"Ключ от города" Глава 17."Я не взойду на палубу линкора весь в белом под торжественный салют"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

  Свадьба двух волшебников прошла именно так, как поведал бургомистру работник метлы и веника.
Три дня на улицах Фэйриджа не смолкала музыка, фонтаны били вином, а некоторые - даже пивом. Ночью  небо непрерывно цвело фейерверками. Всюду стояли столы с бесплатным угощением,  жители пели, плясали и поднимали бокалы за здоровье хранителей города. 
Правда, Саймон во всем этом не участвовал. Побыв свидетелем на бракосочетании чародея и его восточной красавицы ровно до конца церемонии, он немедленно удалился, и весь праздник просидел дома, глядя из окна на полыхающее разноцветными огнями небо  и прислушиваясь к музыке и нестройному пению.

Не скроем, что  бургомистру  было очень грустно. И еще он немного дулся на своего старшего наставника.

- Чувствую себя полным идиотом, - вздыхал Саймон, уныло глотая  остывший кофе. – Я придумал такой хитроумный план! Полдня врал и изворачивался, глядя в лицо почтенной женщине.  И все для того – чтобы помочь своему верному другу. А что в итоге?!   В итоге Адельмус, до смерти боявшийся прежней знакомой, сам вдруг предложил ей руку и сердце! Где логика?! Где она, я вас спрашиваю!!!  Чтоб я еще раз, хоть когда-нибудь вмешался в дела влюбленных – да ни в жизнь. Они все ненормальные! Говорят одно, хотят другого, а делают третье. Как писал один поэт: «Море им по колено. И в безумстве своем им дороже вселенной миг короткий вдвоем».

  Юноша прочитал последнюю строчку и подумал, что причина его грусти кроется не только в обиде на волшебника и его супругу.

- Просто, кроме Адельмуса у меня в этом городе не было друзей, – признался он сам себе. – И пока его башня была жилищем одинокого холостяка, я с удовольствием наведывался туда. Мне нравилось беседовать с нашим чародеем. И не только потому, что он частенько давал мне полезные советы. Просто каждому иногда нужно поговорить с кем-то по душам. Пожаловаться на то, какой был сложный день, или поделиться своей радостью. Адельмус всегда выслушивал меня, не перебивая, сочувствовал,  порой и сам рассказывал занимательные истории из своей долгой, полной чудес жизни. Иногда мы вместе пропускали по рюмочке. Там, в башне, я мог быть самим собой. Не застегнутым на все пуговицы, строгим и учтивым господином бургомистром. А тем, кто я есть на самом деле. Щенком, брошенным в водоворот непредсказуемой жизни. Очень часто  бестолковым, замороченным, ленивым или сердитым.
Саймон сделал еще один глоток  и грустно улыбнулся.
- Если честно, причина нашей дружбы кроется еще и в том, что в детстве мне банально не хватило родительского внимания. Люди, временно приютившие меня, сообщили, что я им – не сын, едва я научился ходить и говорить. Звать себя они велели строго по имени – тетя Эдна и дядя Сикстен. Что уж тут говорить про материнскую любовь!  Или – про отцовскую. А наш маг часто вел себя со мной, как заботливый родитель. Добродушный, немного усталый,
с родственной теплотой наставляющий  своего нерадивого «сыночка». Да – я могу признаться себе, что был бы рад  иметь такого отца, как Адельмус.
Но теперь все изменилось. Волшебник обрел семейное счастье, и отныне будет неучтиво вваливаться к нему домой в любое время дня и ночи. И отнимать  драгоценное время, которое он мог бы посвятить любимой  супруге. Я, конечно, желаю нашему чародею  только добра! Но, как говорил один книжный  герой своему решившемуся на брак приятелю: «Любовь, Ватсон, это эмоция, которая противоположна чистому и холодному разуму». Да-да, в том романе верные товарищи расстались как раз по причине женитьбы одного из них. Что касается меня, то я никогда не женюсь! Чтобы не потерять ясность рассудка.

  Приняв такое суровое решение, Саймон допил кофе и устроился в кресле с книгой в руках.

- В конце концов, плюсы есть во всем, - попытался убедить он самого себя. - Благодаря этой внезапной свадьбе, жизнь в Фэйридже превратилась в затянувшийся праздник, а дела – встали. И я смогу, наконец, хоть ненадолго предаться сладостному ничегонеделанию. Не вставать с рассветом, не бежать в ратушу, не выслушивать бесконечные доклады и вычитывать столь же бесконечные кляузы, а спокойно сидеть дома, спать, читать и отдыхать. Да здравствуют неожиданные выходные!

  Разумеется, глава города не был таким уж отпетым лентяем. Просто юноша изрядно подустал от карусели приключений, закружившей его этой весной.

Но все хорошее когда-нибудь кончается. Закончился и свадебный праздник, а Саймону пришлось возвращаться на работу. И первая же новость, услышанная в ратуше, весьма его озадачила.

- Господин бургомистр, наш скромный городок намерен посетить один важный гость!

  Юноша оторвался от бумаг и удивленно посмотрел на влетевшего в его кабинет члена магистрата. Изумление его объяснялось еще и тем, что почтенный седовласый чиновник был невероятно взволнован. Мантия его распахнулась от быстрой ходьбы, волосы растрепались, а в руке он сжимал сегодняшнюю газету.

- Какой еще гость? – не слишком довольным тоном поинтересовался бургомистр. – Неужели сам король или кто-то из его свиты?

- Король! – неожиданно подтвердил коллега Саймона. – Но не страны, а экрана. Вы же знаете об этой технической новинке, о синематографе? Увлечение им набирает обороты по всей стране! И сегодня Фэйридж посетит молодой, но уже известный на весь мир актер синема, он же бесстрашный путешественник, он же отважный охотник, он же уроженец нашего города – знаменитый Юджин Хапуджин!

  Бургомистр озадаченно воззрился на газетную страницу. Там стиснутый рамками хвалебной статьи улыбался на все тридцать два зуба смутно знакомый  ему молодой человек. Саймон вспомнил крикливые заголовки журналов, рекламные фотографические карточки на витрине ателье и  восторженно взирающих на них юных девиц  - и пожал плечами.
- Этот дурацкий синематограф меня просто преследует! – с досадой подумал он. – Едва я отверг идею о постройке в городе подобного заведения, как нам на голову тут же свалилась «звезда экрана».

- Вы должны отдать распоряжения о торжественной встрече почетного уроженца нашего города, - напористо потребовал член магистрата. – Ну, там цветы, почетный эскорт, небольшой оркестр, журналисты, фотографы. Не каждый раз в нашу провинцию приезжает мировая знаменитость!
Бургомистр усмехнулся.

- Спасибо за совет, - вежливо и зловеще произнес он. – Раз уж вы так хорошо разбираетесь в подобных вещах, доверяю вам возглавить это мероприятие. Сейчас подмахну бумагу, согласно которой назначу вас главным по торжественной встрече.

  И, наказав, таким образом, инициативу, Саймон  с довольным видом протянул документ своему подчиненному. Тот принял его уже с меньшим энтузиазмом и кисло заметил:

- Но вы тоже должны присутствовать при этой встрече! Дабы, как глава города, оказать уважение его почетному гостю.

- Один-один! – хмыкнул про себя Саймон. – Ладно,  прокачусь за пределы своих  владений. В газете написано, что знаменитость прибывает на железнодорожную станцию, находящуюся  в нескольких милях от Фэйриджа. Значит, для звезды экрана  надо будет нанять отдельный экипаж. Вообще, я не понимаю шумихи вокруг него! Если бы это был знаменитый доктор, спасший сотни жизней людей, поэт, пишущий прекрасные стихи, или ученый, изобретший что-то важное или полезное…  Да пусть даже талантливый актер театра, сыгравший Гамлета или Короля Лира! Что  хорошего сделал этот Хапуджин? Прыгал и кривлялся перед кинокамерой, да стрелял пачками бедных зверушек?!

  Юноша с недоумением рассматривал фотографии в газете, где почетный гость позировал на фоне гор, пальм, ослепительных красавиц или развешанных по стенам  шкур львов, тигров и леопардов.

- Бр-р! Что-то мне не нравится на такое смотреть!

  Саймон отложил газету. Заглянувший в кабинет секретарь увидел ее и горестно вздохнул.

- Осмелюсь доложить, господин бургомистр, от этого Юджина сошла с ума половина городских девиц и дам. У меня самого супруга  наряжается с самого утра , как на бал. А все потому, что соседка сказала, будто звезда синема проедет мимо нашего дома в своем экипаже.

  Саймон усмехнулся, представив себе картинку, на которой почтенные дамы и юные барышни гроздьями свешиваются с балконов и подоконников  и осыпают белозубого гостя водопадом цветов.

- А так, скорее всего, и будет! – решил он. – Похоже, в нашем Фэйридже начинается пора карнавалов, как в далекой южной Адрии. Не успел город успокоиться после волшебной свадьбы, как бац – новый праздник! Впрочем, я ловко спихнул с себя обязанности по его организации.

  Юноша похвалил себя, разобрал еще несколько деловых бумаг и не заметил, как пролетела пара часов. В комнату снова заглянул секретарь и объявил, что для встречи почетного гостя все готово, и на улице господина бургомистра уже ждет экипаж.

 

Паровоз, окутанный клубами дыма, ворвался на маленькую станцию. Загрохотали колеса – сначала оглушительно громко, а потом все тише и тише. Лязгнули, останавливаясь, вагоны.
Двери одного из них – самого нового и красивого, блестящего свежей краской, распахнулись. Пожилой проводник опустил железную лесенку и с поклоном замер у последней ступени.
На площадку вышел молодой человек в белой шляпе, белом смокинге и начищенных до блеска белых туфлях. Окинул быстрым взглядом восторженную толпу и вскинул в приветственном взмахе руку. Толпа взорвалась радостными криками.
«Звезда синема»  одарил публику белозубой улыбкой и не спеша спустился на перрон. Спускаясь с последней ступеньки,  слегка качнулся и толкнул проводника. Тот охнул и тут же сам принялся  извиняться.
Юджин Хапуджин нетерпеливо отвернулся от него и   раскланялся  перед народом. Дамы заохали и заахали. Газетчики достали блокноты и принялись строчить будущие статьи. Откуда-то мгновенно появился фотограф. Быстро примостился у громоздкого треножника, полыхнул вспышкой. Актер чуть поморщился и повернулся к нему боком.
- Правый профиль у меня – рабочий. Меня надо снимать только с этого ракурса, – небрежно  бросил он.
Фотограф засуетился и сделал повторный снимок.
В этот момент к господину Хапуджину приблизилась скромно одетая девчушка – по-видимому, дочь путевого обходчика, чудом пробившаяся через толпу. Краснея и робко улыбаясь, она протянула актеру букетик фиалок. Но Юджин лишь равнодушно скользнул по нему взглядом и тут же, широко расплывшись в повторной улыбке, подхватил у пышно разряженной дамы букет алых роз. Сфотографировался с розами, потом с дамой и с ее болонкой. Забрал букет у другой поклонницы  и чмокнул ее в руку. Дамочка покраснела, побледнела, затрепетала и чуть не упала в обморок. Звезда экрана не растерялся и галантно поддержал ее под локоть ее, не забыв встать в эффектную позу перед новым фотокорреспондентом.

Вернув чувствительную поклонницу на место, Юджин все-таки повернулся в анфас и сфотографировался с чьим-то ребенком.
Толпа к тому времени впала уже в окончательный экстаз. И непрерывно

 охала, ахала, выкрикивала поздравления, махала платочками и шляпами.
Потом вперед  вышли члены  магистрата с краткой приветственной речью. Саймону тоже пришлось сказать несколько вежливых слов, после чего он поспешил удалиться на задний план.  
Господин Хапуджин ему откровенно не понравился.
- Конечно, столичный актер должен быть избалован вниманием публики, - подумал юноша. – И все же – слишком много этот Юджин улыбается. Много и неестественно. Причем глаза  у «звезды синема» абсолютно равнодушные и пустые, а уж рот - поистине акулий. Не понимаю, что нашли в нем наши дамы?

 

Тем временем, место восторженных поклонников возле актера заняли вездесущие журналисты.

- Господин Хапуждин, сколько вы намерены пробыть в нашем городке?
Почетный гость закатил глаза и ответил томным голосом:

- О, я планирую остаться здесь на долгий срок. Надо подлечить нервы, отдохнуть от столичной суеты. Бесконечные съемки, контракты, а еще все эти путешествия, ну, вы меня понимаете? Жара пустынь, холод арктических льдов, хищные звери…  Рано или поздно от всего этого устаешь. Хочется, знаете ли, пожить немного в уютной провинциальной идиллии.
Труженики пера одобрительно закивали. И с новой силой набросились на артиста.

- Мы уверены, что весь город с восторгом встретит своего почетного жителя! Вы, конечно, намерены остановиться в самой лучшей гостинице Фэйриджа?
Юджин загадочно усмехнулся, выдержал паузу и ответил:

- О, нет – здесь  вы не угадали! Я приехал еще и для того, чтобы скрасить одинокую старость моей пожилой тетушки, госпожи Любелии. Поэтому поселюсь у нее.  Нет-нет, адреса я вам не скажу! Не хочу, чтобы поклонницы толпами осаждали тетушкин дом. Вы знаете – эти экзальтированные особы порой ведут себя так шумно и утомительно. А мне нужно отдохнуть после съемок. И не стоит нервировать тетушку.

- А он не слишком-то вежлив по отношению к обожающим его дамочкам! – сердито подумал Саймон.

  Но женщины, присутствовавшие на встрече, все равно растрогались и наперебой зашептались о том, какое счастье иметь столь заботливого племянника.
- Каковы ваши творческие планы, господин Хапуджин? – выкрикнул кто-то из газетчиков.
Почетный гость снова принял таинственный вид.
- Обычно я не разглашаю их прессе, - протянул он. – Ну, хорошо. Только из уважения к жителям моего родного города – я открою маленький секрет. Сейчас я снимаюсь в душещипательной фильме «Звезды над прерией или Тайна Роковой пещеры». Там будут клады, погони, драки, кровь, убийства и конечно же… - тут он сделал эффектную паузу.
- Любо-овь? – с надеждой выдохнули дамы.
- Ну, куда же без нее! – усмехнулся «король экрана». – Все ради вас, прекрасная половина человечества!
- Ах, как вы талантливы, господин Юджин! Позвольте автограф!
Запищали сразу несколько дам и протянули артисту розовые надушенные блокнотики.
Раздача автографов, комплиментов и улыбок затянулась, и бургомистр начал скучать.

(А если бы он знал, какие удивительные дела творятся в этот момент в городе, то бросил бы и «звезду», и всех сопровождающих лиц, прыгнул бы в коляску и галопом понесся в Фэйридж.
Но юноша ни о чем не подозревал.)

 

 В городе, между тем, происходило следующее.
 Еще утром, когда Саймон только входил в двери ратуши, на другой улице, неподалеку от  парка, появилась девушка. На вид – самая обыкновенная, хоть и довольно миловидная. Невысокого роста, стройная, с вьющимися каштановыми волосами и синими глазами.
Странно было то, что она возникла  как бы из ниоткуда. Рядом не было дилижанса, который мог привезти ее в город, и никакого багажа, даже шляпной коробки у незнакомки не имелось. Еще, пожалуй, необычным можно было назвать ее платье  небесно-голубого цвета. Когда на него падали прямые солнечные лучи, ткань вспыхивала серебром, а если его обладательница оказывалась в тени, платье начинало мерцать золотыми  искрами.
Впрочем, на незнакомку никто не обратил внимания. Мало ли хорошеньких барышень ходит по улицам Фэйриджа?
А напрасно! Ибо там, где она проходила, начинали твориться чудеса.

 Для начала, девушка пошла вдоль парка. Сторожа уже открыли ворота, и в этот утренний час аллеи  потихоньку заполнялись  людьми. Катил свою тележку мороженщик, раскладывал на лотке разноцветные леденцы и тянучки продавец сладостей, а малыши, нетерпеливо похныкивая,  тащили   нянь и гувернанток к этим соблазнительным вещам.
В глубине аллеи  показалась  женщина в чепце с тяжелой корзиной в руках. Рядом с ней вприпрыжку скакал карапуз лет пяти. Увидев заветную белую тележку, он тут же дернул мать за юбку.

- Ма-ам, купи мороженое! Ну, пожа-алуйста!

Женщина остановилась. Устало вздохнула, пошарила в кармане, заглянула в кошелек и сказала  ласково и грустно.

- Не сегодня, сынок. Видишь, мама все денежки на рынке потратила. Зато будет у нас на обед жареная картошка с луком.

- Ма-ам, а я мороженое хочу-у!

  Круглые глаза мальчугана наполнились слезами, а рот начал обиженно кукситься.

- В другой раз. У мамы денег нет! – сказала женщина уже строже.

 И пошла вперед.
В тот же миг в руках малыша появился невесть откуда взявшийся маленький сверток в серебристой фольге. Карапуз  удивленно вытаращил глаза, облизнулся,  быстро сдернул обертку и, причмокивая, принялся уплетать шоколадное эскимо. Когда мать обернулась, в руках мальчугана  была только

пустая палочка…



Похожие публикации:

"Ключ от города" Глава 19."Творить Добро не лёгкий труд. Всегда найдутся души злые…"
Звезда найдена и заперта в башне, что категорически не нравится Саймону.
"Ключ от города" Глава 2. "Пятная пальцы, колышется пена дней"
Саймону, наконец-то, удалось свести вместе всех, кто может исправить погоду в городке.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru