"Ключ от города" Глава 13 "Серебристый ручеек, путь твой близок иль далек?"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

В башне мага было непривычно тихо и спокойно. Кофейники под потолком не летали, дракон, снова прикинувшийся скульптурным украшением, дремал под лучами полуденного солнца. А сам хозяин волшебного жилища сидел за маленьким столиком, неподвижно уставившись в ярко-синий кристалл.

- Я все знаю, - буркнул он, нехотя отрываясь от магического артефакта. – Стихийные духи опять взбунтовались. Такое иногда случается в нашем мире.

  Саймон вздохнул и присел рядом.

- Ну, и что теперь делать? – поинтересовался он.

- Тебе – ничего. А я сейчас припомню соответствующее заклинание и приготовлю два-три зелья, способные принудить водяных духов к покорности.

  Бургомистр встал. Посмотрел на волшебника так, словно увидел его в первый раз.

- Принудить? – тихо произнес он. – Что вы говорите, господин маг?! Они же дети!

  Адельмус бросил на него удивленный взгляд. Озадаченно крякнул и отставил кристалл  в сторону.

- А что ты предлагаешь? – поинтересовался он. – В Академии Магии учат тому, как управлять стихиями,  и хитростью либо искусным колдовством привлекать природных духов на свою сторону. Другого способа заставить течь все эти ручейки, куда надо, я не знаю.

- Ключевое слово здесь «заставить», - буркнул Саймон. – И мне оно категорически не нравится! Понимаете, поработав в свое время учителем, я твердо уяснил одну истину. Если ребенка заставлять что-то делать силой – ни к чему хорошему это не приведет. Будь то зубрежка таблицы умножения.  Или желание заставить маленький родничок - бежать в нужную тебе сторону, как у нас сейчас.

  Волшебник пожал плечами и задумчиво произнес:

- В чем-то ты, конечно, прав. Но пойми, моя сила – это колдовские чары.

И если ты отказываешься от них – я просто не знаю, чем еще тебе помочь.

- Да я и сам пока не пойму, что делать, - пробормотал Саймон.

  И решительно добавил:

- Но постараюсь что-нибудь придумать! В конце концов, не зря же Мироздание зачем-то наградило меня способностью понимать язык стихий. Да и должность учителя я не просто так получил!

  Адельмус  улыбнулся.

- В сотый раз готов сказать, что я не ошибся в тебе. Ты снова и снова из всех возможных решений выбираешь не самое на первый взгляд правильное, а самое доброе. Честно говоря, даже не представляю, как ты справишься с проблемой на этот раз. Но продолжаю верить в тебя, мой мальчик!

- Спасибо, - хмыкнул Саймон. – Что ж, раз магия не помогла, пойду, пущу в ход педагогическую фантазию и смекалку. Вот уже не думал, что они пригодятся мне в новой должности!

 

Он покинул башню мага и вернулся домой. Одним суровым взглядом заставил забубнившего, было, камердинера  исчезнуть в недрах дома. Посидел за столом, обхватив голову руками, о чем-то напряженно подумал. Потом усмехнулся и полез в книжный шкаф.

Достал какую-то старую потертую тетрадку и углубился в ее чтение, время от времени  делая на полях новые пометки.

- Педагогика – это не профессия, это диагноз, - приговаривал он, рисуя какие-то карандашные наброски и ероша волосы в раздумье.

– Никогда не знаешь, в какой момент она тебя снова накроет. Но клянусь приснопамятной розгой, сломанной о задницу господина инспектора, ни у одного великого педагога прошлого не было такого удивительного класса! Черт, а ведь я, оказывается, соскучился по своей прежней работе. Ну-ну, посмотрим, не растерял ли я учительские навыки, трудясь в должности главы города.

  Еще через пару часов Саймон покинул дом и направился обратно в парк. Солнце клонилось к закату, и отдыхающие после дневных трудов горожане, удивленными взглядами провожали главу города, который почти бегом летел по аллеям, неся для чего-то за спиной увесистую котомку. Очень быстро юноша достиг заброшенной части парка и спустился в знакомый овражек. Похлопал рукой по воде и весело произнес:

- Вот и я, ребята! Урок начинается!

  Вода в ручье пошла стремительной рябью. Взметнулась маленькой волной и плеснула на берег, обдав Саймона брызгами с головы до ног.

А когда он проморгался, узкая лощина уже была сплошь заполнена детьми. Мальчишками и девчонками, растрепанными, смеющимися или хмурыми, молчаливыми или весело переговаривающимися звенящими голосами. На прозрачных личиках блестели любопытные глаза. С упрямых вихров или кончиков косичек срывались и падали капли. Дети-Ручьи и дети-Родники шумели, болтали, спорили и мирились, как самые обычные школьники. Вот только вместо стен классной комнаты  тут стояли высокие деревья, а вместо потолка – синело предвечернее небо.
Саймон шумно откашлялся и громко повторил фразу:

- Здравствуйте, ребята! Начинаем наш урок.

  Дети-Ручьи и дети-Родники чуть примолкли и уставились на него.

- А что такое «урок»? – звонко выкрикнул кто-то.

  Юноша хитро прищурился.

- Сейчас узнаете. Вы же, вроде, жаловались на скуку? А вот земным детям скучать некогда. Потому что они весь год ходят в школу. Ну, а у нас с вами сегодня будет первая в мире школа для стихийных духов, причем  на открытом воздухе.

  Да уж! Еще ни одному учителю в мире не приходилось работать с таким странным, шумным, мокрым и одновременно страстно желающим все узнать и всему научиться классом.
К этому необычному «уроку» Саймон подготовился заранее. Прихватив с собой не только тетрадь с заданиями, оставшуюся от прежних времен, но и купленные в ближайшей лавке игрушки.

- Знаете ли вы, детишки, что такое математика? О, это удивительная наука! Она помогает нам считать звезды на небе, монетки в кармане и даже капли в ручье. Ну-ка, приготовили ладошки! Дружно хлопнули! Ух ты, какие брызги поднялись! Мой сюртук скоро выжимать надо будет. А давайте дружно сделаем это еще раз и посчитаем, у кого  сколько капель в воздух взлетело. Кто посчитает первым – тот выиграл.

  Дети-Родники хохотали и били в ладоши. Юноша скинул насквозь промокший сюртук и с азартом продолжил.

- А теперь – урок рисования и урок … фантазии! Видите, что у меня в руке? Нет, это не волшебный эликсир. Это всего-навсего чернила. Такая чудесная лиловая жидкость, с помощью которой поэты пишут стихи, а писатели – сказки. Что-что? Вам никто никогда в жизни не рассказывал сказок?! Ай-ай-ай, ну, это мы непременно исправим, только чуть  попозже. А сейчас – смотрите, что я сделаю. Вот лист бумаги. Я капаю на его поверхность капельку чернил. Ответьте-ка, на что похожа эта клякса?

  Дети с интересом уставились на мокрый лист.

- На водяную лилию! – пискнул кто-то.

- Да нет – на лягушку - прозвенел насмешливый голосок.

- На облачко! – выкрикнула девчонка с коротенькими, насквозь мокрыми косичками и курносым носом.

- Отлично! – похвалил Саймон. – Мне нравятся все ваши ответы. А теперь давайте вместе придумаем историю, в которой будут и лилия, и лягушка, и облако. И с ними будут случаться разные интересные приключения.

Ручейки и Родники озадаченно примолкли, а затем удивительный класс разразился оглушительным гвалтом.

- По очереди рассказываем, а то вы не услышите  друг друга! – скомандовал юноша.

  И придуманная на ходу сказка потекла, как вода по песчаному руслу.
В конце   «урока» Саймон даже попробовал научить ребят писать свои имена. Правда, они успели выучить только первую букву - «Р». Но зато исписали этим мокрым знаком все листья на окрестных кустах и все камушки на дне оврага. Потом дети-Ручьи сами ставили кляксы на бумаге и учились фантазировать и придумывать истории.
Потом Саймон достал из котомки маленькую куклу, быстро соорудил для нее домик из листьев и коры  и рассказал детям сказку о Дюймовочке. Ручейки и Родники слушали очень внимательно, чуть перешептываясь в самых напряженных местах. А кое-кто из девчонок даже вытер украдкой слезу.
Ну, а после этого юноша взял разноцветный мячик и устроил урок физической культуры. Что тут было! Дети -стихийные духи то подбрасывали мячик в воздух прозрачными ладошками, то, становясь водными потоками, качали его на волнах, то опять кидали друг другу. Шум, крики, плеск и смех звенели над оврагом, и юноша даже стал опасаться -  не услышат ли их веселье сторожа в центральной части парка?

 - Ну, что – понравились вам мои уроки? – улыбнулся Саймон, когда дети вернули ему насквозь промокший мячик.

- Да-а-а!!! – отозвался в ответ хор звенящих голосов.

- Так вот, ребятки. Чтобы вам никогда больше не было скучно, обещаю  заниматься с вами раз в неделю. Чаще, к сожалению, не смогу –  мне ведь еще городом  управлять нужно. Но и вы должны дать  обещание, что отныне будете нести свои воды только к нашей реке, чтоб наполнять ее до берегов.

  Дети-стихийные духи охотно закивали.

- Ну, а чтобы вы не грустили без меня, и в награду за хорошее поведение – вот вам подарки.

  Он открыл котомку, точно добрый Дед Мороз -  свой мешок. И принялся доставать оттуда маленькие кораблики с разноцветными парусами – белыми, синими, алыми и ярко-зелеными.

- Разбирайте, ребятня! И вперед – к реке! Чей кораблик приплывет первым – тот победил!

  Фонтан брызг снова взвился в воздух. И промокший овражек опустел. Только маленький парус огоньком мелькал где-то в глубине зеленой лощины.

Саймон облегченно выдохнул и опустился на траву. Чувствуя невероятную радость и одновременно сильнейшее опустошение, как бывало всегда после сложного, интересного и удачно проведенного урока. Не хотелось ни двигаться, ни думать о чем-либо постороннем. Но упрямая тревога все же царапалась где-то в душе когтистым зверьком.

- Побегут ли ручьи к реке, как обещали? Это же дети! Вдруг передумают на ходу или отвлекутся на что-то еще?

  Он понял, что не может спокойно вернуться домой, пока не убедится, что его план сработал на сто процентов.
Мокрый, растрепанный и безмерно усталый бургомистр выбрался из парка. Стоял уже поздний вечер. Редкие прохожие опасливо косились на юношу и старались обойти стороной. Впрочем, Саймону сейчас было даже выгодно, что никто из встречных не признал  в нем главу города. Он остановил пустой экипаж и скомандовал:

- Едем за город! Плачу двойную цену.

  Возница подозрительно покосился на странного пассажира.

- Тройную бы надо! – заявил он. – А то вози вас тут ночью, а, может, вы – жулик какой? Опять же мне коляску потом сушить! В пруду вы, что ли, на спор одетым  купались?!

  Юноша прервал поток ворчания, вытряхнув кошелек в подставленную ладонь извозчика. После чего прыгнул в экипаж и съежился на сиденье, стараясь согреться. Замелькали улицы, ярко освещенные витрины, городские фонари. Потом они сменились темной в подступающих сумерках зеленью садов и желтыми огоньками окон домиков предместья.

Когда Саймон добрался до реки, стояла уже глубокая ночь.  Полная луна заливала чистым серебряным светом блестящую водную гладь. Река катила широкие волны вровень с берегами, и метелки камышей весело кивали ей в такт. Даже в полумраке было видно, что желтые отмели исчезли без следа. Зато по поверхности реки, обгоняя друг друга, быстро скользили маленькие корабли. И Саймону показалось, что над пустым берегом звенит и переливается тихий детский смех.
Кто подошел сзади и дружески похлопал его по плечу. Бургомистр обернулся и почти не удивился, увидев волшебника. Адельмус смотрел на полноводную реку, на плывущие игрушечные корабли, и глаза его странно блестели.

- Ты сейчас доказал одну простую и важную вещь, - негромко произнес он. – Магия – ничто по сравнению с добрым сердцем. Ни один выпускник Академии не догадался бы, что со стихиями можно просто подружиться.  А ведь только любовью и дружбой еще как-то держится наш маленький мир.

- Опять комплиментами изволите сыпать, господин чародей? – улыбнулся юноша. – Я просто очень соскучился по своей прежней работе. И, видимо, по прежней жизни.  Когда на моих плечах висела забота не о целом городе, а всего лишь о ватаге шумных школяров.

- Кто способен помочь одному ребенку, поможет и целому городу! – парировал маг. – Ладно, где там твой экипаж? Что-то я подустал сегодня и не желаю никаких перемещений в пространстве. Вернемся домой обычным способом. А по дороге я скажу тебе еще пару слов.

- Ты любишь детей и легко находишь с ними общий язык, - задумчиво сказал чародей, когда коляска увозила их прочь от реки. – Это замечательно!  Из тебя выйдет  хороший отец, Саймон.
- Возможно, - зевнул юноша, борясь с дремотой. – Хотя если честно, никогда не представлял себя в подобной роли.
- А напрасно! – строго заметил Адельмус. – Ты уже не мальчик, пора бы и о будущем подумать.
Сон мигом слетел с юноши. Он выпрямился на сиденье и недоуменно нахмурился.
- На что вы намекаете, господин волшебник?
Адельмус загадочно усмехнулся:

- Вот что, драгоценный ты наш бургомистр! Жениться тебе пора – вот что я считаю!

  От удивления Саймон чуть не выпал на полном ходу.

- Зачем?! – только и произнес он.

- Во-первых, как я уже говорил, из тебя выйдет отличный отец. Сегодняшний день это доказал. Во-вторых, тебе по статусу положено быть семейным человеком. Как гласит народная мудрость, нельзя голубю – без голубки, капитану – без трубки, а достойному мужу – без прекрасной половины. Не таращи так глаза, приятель, и не хмурь бровей. Я же  о тебе забочусь, о твоей репутации, в конце концов!

  Потенциальный жених только головой покачал:

- Между прочим, в законодательстве некоторых стран подобные провокационные разговоры могут классифицироваться как давление на лицо, облеченное властью.

- Друг мой, да никто на тебя не давит,- вздохнул волшебник. - А только люди говорят всякое. Дескать, что-то, видать, не так с нашим  бургомистром. Раз он по гостям, да по семейным балам не ходит, с барышнями не любезничает и достойную невесту себе не ищет. Дошло до того, что некоторые меня напрямую спрашивали: а здоров ли юноша?!
Саймон опустил голову и порадовался, что в наступившей темноте не видно, каким густым румянцем залились его уши и щеки.
- Какое всем дело до моего…здоровья? – пробурчал он, не зная – смеяться ему, ругаться или плакать.
- Ты – глава города, - развел руками маг. – Личность известная, даже знаменитая, а за такими – всегда тянется шлейф сплетен. Зачем давать лишнюю пищу злым языкам? Мой тебе совет, дружище, начни уже приглядываться к местным непросватанным девицам. Из числа дочерей лучших людей города, разумеется! Да вот хотя бы барышень из семейства Флипсонов взять. Дочек  главы гильдии пекарей, между прочим! Вполне себе красотки – ягодки наливные.

- Эти наливные, слов нет! – тяжело вздохнул  незадачливый «жених». - Каждый день фланируют строем под окнами ратуши, хихикают на всю площадь, а у самих лица - ну, точь-в-точь, папины пончики с малиновой начинкой!

- Так то - румянец девичий, от смущения, – доходчиво пояснил маг, но    Саймон остался непреклонным.

- Господин волшебник, давайте прекратим прения. Ночь на дворе, а день у меня выдался такой, что ни одному колдуну не снился. Спасибо за совет, только я сию минуту жениться не собираюсь. И через месяц тоже не соберусь, и вообще… Спокойной ночи!

  С этими словами Саймон очень быстро выпрыгнул из коляски и почти бегом помчался к дому, словно опасаясь, что волшебник догонит его  и таки всучит какую-нибудь дебелую красотку.



Похожие публикации:



21:25
Вот так, сразу женить собрались, а он любви ждёт jokingly
21:37
Конечно! Любовь ведь движет солнце и светила! kissing

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru