"На графских развалинах" Глава 17. "Не просите ни любви, ни смерти – они сами вас найдут…"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Детектив
  • Юмор

Ждать у верстового столба  Анджею пришлось недолго. Очень скоро юноша увидел быстро едущую коляску, в которой сидела Злата и приветливо махала своему кавалеру. Одета она была в костюм-амазонку для верховой езды и шляпку-цилиндр с вуалеткой. Коляска поравнялась с юношей, и Анджей вскочил в нее.  Одновременно радуясь и немного робея, оттого что оказался с девушкой практически наедине. Однако, сначала они поехали вовсе  не к развалинам.

- Я хочу навестить  бедную старушку,  живущую  в местной богадельне, – пояснила Злата. - Эта женщина когда-то была няней у детей последнего графа  Чертовницкого. Бедняжка совсем слаба и почти ничего не помнит. А родственников в нашем городе у нее нет.

- Конечно, конечно! Мы непременно должны помочь несчастной женщине!– пылко воскликнул Анджей.

  Про себя очень обрадовавшись, что нравящаяся ему девушка столь же добра, сколь и красива.

В углу заросшего одуванчиками двора богадельни дремала маленькая худенькая старушка в чепчике. Злата подошла к ней и ласково коснулась ее руки.

- Пани Агнесса! Я пришла вас навестить. Вы помните меня? А это мой друг – пан Анджей Пекарский.

Старушка медленно открыла глаза. Взгляд ее, поначалу мутный и сонный, неожиданно стал ясным и осмысленным. Пани Агнесса взглянула на юношу и произнесла сдавленным, дрожащим голосом:

- Радек! Ты все-таки пришел навестить меня? А где Беата, моя любимая девочка?

  Юноша и девушка недоуменно переглянулись.

- Простите, пани, вы меня с кем-то путаете, - тихо произнес учитель. - Мое имя Анджей.

  Старушка кивнула.

- Да-да! Моя девочка так его и назвала. Бедный Радек! Бедная Беата! Старый коршун разлучил голубка и голубку. Убила голубочка меткая пуля. А голубка совсем зачахла в золоченой клетке. Я плакала вместе с ней, да чем я могла помочь своей девочке? Пекарский… Да-да, так она тогда и написала. Ах, Радек, какой пирог ты бы мог испечь на собственную свадьбу!..

  Пани Агнесса произнесла последние слова и вновь закрыла глаза. Голова ее бессильно свесилась на грудь. Кажется, старушка снова погрузилась в сон.

- С ней такое иногда бывает, - смущенно и немного испуганно прошептала Злата. – Как начнет вспоминать свою жизнь, так говорит странные, бессвязные речи. И все время плачет о «бедной Беате». Так звали дочь старого Чертовницкого. Говорят, что после того, как граф  проклял и прогнал от себя сына, обвиненного в разбое, он  запер единственную дочь в ее покоях и никуда  не отпускал. Беата умерла от тоски и одиночества, а, может, от несчастной любви. На этот счет история умалчивает. Грустные, в общем, дела.

- Очень печальные, - согласился Анджей. - Граф-то, похоже, был тем еще самодуром и деспотом. Однако, прошу вас, не плачьте, дорогая Злата. Все это – далекое прошлое.

- О, да, – вздохнула девушка. - Но мне порой так жаль старенькую няню и ее воспитанницу...

  Анджей бережно пожал руку девушки.

- У вас золотое сердце, милая панна, - трепеща и смущаясь, сказал он. - Такое же чистое и прекрасное, как  ваше имя.

  Злата зарделась от удовольствия.

- Мне еще никто не говорил таких слов. Спасибо, Анджей, что поняли и разделили мой порыв помочь одинокой старушке. Давайте  тихонько отойдем и не будем мешать ее отдыху.

  Юноша и девушка на цыпочках отошли от пани Агнессы. Но старенькая няня вдруг  открыла глаза и сказала неожиданно громко и твердо:

- Черный Коршун вновь прилетел к разоренному гнезду. Будьте осторожны, дети мои!

После чего опять погрузилась в сон.

 

Раздав обитателям богадельни кучу пакетов  с подарками, девушка и юноша, наконец-то, отправились к развалинам. Злата отпустила возничего домой, и коляской теперь правил Анджей. Вскоре перед ними встали освещенные лучами заката стены разрушенного замка.
Время для влюбленного юноши летело незаметно. Он беседовал со Златой о легендах далекого прошлого, держал ее палитру, когда девушка делала эскизы  древних   стен и башен.  Иногда  поддерживал Злату под локоть, помогая ей пройти по выщербленным плитам. В эти мгновения сердце Анджея билось особенно радостно и трепетно.
Краски вечерней зари почти угасли над лесом. Девушка с сожалением бросила прощальный взгляд на живописные руины.

- Вот так всегда – увлекаюсь рисунками и не успеваю осмотреть весь замок.

А ведь тут можно найти много интересного!

- Еще бы! – охотно подхватил юноша. - Взять хотя бы вот этот барельеф.

- Где? – удивилась Злата.

- Да тут, у стены, возле которой вы стоите.

  Девушка обернулась. Удивленно прикоснулась кончиками пальцев к выпуклому камню.

- Подумать только! И как я раньше не заметила этого рисунка? Змея в короне!

Это же символ рода Чертовницких.

  Анджей подошел к Злате  и тоже коснулся  холодного  камня.
В тот же миг плита под их ногами резко крутанулась, а стена с барельефом с грохотом поехала в сторону. Юноша с девушкой не успели ахнуть, как очутились в темном подземелье.
Круженье прекратилось, и стена встала на место, полностью закрыв выход наружу.

- Что же нам теперь делать? – дрогнувшим голосом прошептала Злата.

- Прежде всего – не паниковать. Как удачно, что вы решили захватить с собой фонарь!

  Юноша зажег светильник. Золотые отсветы побежали по каменным стенам и низкому потолку.

- Вот так! Теперь темнота нам не страшна. А что касается выхода -  то если закрылся этот, нам стоит лишь  пройти по подземному входу, и через какое-то время отыщется  другой. В овраге, возле бывшего постоялого двора.

  Анджей улыбнулся спокойно и уверенно. И с удовольствием отметил, что страх на лице Златы уступил место решимости.

- Конечно, мы выберемся отсюда! Ах, Анджей, рядом с вами мне ничего не страшно. Не представляю, что бы я делала, окажись одна в этой темной глуши.

- Знаете, милая панна, - сказал  юноша, помогая девушке перебираться через  преграждающий дорогу каменный завал.

 - Мне кажется, человек должен хоть раз в жизни оказаться в кромешной глуши, чтобы физически испытать одиночество, пусть даже задыхаясь при этом от тревоги и страха за свою жизнь, почувствовать, как это — зависеть исключительно от себя самого, и, в конце концов, познать свою суть и обрести силу, ранее неведомую.

- Да, Анджей, - прошептала Злата. - И я чувствую, что вы – именно такой человек. Добрый. Сильный и надежный. Когда я была маленькой и читала книжки с приключениями, то всегда немного влюблялась в главных героев.

А теперь мне кажется…

  Голос ее понизился до самого тихого шепота.

- Я встретила такого человека наяву. Ох! Наверное, девушке нельзя говорить подобные  вещи мужчине, с которым она знакома меньше суток. Должно быть, темнота вокруг и тревога за наши жизни делают меня такой смелой.

  Анджей остановился. Обнял Злату, прижал ее руку к губам.

- Не надо, панна, - тихо произнес он. - Не говорите  слов, о которых можете потом пожалеть.

  Юноша печально подумал, что сама драматичность случая бросает девушку к нему в объятия. Но, он, как благородный человек, не имеет права этим воспользоваться.
Злата упрямо качнула головой.

- Я ни о чем не пожалею!  Быть может, книги правы? И судьба действительно подарила нас друг другу  в самое подходящее время?
Она вдруг споткнулась о камень, и Анджей подхватил ее, крепко обняв. Из прически Златы выбился шелковистый локон и скользнул по щеке юноши, ласково щекоча.  Анджей невольно затаил дыхание.
- Мне кажется, теперь я поняла, какой способ – узнать нравится тебе человек или нет – самый верный.
Злата говорила, застенчиво опустив глаза. Но в голосе ее звучало затаенное  лукавство, а на губах играла улыбка.
- Чтобы узнать это – надо забраться с ним в самую глубокую и темную пещеру.
Она не спешила отстраняться от юноши. И он – не разомкнул объятия.
 - Боже мой, что я делаю! – пронеслось в этот миг в голове Анджея. -  Или  это наоборот хорошо – вместе потерять голову среди  бесконечных темных переходов? А  не ответить на порыв чувств любимой девушки – значит оскорбить саму Любовь!

  Руки Златы легли юноше на плечи. Их губы почти соприкоснулись…

 За ближайшим поворотом послышались громкие  голоса, и свет чужого фонаря упал на серые стены.
Вначале Анджей даже обрадовался неожиданной встрече. Ему подумалось, что незнакомцы могут им помочь, или это отец Златы успел послать кого-то на поиски пропавшей дочери.

Но тут хриплый голос за углом мрачно произнес:

- Так, может,  ваш батюшка просто был изрядным шутником? А, пан Чертовницкий? И никакой подземной сокровищницы здесь нет? Выходит, я зря покупал за свои денежки   керосин, чтоб  спалить к чертям  постоялый двор?!

  Глаза Златы испуганно округлились. В одно мгновенье  юноша   прижал палец к губам, жестом приказывая хранить молчание, погасил фонарь и толкнул девушку к стене.  Изо всех сил надеясь, что бандиты не свернут в этот проход  или не заметят их среди теней, образуемых тусклым фонарем.

Поначалу,  казалось, что опасность миновала. Голоса злодеев стали удаляться. Но тут  Злата неловко пошевелилась и задела торчащий из стены камень.
 С тихим, но отчетливым стуком он упал на пол. Пятно фонаря тут же метнулось в сторону спрятавшихся.
Свет ударил в лицо, и Анджей сделал шаг вперед, заслоняя собой девушку.

- Ба! Кого я вижу! Частная ищейка собственной персоной! Позвольте поинтересоваться, что вы здесь вынюхиваете, пан Пекарский?

  Бывший американец успел выхватить из кармана револьвер и теперь держал юношу на прицеле, насмешливо ухмыляясь.

- Да еще и в компании дочки бургомистра! – подхватил его сообщник. – Надо же, какой прыткий молодой человек! Так ловко совместить приятное с полезным – остается только позавидовать.

- Отпустите панну  Левандовскую, - тихо и твердо произнес Анджей, делая вид что его не затронули гнусные намеки бандита. – Девушка тут ни при чем. Она ничего не знает о моем расследовании.

- Да, ну? – почти весело удивился Казимир - А зачем же она потащилась вслед за тобой, мальчишка, в эти подвалы? И к тому же я, как потомственный граф Чертовницкий, не могу допустить, чтобы девушка заблудилась  в подземелье. Лучше вы останетесь здесь оба… навсегда!

- Слышь, потомственный, а вот, похоже,  твоя заветная дверочка!

  Сообщник поднял фонарь выше и стряхнул пыль со стены.
Среди каменной кладки явственно обозначилась большая железная дверь, вся в каких-то выбитых на металле узорах и странных знаках.

- Ого! Вот спасибо тебе, Хенрич! Сейчас постараемся ее открыть. Лови пока!

  Казимир бросил сообщнику свой револьвер, который тот ловко поймал.

- Подержи-ка на мушке этих голубков.

- Отчего бы не пристрелить обоих  сразу? Оставить их здесь – лишние хлопоты.

- Болван! Парень поможет нам таскать сокровища, а за девицу мы сможем получить неплохой выкуп.

  Казимир осматривал и ощупывал дверь. Лицо его исказила хищная усмешка.

- Ну что, папенька, твой беспутный сынок все-таки вернулся в родные владения. Когда я бежал за океан, ты совсем свихнулся и перетаскал все наши богатства в старый подземный ход. Ха! А теперь за ними пришел бывший предводитель банды «Черных Коршунов», до сих пор числящийся в розыске в этом захолустье. Но скоро у меня будет достаточно денег, чтобы купить всю местную полицию. А неплохая была мысль - проникнуть в город род видом американца… Ну, как я и предполагал, сразу в нашу сокровищницу не попадешь. Люди болтали о каком-то заклинании, наложенном на дверь.

Якобы открыть ее сможет только истинный потомок Чертовницких. Чушь собачья! Я-то сразу понял, что все дело в хитром механизме.

  Он достал из кармана серебряную статуэтку.

- Змея в короне – наш семейный талисман. Но  чтобы точно удостовериться, пришлось наведаться в библиотеку за рисунком, а потом почистить комнату  идиота француза.

  Анджей сжал кулаки. Преступник, которого он так долго искал, теперь был совсем рядом. Если бы удалось справиться с его сообщником!
Злата по-прежнему стояла за спиной юноши, и он слышал ее тревожное учащенное дыхание. Анджей незаметно пожал руку девушки, пытаясь хоть как-то ее приободрить.
Хенрич откровенно зевнул, слушая разглагольствования бывшего атамана.

- Слушай, пан Казимир, кончай болтать и открывай уже  сокровищницу. Мне  не терпится посмотреть на свою долю.

- Открываю!

  Сжав в ладони статуэтку, Казимир поднес ее к двери, собираясь поставить  на небольшой выступ среди причудливо сплетающихся узоров.
И в тот же  миг  вскрикнул от ужаса!
Серебряная змея ожила! Дрожь пробежала по ее блестящей чешуе. Волшебное создание рванулось из руки бандита, оскалило сверкающую пасть и громко зашипело.
По глазам ударила вспышка бело-голубого огня.
 Казимир вскрикнул от боли и взмахнул обожженной рукой, отбрасывая опасный раритет прочь.
Новая молния ударила в потолок!

Сверху сорвался камень. Бандит успел отшатнуться и удар пришелся вскользь. Но  Казимир, глухо охнув,   осел на пол.
Хенрич растерянно обернулся на крик атамана. Анджей  схватил  булыжник  и с силой ударил врага по руке!  
Револьвер грохнулся на пол.   Злата, пискнув от ужаса,  отбросила его ногой в сторону.
Сообщник Казимира взвыл от боли. Крепким ударом  Анджей   опрокинул врага на камни. Но злодей  быстро вскочил и бросился на юношу. Сыщик еле увернулся летящего в лицо кулака. Хенрич  размахнулся снова. Анджей впечатался в стену и упал на колени.
 Злата отчаянно закричала.
Шатаясь, как пьяный,  Анджей попытался встать. Перед глазами плыли багровые пятна, где-то в затылке  взрывался звоном колокол. Внезапно рука его коснулась чего-то твердого и холодного.
Хрипло выплюнув ругательство, бандит занес острый обломок камня над головой юноши. Анджей машинально вскинул руку, защищаясь…

И снова полыхнула бело-голубая молния!



Похожие публикации:



09:59
ух, сюжет развивается всё интереснее thumbsup rose

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru