не поленился надеть. В руках любимый моргенштерн. Что ещё надо для встречи доброго дня. Шорох справа, – уловка, хруст слева – ни на того напали. Тяжёлое дыхание за спиной. Резкий поворот. В пяти ярдах чёрт с таракотово-смуглой кожей и отпиленными рогами, прижимает палец к губам и кивает на что-то. Кем-то оказался славный поросёнок фунтов на сто. Безрогий жестами объяснил, что отрежет свина от калитки, а рыцарю поручил не пустить хряка в лес. Валли двумя движениями ответил, что умрёт, но не даст зверюге ни шанса. Чёрт слегка свистнул и кинулся в атаку. Порося, задорно визжа, отчаянно сражалась за жизнь. И когда показалась, что ему улыбнулась удача, немилосердная звезда варварского оружия раскроила череп несчастному животному. Демон ловко подвесил свина за заднюю ногу над мясницкой колодой и начал пристально его изучать. Валли поросёнок тоже понравился, но долг превыше всего!

– Я здесь чтобы…

– Подожди! Я неделю мясного не ел. Как думаешь, что из него сварганить?

– Набить гречей с луком и запечь.

– Рулька хороша к пиву.

– Это само собой! Матушка их на углях томит.

– У нас в аду варили, часов по пять, вместе с грешниками.

– Я слышал на Руси, молочных поросят с хреном подают.

– А что это такое?

– Не знаю, но всегда мечтал попробовать. Наверняка сладкое что-то вроде мёда.

Они ещё долго обменивались рецептами и воспоминаниями, а поросёнка запекли с чесноком и шпинатом, гречи в доме не оказалось. Хорошо поев, поединок перенесли на завтра.

На следующий день пошли в рощу по грибы, затем на болота за морошкой. Снег выпал, как и положено в декабре. Валли порывался покинуть гостеприимного хозяина, но каждый день таил сотни новых дел и отъезд постоянно откладывался.

***

Потише ты разбудишь чудовище!

– А как мы узнаем, где печать?

– Да пёс с нею! Письма разослали всем. Представь, сколько дураков сейчас сюда мчится.

– А вот ещё план, – Влез Эмия – дракон небольшой, разбудим, накостыляем, отберём печать, и в закат пойдёт он.

– Отчего все мальчишки такие забияки? – делано возмутилась Риза, сноровисто разворачивая холщевые мешочки, что всегда таскала с собой, – у меня всё готово.

– А как же рыцарская честь. Поступи так наши имена посыпят пеплом позора.

– Сделаем иначе – посмеются над тупостью.

– Лучше золотой в кармане! Чем поймают, нафаршируют и подадут на стол в запечённом виде с яблоком во рту. Надо торопиться!

– А хотите, я решу? – спросили низким голосам из-за спины. – Кому идти в закат, и кто останется с золотишком.

Дракон перевернулся на живот и пристроил голову на передние лапы.

– К бою! – скомандовал рыцарь, обнажил шпагу и встал в центр позиции. Под левую руку подстроился Эмия, достав прямо из воздуха два огненных бича. Из тени выскочил Рури. Трижды пискнув, на мгновение увеличился до размеров собаки, и тут же сдулся, но не утратил боевого духа. Оскалился и трижды сплюнул огнём. Риза, отступив на шаг, ласкалая руками фаэрбол, доводя его до жёлтого цвета.

Минуточку, – буркнул дракон, неуверенно уселся на задние лапы, нащупал в куче монет большое серебряное блюдо. Поднёс к глазам. Поморщился. Лизнул розовым языком, то место, где видел отражение, и вновь постарался сфокусировать взгляд. Не получилось. Отбросил мутное зеркало. По-стариковски пошамкал ртом и жестом попросил начинать.

– Довольно бесчинств, дитя порока, настало время…

– Друг мой не говорите красиво – прервал дракон,– я не успеваю уследить за вашей куртуазной речью. Попроще, пожалуйста. Что вам надо?

– Ты ворвался в замок верховного мага и перебил гарнизон.

– Похитил большую печать и вылил на мостовую две бочки королевского эля.

– Выбросил в пропасть, запечённого быка и сквернословил нещадно.

– Хенрих – верховный Маг, – с мукой в голосе произнёс дракон, – живёт в башне, причём один, если не считать нахального мальчишки, что прислуживает за столом. И печать я честно выиграл в кости, и заметьте, не применил ни одного шулерского приёма.

– И мы должны поверить в этот бред, мерзкий ящер.

Проблемы вашего восприятия мира меня не интересуют. И не зови меня тритоном, да ещё мерзким, я в этом обличии лишь сражаюсь да страдаю когда мне плохо. Моё имя Веберфлюг. В честь гигантского волка, которого также обманывали и мучили мелкие людишки.

Так вот Веби гони печать! – взяла на себя труд вести переговоры Риза.

– Не кричи. Голова раскалывается, – дракон принялся осторожно ощупывать правый рог, – откуда вы взялись? Я что вчера ворота не закрыл. Говорила мама… И с чего ты зовёшь и меня Веби.

– Довольно дитя ада…

– Вообще-то, великие драконы спустились с луны, – шёпотом поправил друга Эмия, – из-за синапса здесь только я.

– Это не считается, тебя оттуда выставили.

– Небось ты и там… – включилась Риза начиная очередную склоку.

– Перестаньте орать, – со слезами в голосе взмолился дракон.

– Ещё бы зубастый за рогатого.

– Смертная, – взорвался демон – что ты знаешь…

– Хватит! – взревел дракон, блеснув огнём глаз – забирайте печать и уходите.

Две медных пластинки с хрустом вошли в толщу монет на добрый дюйм. Валли нагнулся и принялся их раскапывать.

– Тогда ещё этот сундучок! – потребовала Риза, указывая на ларец красного дерева.

– Ты чего творишь? – прошипел рыцарь, – я вспомнил кое, что о великих драконах из толстой книжки.

– Здесь ещё есть чем поживиться. – Не поняв намёка, отозвалась ведьмочка и во всю мощь лёгких, – ты злой и страшный дракон.

– Стоит ли нарываться? – Эмия тоже заподозрил неладное.

– Правильно. Слушай чёрта, умные вещи говорит. Вы получили, что желали теперь, проваливайте.

– Хочешь, чтобы все узнали, – девушка скорчила лисью мордучку, – что ты похитил меня из, отчего дома и держал как пленницу?

– Да что ты такое несёшь?

– Хочешь сказать, что я уродина?

– Нет! Это я в человеческом облике красив как бог! И мне приходится прятаться от чрезмерного внимания момзелек.

Риза поморщилась и оглянулась по сторонам в поисках нового плана. Увидев Валли, она метнулась к нему и, выхватив шпагу, ткнула её кончиком в горло.

Ты чего? – вырвалось у Эмия. Рыцарь побледнел. Веберфлюг приподнял правую бровь.

Коль жизнь не имеет смысла, то придётся попрощаться с ней. – Риза откинула голову и захлопнула ресницы.

– Ты чего творишь?! – повторил Эмия.

Девушка открыла один глаз и пробормотала в сторону:

– Давлю на жалость.

– Не получится, – дракон услышал слова сказанные шёпотом, – мне всё равно, что станется с вами. Но коль решила посчитаться с жизнью, то сойди с моего золота, кровь плохо оттирается.

– А вот нет! Прям здесь горло перережу. И всё вымажу ядовито красным.

Дракон сквозь боль состроил кроткую мину, желая посмотреть, как она это будет делать. Риза смерилась с поражением в битве, но не в войне.

– У вас так много золота, – запела она лилейным голосом.

– Да не то слово, – поддержал юную авантюристку Эмия – по-моему, в императорской казне меньше.

– И сколько лет вы его собирали? – включился Валли.

– Это золото бабушки, она любила меня и передала его как наследство.

– Да – нараспев проговорила Риза. – А позвольте узнать, а бабушка так же блестела чешуёй, как и вы?

– И не надейтесь меня обмануть.

– Почему ты такой гадкий? И не хочешь поделиться крохотной толикой…

– Вы ввалились без стука. Орёте как ненормальные, – начал перечислять обиды дракон, – А я пожилой у меня правнуки на крыло встали! Голова болит! А вы всё не уходите!

– Детям не нужны деньги они хотят свободу от последствий поступков! И золото не леденец, разгрызть не получится.

Веберфлюг слегка окосел от услышанной ахинеи. Затем прикрыл глаза лапой и взвыл:

Господи да берите что хотите! Только выведите эту сумасшедшую!

– Ура! – взвизгнула Риза.

Ведьмочка бросилась к сундучку. Дракон пытался заплакать. Не получилось. Лёг на брюхо и стал закапываться в монеты.

– Ты чего? – шепнул Эмия, заметив, что Риза стала набивать ларец золотом.

– А что? Он сам сказал, берите, сколько унесёте. На мешки и греби, время не терпит.

Потише, – взмолился Валии, и уже Веберфлюгу, – мы немедля уходим.

Риза с оглушительным звоном высыпала, из сундучка набранные монеты, и кинулась к кубку с алмазами и принялась перекладывать его содержимое в ларец. Причём стараясь выбирать покрупнее.

– Мои брильянты! – застонал дракон.

Рыцарь и демон, не сговариваясь, подскочили к Ризе и, ухватив за шиворот, волоком потащили к выходу. Та, пристроив на живот добычу, принялась нагребать на себя монеты, прихватывая всё, до чего могла дотянуться.

И не возвращайтесь, – растирая горючие слёзы, бормотал Веберфлюг. – Мерзкие людишки. В следующий раз я съем вас, пьянчугу мага и эрцгерцога с его чёртовой печатью.

***

Смотрите сколько денег, – восторженно верещала Риза, вышелушивая из складок одежды монеты и рассовывая их по холщевым мешочкам. Затем надев на голову корону, что подцепила походу. Красуясь дважды прошлась – словно к алтарю, и задала любимый вопрос: – Разве я нехороша?

– Ты прекрасна, спору нет, – подтвердил Валли, – но мне кажется, мы поступили неблагородно.

– Главное, неглупо.

– Сколько всего купить можно. Тебе, новую шпагу. Эмии кристалл, красный карбункул, например. А если деньги кончатся, вернёмся, и надеюсь, милый Веби нам не откажет.

– У меня предчувствие, что всё это…

– Ты говоришь как моя мама, – фыркнула девушка. – Не нуди. Жизнь только налаживается.

– Смотрите, с севера что-то приближается.

В лучах прошедшего зенит солнца, между небом и землёй неслось тёмное пятно. Риза вздрогнула.

– Вот как надо метлой управлять! – поддел её Эмия.

– Быстрее ветра! – восхитился Валли.

– Нет, не может быть – прошелестела побледневшими губами Риза – как она меня нашла.

Ведьма заложила крутой разворот, пронеслась над коновязью и, слегка испугав лошадей, спустилась на брусчатку привратной площади. Эмия состроил гримасу недоверия, Валли лёгкого интереса, Риза спряталась за спинами товарищей.

Широкополая шляпа, острые иглы зелёных глаз, амулет заклятья луны, на плече чёрный кот. Ведьма причём не из последних.

Какая удача, что я вас опередила, – с облегчением проговорила женщина, – Не стоит беспокоить владыку.

Как ты меня нашла! – не показываясь на глаза, пискнула Риза.

Прослышала краешком уха, что трое сумасшедших пошли на Веберфлюга, и кинулась на выручку.

Стоило волноваться? Немного ли чести, для полинялой ящерицы. Вон Мур от такой гонки окоченел.

Учиться лучше надо, – в голосе ведьмы прорезался металл, – Веберфлюг величайший дракон по эту сторону синапса, силён, мудр, красив. Благородный Густав ван дер Гогенлоэ собрал баронов в Раушене, готовит большой поход.

Зачем отдали в волшебницы?

– Мала ещё, понимать, что тебе хорошо, а что плохо. – С раздражением сказала женщина и для того, чтобы успокоиться, перевела взгляд на Валли. – Вы догадались? Я мать Еризоветы, Мирожанна де Мирайде. Простите за тот ущерб, что моя дочь могла нанести вам.

Рыцарь церемонно поклонился.

Я Валькион фон Цоллерн, – коротко представился юноша.

Рада видеть отпрыска столь знатного рода.

Я демон верхнего ада Эмидриэль. – чёрт и изобразил улыбку.

Тот самый, что Асмодей изгнал из ада за глумление над сатанизмом?

– Скорее мы просто не сошлись характерами.

– Милая вылезай, – ласково позвала дочь ведьма, – что это у тебя на голове?

– Это моё!

– Малая корона Леопольда второго, – одними губами прошептала женщина, – так вы уже были в пещере?

– Да ваша милость, – признался Валли, – вот печать.

Ведьма приняла символ императорского достоинства и дрожащими руками спрятала в сумку. Затем присмотрелась к Ризе.

– А ещё раздобыли сундук алмазов и золото много, в три мешка еле влезло. – На одном дыхании выдала та.

– Вы убили Веберфлюга? – вскрикнула ведьма, в ужасе закрыв ладонями лицо.

– Не пугайтесь так. Он жив. У него сильно болит голова – может с желудком нехорошо, или почечные колики.

Ведьма повернулась на восток, сняла шляпу и трижды размашисто перекрестилась.

– Слава богу, а то кто границу с горными ведьмами держать будет. – Указала на дочь, – милая мы возвращаемся в столицу…

– Я останусь здесь!

– Тебе учиться надо.

– Я не хочу в волшебницы.

– Довольно ребячиться и думать только о себе. Так нужно семье и короне.

Девушка шумно шмыгнула носом и вышла из-за широкой спины Валли. Одним быстрым движением ведьма сорвала корону с головы дочери.

– Спасибо, что присматривали за этим несносным ребёнком, – Мирожанна де Мирайде надела корону на голову рыцаря. – С этим при дворе сможете претендовать на графское достоинство. А земля – дело наживное. Прощайтесь.

Демон пнул мешочек с золотом, тот отозвался мелодичным хрустом.

– Не переживай треть твоя. У меня всё честно как у эльфийского менялы.

Девушка подошла к рыцарю, заглянула в глаза.

– Не думала, что вот так доведётся прощаться, – затем скосив взгляд на матушку, добавила: – но, сдаётся, скоро увидимся. Так что не скучай…

Недоговорив, юная авантюристка кинулась к вратам пещеры. Ведьма вскочила на метлу и бросилась в погоню. Догнав Ризу, ухватила её за локоть и, усадив за собой, почти вертикально ушла в небо.

– Она такая же красивая как её мать. – Печально выдохнул Валли, Эмия не стал спорить, хотя отчаянно хотелось.

***

Чего приуныл корононосец?

– Фамилия де Мирайде знакома, – Валли снял корону и полюбовался на горизонт через большой алмаз, зелёная линия стремительно приблизилась, распавшись на буки дубы и сосны.

– И что в ней не так?

Мирожанна де Мирайде – Верховная ведьма, и нет загадки, отчего она дочь отдала Францисканцем.

– Обоснуй, – заинтересовался Эмия.

– Понять несложно. Дом из молодых, на гербе лишь два ключа, но очень влиятелен при дворе. Сейчас везде пропихивают своих людей в университет, городскую стражу, гвардию, да и главный казначей их человек. Алхимика тоже наверняка они подставили. Гогенлоэ спровадили в Раушен. И тут печать на блюдечке.

– Прям игра престолов.

– Ты о чём?

– Представь, – с жаром принялся объяснять чёрт, – На останках великой империи, семь эрцгерцогов рвут её в клочья. Да и бароны что те пауки в банке.

– Скорее скорпионы. У Ризы отец Анри де Мирайде – победитель горных ведьм. Я видел его в деле.

– Так семейка подминает под себя совет гильдий…

– Красивая комбинация вырисовывается алхимик не у дел, Гогенлоэ в дураках и внезапно прекрасная волшебница.

Так чего приуныл? – поддел друга Эмия, – твой грифон с единорогом не помешают этим «хомо новусом».

– О том и речь. Не отсидеться у друга на болоте – к таким родителям даже с короной давно почившего Леопольда боязно сватов засылать.

– Необходима голытьба кричащая «асана» и кидающая пальмовые ветви. Купим. Хватит одного алмаза из сундучка.

– Такое продашь только черни и то ненадолго.

– Согласен. Слышал за перевалом то ли великан, то ли циклоп бесчинствует. Полифемом зовут.

– Мелко. Поеду в Мосбах, говорят, в пещерах паучиха «чёрной ночи» гнездо свила.

– Лихо. Я варил грешника, что подделывал клыки этой нечисти. Врал, что неплохо на этом барыжил. Отрывали прямо с руками.

Солнце лениво ползло к закату. Начало лета. Время собираться в дорогу.

***

Когда едешь? – Спросил Эмия, переступив порог, и подозрительно принюхиваясь.

– Сегодня.

– И что, не бухнём на дорожку? – демон отворил тайник, вскрыл пелену синапса.

– А чего тянуть, – задумчиво проговорил Валли, помогая спрятать сокровища, – сам видел, чем оборачивается дружеская попойка.

– Это да, беднягу трясло, словно от ангельской свечи. – Хохотнул чёрт, затем поморщился, и осторожно предложил: – а может завтра, по росе да на рассвет.

Мосбах на юге, – рассеянно возразил Валли, подошёл к сундуку и принялся набивать вьюк в дальнюю дорогу. – Я Ризину Мурку возьму?

– Бери, конечно, но мне кажется, она прихрамывает…

Камень в подкову попал. Я вытащил.

– Хотя бы денег отсыпь.

– Золото для рыцаря бесполезная обуза.

Валли закинул на плече седельный мешок, и направился к двери, Эмия тяжело вздохнул и поплёлся следом. В гробовом молчании юноша навьючил перемётные сумы на рыжую кобылу, тронул удила, поправил седло, подтянул подпругу. Развернулся к товарищу.

– Давай прощаться.

– Не морочь голову, ты настругаешь восьмилапых в русский салат. Так что четыре правых клыка упырей с тебя.

– Договорились. – Согласился Валли, заключая друга в крепкие объятия. Затем величаво сел на коня и дал шпор. Не прошло минуты и сюрко дома Цоллернов скрылось в листве.

Демон почесал пенёк правого рога, показал кому-то, не видимому язык, и пошёл в дом. Подвинул любимое кресло к камину. Уселся. Укутал ноги клетчатым пледом. Выровнял кочергой угля. Бросил взгляд на старенький диванчик рядом. Прикрыл глаза. Вскочил, кинулся к столу, достал кошель и пересчитал отложенные золотые. Не помогло. Встал и принялся метаться из угла в угол. На мгновение, взгляд остановился на ятагане, что Валли называл «фалькатой».

– Самое то паучьи лапы рубить, – злобно прошипел Эмия, бросился к кленку сорвал его со стены и выбежал во двор. На бегу подхватил сбрую и принялся седлать гнедого тяжеловоза. Жеребец неодобрительно покачал головой.

– Я только другу саблю передать, – проговорил чёрт, накидывала уздечку. Затем тяжело вздохнул и уткнулся безрогим лбом в морду жеребца. Тот скептично фыркнул.

– Кому я вру! Наверняка этот олух уже нашёл приключений на свой рыцарский зад. – И закинув голову в зенит, чёрт истошно взвыл, – да как он смеет вляпаться в них без меня.

Не касаясь стремян, вскочил в седло, и кинулся вдогонку проходящей мимо жизни.



Похожие публикации:

Дом для единорожков
Рассказ специально написан на конкурс Полис, на Квазаре, именно поэтому хотелось выписать город как отдельного героя.



Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Top.Mail.RuЯндекс.Метрика