Собака Франкенштейна
Жанр:
  • Юмор
  • Пародия
  • Абсурд

7_korov


- Бьюсь об заклад, милый Ватсон, что это письмо приглашает нас в новое удивительное путешествие.
- Вы правы, Холмс, - сказал Ватсон, вчитываясь в строки письма. – Барон Франкенштейн просит помочь разыскать его собаку, пропавшую третьего дня. Пишет, что исчезновение собак – проклятье их рода. Просит посетить его фамильные роскошные болота.
- Всяк франкенштейн свое болото хвалит, - пробурчал Холмс, вставая. – В дорогу, Ватсон, делать все равно нечего. Да и от смога отдохнуть нужно.


Поезд, пыхтя, остановился. Холмс с Ватсоном вышли из вагона и тут же были окружены толпой черноволосых кэбменов.
- Куда надо, дарагой? – страшно коверкая английский язык, спрашивали они наперебой.
Холмс выбрал одного из них и ответил:
- Усадьба Франкенштейна.
Большинство кэбменов тут же отошли. Несколько остались, наблюдая за разговором.
- Сколько? – спросил кэбмен.
- Пятьсот, - уверенно ответил Холмс.
- Ээээ… мало будет. Овес, барин, нынче дорог.
Сторговались за семьсот пятьдесят рублей. Ватсон был уверен, что с него самого ушлый кэбмен содрал бы не менее тысячи. «Дедукция», - с уважением подумал Ватсон.


Хваленые болота поражали не столько красотой, сколько простором. Огромные пространства с торчащими тут и там нефтяными вышками простирались во все стороны, несколько утомляя глаз своим однообразием.
Барон Франкенштейн принял их радушно, велев тотчас подавать праздничную овсянку.
- Это черт знает что, господа! – возмущался он, тщательно пережевывая пищу. – Стоит кому-нибудь из Франкенштейнов завести собаку, как она тут же исчезает. Сейчас я специально взял непородистого пса – помесь лайки с водолазом – думал, хоть его минует проклятье, так нет, и этот исчез.
Холмс важно кивал. Казалось, происшествие было ему полностью понятно.
- А нет ли, барон, у Вас соседей поблизости? – спросил он, хитро щуря глаза.
- Как же, - ответил Франкенштейн, - есть. Сегодня вечером как раз в гости их жду. Милейшие люди! И образованные. Профессор Преображенский со своим учеником – доктором Борменталем…


_blader_


- Безобразие, - возмущался Борменталь. - Куда ты нас завез, скотина?
Кучер виновато оправдывался:
- Дак ведь енто, барин, на указателе ж написано было - "Усадьба Франкенштейна, 1 кэмэ"...
- Никогда, дурак, слышишь - никогда не читай английские указатели!
- Дак ведь других же нет!..
Борменталь выразительно промолчал.
- Кхе-кхе... И все же интересно, милейший доктор, где бы мы могли сейчас находиться? - Профессор Преображенский оторвался от созерцания угрюмого пейзажа за окном.
- Где угодно, от Севильи до Гренады. - Борменталь в бессильной ярости сжал кулаки. - Стоп! Ефим, правь левее! Мужик идет! Сейчас дорогу спросим!
Огромный, богатырского сложения крестьянин с котомкой через плечо замедлил свой шаг, стоило дрожкам приблизиться.
- Любезный! Подскажи, как нам проехать в усадьбу Франкенштейнов?
Мужик неопределенно махнул рукой. Если верить его жесту, кратчайшая дорога была через небо.
- А поподробнее? - Борменталь не сдавался.
Мужик коротко промычал что-то виртуозно семиэтажное.
- Послушай, любезный... Тебя как зовут? - доктор решил завести короткое знакомство с единственным шансом на спасение.
Крестьянин с ненавистью глянул на него, опустил котомку на землю, развязал и достал из нее письменный прибор работы Рериха и Каузе. Присев на корточки, написал несколько слов и подал Борменталю.
- "Зовут меня Герасим. Где усадьба Франкенштейнов, я не знаю, ибо сам не местный - забрел сюда в поисках собаки. Примите мои уверения в самых искренних пожеланиях, всегда ваш, подпись", - задумчиво прочитал Борменталь вслух.
- Собаки? - встрепенулся проф. Преображенский.

 

Шуршалка


Мужик Герасим так и не признался, что за собаку он ищет, только выразительно закатил глаза и сделал жест, как будто затягивает петлю на шее. Внезапно раздался леденящий душу вой, и мужик семимильными шагами умчался в туман, окутавший знаменитую Гримпенскую трясину. Путешественники решили ехать наугад и не прогадали. Через пару часов они уже сидели за обеденном столом в усадьбе гостеприимного барона. Среди гостей они с немалым удивлением обнаружили известного им по бульварной прессе великого сыщика и его помощника. К счастью, те уже успели съесть овсянку, и молчаливый, как Герасим, дворецкий Бэрримор подал гостям настоящий английский ростбиф, пудинг и фиш энд чипс.
- Так что вы говорите, собака? - задал наводящий вопрос Холмс.
Барон не успел ответить. Бэрримор с озадаченным видом ввел в зал молодую леди неприглядной наружности с саквояжем в руках. Леди была одета во все черное, на лице застыло выражение оскорбленного достоинства.
- Меня зовут Эйр. Джен Эйр. Я приехала по письму миссис Фэрфакс гувернанткой к ее воспитаннице! - сказала девушка строго и огляделась. - Она в детской?
- Никакой миссис Фэрфакс, воспитанниц и прочих женщин в доме нет, - удивленно ответил барон, - в доме только миссис Бэрримор.
- Но я видела вензель "Ф" на ваших воротах, к тому же письмо было запечатано печатью именно с таким вензелем, - не сдавалась гостья.
Барон взял письмо, посмотрел и передал Холмсу. Великий детектив нахмурился:
- Милая леди, а вас не насторожило, что письмо составлено из вырезанных из разных газет букв? - спросил он.
- Богатые люди бывают эксцентричны, - пожала плечами девушка.
- А сколько вам лет, мисс? - тихо спросил профессор Преображенский.
- Восемнадцать, - ответила она, всем своим видом давая понять иностранцу, насколько неуместен этот вопрос.
- Выглядите на сорок, - констатировал тот, - я могу пересадить вам яичники обезьяны!
- Обезьяна? По пути сюда мы видели прогуливающегося павиана. С ним был почтенный джентльмен с пёстрым шарфом на шее, - вставил Ватсон, шокированный невоспитанностью внешне презентабельного гостя.
- Доктор Ройлотт, - пояснил Франкенштейн, - крайне неприятное соседство.


_blader_


- Нонче всякий индивид "доктор" зваться норовит, - тихо и печально проговорил Преображенский, пожевав губами.
- И не говорите, профессор, - согласился доктор Борменталь. - Докторов, как собак нерезаных. - При этих словах они переглянусь и загадочно блеснули глазами.
Открыв саквояж, Джен Эйр продемонстировала собравшимся изящно сложенного в три погибели дога.
- Надеюсь, господин Фэрфакс, вы не будете возражать против моей собаки? Дело в том, что она - мой единственный друг с тех пор, как погибли мои родители... - Гувернантка вытерла невидимую невооруженным глазом слезинку и крикнула в сторону кухни: - Человек! Челаэ-эк!
Барон было запротестовал, но Борменталь ловко отвлек его разговором о видах на урожай, пока профессор Преображенский, подавшись вперед, жадно разглядывал дога.


Явился Бэрримор.
- Что сударыне угодно? - чопорно спросил он.
- Позаботься о моем доге - ну там, накормить, напоить, спать уложить. Его зовут Month! Ой! То есть Гаф!
Барон наконец высказал свою точку зрения на урожай и немедля накинулся на Джен.
- Сударыня! Вы не поняли! Вам не за кем здесь присматривать! Здесь нет детей!
- Сделаем, - ответила Джен Эйр и хищно подмигнула барону Франкенштейну.


Шуршалка


Серая мышь показала клыки. Такое выражение прочел Холмс на лице барона и тут же перевёл его Ватсону. Но тот не прореагировал. Пренебрежительное высказывание русских гостей о докторах задело впечатлительную душу военврача.
- Мисс Эйр, - грубо сказал барон, - извините, но я не собираюсь делать что-либо с вами. Мне не нужны лишние свидете... люди в доме. Я тоже в некотором роде доктор и делаю первые робкие попытки постичь природу человека.
- О, да, каждый норовит обидеть сироту, - скорбно поджала губы Джен, - да, я мала ростом и некрасива, но не это главное в человеке... Я хочу, чтоб ценили свойства моей души, а не то наследство, которое оставит мне дядюшка с Мадейры... Бедный негоциант уже почти умер...


- А насколько беден ваш бедный негоциант? - оживился вдруг барон. Он скользнул взглядом по родным, но заметно обветшавшим стенам дома.
- Я получу двадцать тысяч фунтов чистоганом, - опустила глаза мисс Эйр, - я - единственная наследница. На пропитание мне и Гафу хватит.
- Пожалуй, я мог бы для начала предложить вам должность ассистентки в моей лаборатории, - сказал Франкенштейн, - а там видно будет.
- Благодарю за изысканный обед. Мы с коллегой прогуляемся по замку, если не возражаете! - вкрадчиво промурлыкал профессор Преображенский и встал. - Люблю романский стиль.
- Это готика, - поправил мистер Холмс,- причем, поздняя.
Профессор метнул на него злобный взгляд.
- А вы эрудит, дорогой мистер Холмс, - прошипел он уже на пороге зала.


_blader_


- Что же входит в обязанности ассистентки? - Джен Эйр была готова с радостью сменить поле профессиональной деятельности.
- О, моя дорогая... Вы позволите называть вас моей дорогой?
- Да, я не из дешевых, - экс-гувернантка скромно потупилась - этому взгляду в пол она обучалась долгие годы в самых мрачных лондонских трущобах.
- Видите ли, для того, чтобы постичь природу человека, мне нужно заглянуть в его богатый внутренний мир... Я вижу, вы девушка с очень, - барон выразительно подчеркнул это слово, - очень богатым внутренним миром...
- О да, - прошептала девушка.
- Для этого я должен буду сделать продольный разрез скальпелем вдоль грудины и до брюшной полости...
- Говорите же! Не останавливайтесь! - в истоме вскричала Джен, как бы ненароком теряя сопротивление.
- О, моя дорогая! Что я вижу! Вы потеряли сопротивление! Подождите, я должен взять омметр.

- Ватсон! Где вы застряли, черт вас возьми! - Холмс был в ярости.
- Подождите, Холмс! Я должен досмотреть, чем это кончится! Возможно, на наших глазах совершается удивительное преступление века!
Холмс на цыпочках подбежал к доктору и выглянул через его плечо.

- Эх вы, доктор... А еще женатый человек! Чего вы там не видели?


Шуршалка


- Миссис Ватсон порядочная женщина! - обиделся доктор. - Мой интерес носит чисто криминально-медицинский характер.
Барон Франкенштейн положил сироту на стул и с упреком обратился к гостям:
- Джентльмены, не путайтесь под скальпелем. Вы приехали искать мою пропавшую собаку?! Так ищите и обрящете!
Детектив и его помощник неохотно покинули обеденный зал, в коридоре их поджидал взволнованный Бэрримор.
- Господа, моя жена налила собачке мисс Эйр ведро овсянки, но кое-какие дела заставили её отлучиться на минутку. Когда она вернулась на псарню, ни Гафа, ни овсянки не было! Я в отчаянии!
- Ваша жена урождённая Селдон? - бросил Холмс и попал в точку. - Впрочем, к делу это не относится. Здесь действует куда более утончённый злодей! Виртуозная работа!
В дальнем конце коридора мелькнул силуэт гигантской фигуры. Холмс вынул револьвер и кивнул Ватсону.
- У вас нет лицензии на ношение оружие! - воскликнул законопослушный доктор.
- Зато на право на убийство - есть! - улыбнулся одними губами детектив.


_blader_


- Холмс! - воскликнул доктор Ватсон, надеясь урезонить великого сыщика. - Я попробовал применить ваш дедуктивный метод, и пришел к единственно возможному выводу!
- Ну же, Ватсон, - поторопил его нетерпеливый Холмс. - Рассказывайте!
- Мы видели, как собака мисс Эйр может складываться и принимать очень компактную форму - вспомните ее саквояж. Нам известно, что миссис Бэрримор налила ей ведро овсянки. Дог сложился, упал в ведро и утонул!
- Да, Ватсон, в чем-то вы правы. Это очень хорошая версия. Жалко, что в нее не укладывается одна улика...
- Какая же?
- Тень из коридора с собакой под мышкой!
Ватсон прижал ладони ко рту в испуге.
- Выходите, доктор Мориарти! Я держу вас на мушке! - крикнул Холмс.
- Я не Мориарти!.. - донесся из-за угла дрожащий голос.
- Ах, тогда примите мои извинения. - Холмс убрал пистолет и повернулся к Ватсону. - Что ж, любезный доктор, и на старуху бывает проруха. Пойдемте в гостиную, файф-о-клок на носу.
- Старуха!.. - ахнул доктор Ватсон. Широко раскрытыми глазами, в которых забрезжила догадка, Холмс уставился на него.
- Черт побери, Ватсон! Иногда и вы бываете гением!


Шуршалка


- Так кто же эта старухе? - воскликнул Ватсон, в восторге от похвалы профессионала.
- Это или мисс Эйр, или миссис Бэрримор! - торжествующе объявил Холмс. - Мисс Эйр могла принести в дом фальшивую собаку, чтобы отвести от себя подозрения, а миссис Бэрримор могла вынести ее в ведре овсянки. Старухой может быть и русский профессор, но это - запасная версия!
- Как вы предусмотрительны, Холмс! - восхитился доктор. - Я сразу понял, что королевский дог не может уместиться в саквояже! Нас попытались обвести вокруг пальца!


Друзья бросились в гостиную, но обнаружили там только Бэрримора, вновь накрывавшего на стол.
- Скоро будет чай с овсяным печеньем! - предупредил он гостей. - Не ешьте!
- Нас хотят отравить, - понимающе кивнул Ватсон.
- Нет, просто это не печенье, а собачьи галеты, - разоткровенничался дворецкий, - барон испытывает некоторые финансовые затруднения, которые мог бы решить выгодный брак с мисс Эйр.
- А если ее дядя выздоровеет? - спросил Холмс небрежно. - С чего бы ему умирать, если мисс Эйр всего 18.
- О, барон не так глуп. Он уже пригласил дядю в гости. Правда, из-за ветхости замка жить он будет у доктора Ройлотта... Тот будет рад сдать хоть одну комнату в своем доме. О докторе ходит много сплетен. Но разве он виноват, что его падчерицы мрут как мухи...


_blader_


- Я все слышала! - в гостиную зашла миссис Бэрримор, неся самовар. - Чай тоже не пейте!
- Неужели существует специальный собачий чай, которым нас собрался напоить барон?
- Нет, просто вас хотят отравить.
- О. - Ватсон смутился.
- Сами рассудите: барон совершенно не разбирается в чае, и поэтому вот уже двадцать лет кряду заказывает чай у одного и того же поставщика. А бергамот, который они кладут в продукцию - это что-то невообразимо ужасное! Чистая отрава!
- Что ж, если барон Франкенштейн до сих пор не умер, мы все же попробуем этот чай! - великий сыщик был настроен как никогда решительно.
- Холмс!.. - пораженно вскричал доктор Ватсон. - Вы сейчас пошутили или мне показалось? И почему в вас проснулась безрассудная тяга к риску?
- Я надеюсь, мой дорогой доктор, что вкус этого загадочного чая прольет свет на загадку исчезновения собак...


Миссис Бэрримор достала из кармана фартука огромный сапог, заляпанный жирной английской грязью, и начала водружать его на самовар.
- Что вы делаете?! - хором вскричали мужчины.
- О, - миссис Бэрримор кокетливо потупилась. - Этот русский, доктор Борменталь, научил меня правильному приготовлению самовара, и при этом был так добр, что предоставил для этой цели свой сапог...
У Ватсона потемнело в глазах.


Fryusha


- А к чаю, - сказала миссис Бэрримор, - я традиционно подаю хот-доги.
Холмс и Ватсон переглянулись. Так вот где собака зарыта!
Ватсон уверенной рукой взял хот-дог и осторожно приподнял верхнюю булочку. - Простите, миссис Бэрримор, а нет ли у вас такого же симпатичного хот-дога, но с другой частью собаки?


_blader_


Холмс взял из рук доктора хот-дог.
- Мда. Эта часть собаки чрезмерно увеличена. Мне кажется, тут не обошлось без хирургического вмешательства. Как по-вашему, Ватсон? Помнится, господа из России говорили что-то про пересадку жизненно важных частей от обезьян... Я забираю эту улику, - объявил сыщик во всеуслышание.
- Эти русские любят все преувеличивать, - проворчал доктор.


Fryusha


- Да-да, - пробурчал доктор, - я даже помню те частушки, которые пел под гармошку великий Павлов, приняв обезболивающее по Пирогову:
"Старичка омолодили -
От собачки что-то вшили.
Ничего не понимает,
Только ножку поднимает!" (с).


Шуршалка


Холмс убрал хот-дог под кепку.
- Итак, Бэрриморы, благодарю вас за сотрудничество!
- Мы не могли поступить иначе, - сказал Бэрримор скромно, - к тому же, мы с вами где-то встречались.
- Где? - Холмс потерял невозмутимость и посмотрел на дворецкого проницательным взглядом.
- Когда-то я служил у сэра Баскервиля, сэр, - просто ответил дворецкий.
- Да? - великий сыщик был обескуражен. - Никогда бы не подумал, а ведь у меня прекрасная память на лица! Теперь я вспомнил, вы - дворецкий Бэрримор.
- Спасибо, сэр, - польщенно поклонился Бэрримор.
- Овсянка миссис Бэрримор говорит сама за себя! - растрогался доктор. - Но я припоминаю, что там была еще и собака...
- Пустяки, сэр, - отмахнулся Бэрримор, - она умерла от отравления фосфором.
- Но я понял, что миссис Бэрримор сегодня уходила на болота помочь своему сбежавшему из тюрьмы брату! Разве он не погиб той ночью? - недоверчиво спросил Холмс.
- Моя супруга из многодетной семьи, - с этим исчерпывающим ответом Бэрримор хотел было увести жену из гостиной, но вдруг остановился и поднял с ковра запачканный кровью скальпель.
- Барон работает, не покладая рук, - заметил он.


_blader_


Вдали мелькнул силуэт человека с шакальей мордой и пропал.
- Что это было, Холмс? - вздрогнув, спросил доктор Ватсон.
- А, - отмахнулся сыщик, - пустяки. Коллективная галлюцинация на основе древнеегипетских мифов.
- Но, может быть, это результат противоестественных опытов барона?
Холмс поскреб подбородок, затем взял у Бэрримора скальпель и внимательно посмотрел на лезвие.
- Невозможно. Эта кровь принадлежит человеку или обезьяне, но никак не шакалу...
- Поразительно, Холмс! - Ватсон с восхищением посмотрел на сыщика, который с растущим подозрением вглядывался в багровые разводы.
- ...Впрочем, я вижу тут следы и собачьей крови! - Холмс отбросил скальпель и вытащил пистолет. - Ватсон, мы напали на след!


Шуршалка


- А на чей след? - не понял простодушный Ватсон. - У нас уже есть подозреваемые: барон, мисс Эйр, русский профессор с ассистентом, вы и я, собака мисс Эйр, супруги Бэрримор.
Дворецкий деликатно кашлянул.
- Пардон, дорогой Бэрримор, - смутился доктор, - так обычно говорят в детективных романах.


С улицы послышался душераздирающий вой, Холмс поспешил во двор. За ним кинулся Ватсон. Супруги Бэрримор воспользовались моментом и собрали небольшую передачу для Селдона. Он обожал собачьи галеты и фаст-фуд.
Взору отважных борцов с преступностью открылась ужасная картина. Огромный мужик душил профессора Преображенского, Борменталь пытался их разнять, а барон и очень бледная и как бы обескровленная мисс Эйр наблюдали за этой сценой, время от времени переговариваясь. Видно было, что они понимают друг друга с полуслова. Из-за живой изгороди виднелась голова павиана. Он с любопытством глазел в соседский двор.
- Му-му! - мычал здоровенный мужик.
- Что ты делаешь, Герасим, скотина! - кричал Борменталь.


Барон любезно кивнул Холмсу.
- Мой слуга, - показал он на Герасима. - Не думал, что он будет обладать такой мускульной силой!
- Виктор - настоящий гений! - нежно мяукнула мисс Эйр. - Он показал мне пару опытов. Сначала в гостиной, а потом на лабораторном столе!
- Этот каналья Преображенский чуть не украл у меня тетради с бесценными записями. И сегодня он приставал к Герасиму. Дорогу спрашивал! Как же!
- Но ведь вы сами пригласили его в гости! - недоуменно воскликнул Ватсон.
- Я сказал так, чтобы запутать следы, - хмыкнул Франкенштейн. - Вы ведь могли быть его шпионами!
- Как мелко с вашей стороны! - пылко бросил Ватсон. - Мы шпионы Её Величества!
Холмс скривился. Ватсон, как всегда, был слишком прямолинеен.


Герасим тем временем выпустил профессора и кинул его на руки Борменталю.
- Пойдемте пить чай, - сделал широкий приглашающий жест барон.
Павиан перелез через забор и присоединился к собравшимся.
- Я буду пить чай с обезьяной? - удивился профессор.
- Не с собакой же! - подмигнул ему Холмс.


_blader_


Ковыляя в гостиную, павиан обронил фотокарточку. Борменталь подобрал ее - на фото была изображена молодая девица. Павиан покраснел еще сильнее.
- Ай-яй, - погрозил пальцем профессор Преображенский. - Не стыдно? А еще член парламента...
- Ей-ей, доктор, - забулькал павиан, - каждую ночь... мурмулеточки...
Когда все расселись за круглым столом, Холмс встал и, постучав вилкой о чашке, сказал:
- Господа, минуточку внимания! Я хочу сказать кое-что!
Разговоры стихли. Убедившись, что всеобщее внимание приковано к нему, Холмс продолжил:
- Как это печально, господа. Подумать только - в этом доме к чаю подают не ложечки, а вилки!
Бэрримор, покраснев, как павиан, бросился к Холмсу с ложечкой наперевес. Получив вожделенный прибор, Холмс успокоился и сел. Снова поднялся шум разговоров.
Внезапно раздался пронзительный голос барона Франкенштейна.
- Но все-таки, Холмс! Вы не ответили нам! Что за проклятие лежит на роде Франкенштейнов?
- Проклятье, - пробормотал великий сыщик. - Я совсем о нем забыл...


Шуршалка


Гости возмущенно загудели.
- Вы отказываетесь от гонорара, мистер Холмс? - нахмурился барон. - Не думал, что вы так быстро сдадитесь!
- Нет! - одновременно воскликнули великий детектив и его помощник.
- Мистер Холмс хочет сказать, что он пришел к своим гениальным выводам сложными и тернистыми путями! - объяснил Ватсон. Ему было обидно за друга.
- Давайте спросим у Герасима? - находчиво предложил Холмс. - Он - ключ к разгадке исчезновения...
- Муму! - воскликнул барон.
- Шарика! - встрял Преображенский.
- Гафа! - пискнула мисс Эйр.
- Как много собак, однако! - ахнул павиан.


Бэрримор выронил поднос с остывшими уже хот-догами, те разбежались и попрятались по самым темным и труднодоступным углам. Один из хот-догов провалился в чёрную дыру и после ряда невероятных трансформаций вернулся на родную планету в образе непобедимого Супермена. Но это уже другая история.
- Успокойтесь, дорогой Бэрримор, - мягко сказал Холмс, - вы в безопасности. Здесь собрались всего лишь маньяки, убийцы, патологические лгуны и мошенники.


_blader_


- Но в данном случае, - продолжал Холмс, - мы собрались, чтобы узнать, кто же украл бедную помесь лайки с водолазом...
Все озадаченно нахмурили лбы, силясь вспомнить.
- Не утруждайтесь, господа, просто загляните в начало этой ветки комментариев.
Морщины на лбах разгладились, послышались вздохи облегчения.
- Итак, кто же вор? - Холмс жестом фокусника воздел палец. - Сейчас мы все увидим это своими глазами!
Все испуганно переглянулись. Ничего не происходило...
- Проклятье, - Холмс смутился. - Сейчас, сейчас...


И тут с диким воплем вскочила Джен Эйр - на ней загорелась изящная шляпка.
- Вот она! - с пафосом воскликнул великий сыщик, внезапно полюбивший дешевые театральные эффекты. - Это она украла!
- Он все равно умирал! Что же мне было, помереть под забором? - прорыдала лжегувернантка.
Но внезапно загорелся и котелок барона Франкенштейна. Холмс неуверенно перевел палец на него.
- Мисс Эйр! - закричал барон, заламывая руки. - Я же не крал вашу невинность! Вы сами мне ее отдали!
Последовав примеру чужих головных уборов, загорелись шляпы, фуражки, бурнусы и ушанки прочих гостей.
- Вор на воре сидит и вором погоняет! - Холмс был в отчаянии. Его спектакль, его звездный час, тщательно продуманный драматургически, рушился на глазах.


Шуршалка


- Оставьте ваши фокусы! - раздался обличающий голос. В гостиную ворвалась разъяренная молодая дама в ночной сорочке, с развевающимися по плечам черными кудрями. - Здесь зажигаю я!
- Берта Рочестер! - вскричали барон Франкенштейн и Джен Эйр.
- Девушка с фотографии павиана! - изумился Борменталь.
- Вы тоже пироманка?!- вытаращил глаза дворецкий Бэрримор.
Пламя к этому времени погасло само собой. Берта разочарованно повернулась и выбежала.


- Сколько тайн скрывают старинные замки! - задумчиво произнес оправившийся от конфуза Холмс и вытащил из-под кепки хот-дог.
- Кровь! - закричали все хором.
- Кетчуп потёк, - извиняющимся тоном отвечал Холмс, - но мы как никогда близки к раскрытию страшной тайны! Итак, павиан и Берта знакомы, мисс Эйр и Виктор Франкенштейн знают Берту. Значит, мисс Эйр и барон давно знакомы между собой, и каждый по отдельности знаком с павианом! Мало того, павиан живёт в доме некоего странного доктора и даже гуляет с ним! А, согласно Аристотелю, павианов называют СОБАКОГОЛОВЫМИ из-за формы головы. Так, например, есть павиан Анубиса.
- Не его ли мы видели, Холмс! - вспомнил Ватсон очень кстати.
Холмс улыбнулся:
- Элементарно, Ватсон!
Гости разразились аплодисментами, Холмс поклонился.


_blader_


- Но что же из этого следует, уважаемый мистер Хольмс? - задал каверзный вопрос доктор Борменталь.
- Все врут! - загадочно ответил Холмс, прихрамывая, вышел из-за стола и, подойдя к Борменталю, спросил его:
- А вы - знали Берту?
Доктор Борменталь смутился.
- Признаться... - запинаясь, проговорил он, - Берта Ивановна уже умирала в моей операционной целых двенадцать раз - и это только в текущем году! Каждый раз я констатировал безусловную смерть... Но все же я не могу сказать, что знаю ее. Тело Берты Ивановны - да, двенадцать раз да, но ее душу? Увольте-с.
- Ох, что-то вы юлите, дорогой доктор Борменталь, - Холмс был недоволен.
- Спросите меня, знаю ли я Большую Берту, - раздался голос от двери.
- Бэрримор? - удивлению Холмса не было предела.
- Да, сэр. Я воевал в первую мировую, - скромно добавил дворецкий.


Шуршалка


- Ваши показания произведут хорошее впечатление в суде, - Холмс похлопал бравого вояку по плечу.
- Несомненно, - поддакнул Борменталь, - но моя Берта Ивановна не такая большая.
- А откуда вам это известно? - детектив вцепился в доктора хваткой бультерьера.
Борменталь спрятался за павианом и сделал вид, что считает мелочь в кошельке.
- Мой ассистент вне подозрений, - веско вступил в разговор профессор Преображенский, - во времена Большой Берты он был ребёнком.
- Я не знаю возраст вашего ассистента, - парировал Холмс, - да, он выглядит молодо, но я не забыл ваше опрометчивое высказывание о яичниках обезьяны. Доктор может быть старше вас. А вы вообще вполне можете оказаться Мафусаилом!
- Откуда вы... - разоблаченный профессор потрясенно замолк.
- Дедукция, господа, дедукция, - Холмс не стал добивать поверженного русского ученого…



Похожие публикации:

Шесть синопсисов
Действительно шесть синопсисов!
15:03


17:11
достал из нее письменный прибор работу Рериха и Каузе

Опечаточка вроде.
Прикольная мешанина, жаль без других участников))
17:22
Я спрошу у правообладателя, можно ли вставить буковку. Я давно ее заметила, но все недосуг было.
21:58
Я про «работу», если что))
(«Эрих Краузе» смешно переделан)
09:12
Балда я!!!:))) Спасибо, посмеялась еще))
10:06

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru