Полезная информация
"Есть только миг между Прошлым и Будущим..." Глава 36. "Пепел Клааса…"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Историческая

- А потом я услышала родной голос, зовущий меня, – улыбнулась Лиза.

И увидела, как все вы бежите к нам по Лунной Дороге…

- Значит, самое время отпраздновать победу, - радостно заметил Том.

- Без меня, друзья! – развел руками Оборотень. - Теперь я поспешу к Нике, чтобы получить заслуженный нагоняй.

- А куда же мы пойдем? – поинтересовался Волчонок, когда друзья попрощались с Оборотнем. - В кафе с верандой, где такое вкусное мороженое?

- В «Шоколадницу»! – решительно сказала Маргоша.

  Она сделала «страшные глаза» и добавила:

- Знаете, мне кажется, что все эти безумные перемещения начались лишь потому, что мы с Симоном нарушили традицию и не пошли туда, как только приехали на Угол Невского.

- Значит, надо немедленно исправить ошибку, - вздохнул Патер. - Хватит с нас уже скачков во Времени.

  В «Шоколаднице», как всегда, было тепло, уютно и упоительно пахло кофе с корицей. С круглых фонариков на низких арочных сводах лился золотистый свет.
Весело переговариваясь, друзья расположились за столиком, на котором вскоре появилось несколько чайников и целое блюдо с пирожными. Маргоша взяла чашку и, зажмурившись, с удовольствием вдохнула струящийся над ней ароматный пар.

- Зеленый с жасмином! Помнишь, Симон, как ты впервые привел меня сюда и заказал такой же чай?

- Помню, конечно, - улыбнулся юноша, обнимая ее за плечи. - Ты тогда еще спросила: почему именно этот сорт? А я ответил, что в честь Командора, который так же сидел за этим столиком и смотрел в окно.

  И оба, не сговариваясь, посмотрели в ту сторону.
В этот миг на улице снова брызнул дождь, звонкий и солнечный. И в прозрачных струях, бегущих по стеклу, им привиделся знакомый силуэт с пышно растрепанной седой гривой и доброй улыбкой, прячущейся в густой бороде.

- После такого дождя всегда радуга бывает! – воскликнула Бэкки, едва не уронив половинку миндального пирожного. - Давайте сейчас выйдем и посмотрим!

- Одну минуточку, друзья! – попросил Патер. - Сейчас я должен сказать нечто важное. Лиза, встань, пожалуйста.

  Несколько недоумевающая Лизавета поднялась. Маэстро взял ее за руку и торжественно вывел на середину зала.

- Есть особенный вид любви, – негромко сказал он. - Когда вас любят так, что вы вспоминаете себя настоящего, уже давно самим собой забытого. Родная моя, ты встретилась мне в самый черный час моей жизни. Твоя ласковая и сильная рука вывела меня из мрака. А вовремя сказанные добрые слова помогли вернуть веру в себя. Знаешь, Лиза, я, наверное, говорю все это слишком поздно. Но раньше как-то не находились нужные фразы, да и подарка подходящего к случаю не было. А сейчас – вот он. Пожалуйста, прими его. И помни, что куда бы ни заносили ветры вечного бродягу-музыканта, ты всегда будешь для меня светом в окне, зовущим к родному порогу.

  И с этими словами Патер надел Лизе на палец сверкнувшее золотом кольцо. Немногочисленные посетители кафе, изумленно следившие за столь своеобразным объяснением, разразились одобрительными возгласами и аплодисментами.

- Боже мой, какой чудо! – восхитилась Лизавета после долгого поцелуя. – И какая тонкая работа! Откуда оно у тебя?

- Из Прошлой жизни, - задумчиво улыбнулся Патер.

– Я отдал старый долг моей Юности и взамен получил этот подарок.

- Загадками, говоришь, дорогой! А ты расскажешь когда-нибудь мне об этом всю правду?

- Нет. Я расскажу тебе сказку. Жестокую, но с хорошим финалом.

- Дорогие взрослые, хватит с нас уже сказок и загадок! – не выдержал Том. - Чай выпит, пирожные закончились. Нам с сестренкой, между прочим, скоро в Алэйзию улетать, а мы еще и половины вашего чудесного города не видели.

- Значит, пора на прогулку! – весело отозвался Симон.

- Там же гроза еще не кончилась! – удивилась Маргоша. – Слышишь, как гром гремит?

- Это не гром! Это звонкий майский гонг, возвещающий начало конца весны! Это духи весны, в конец распоясавшись, стучат в свои небесные барабаны, призывая дожди. Самые хмельные, самые романтичные, напоенные там, высоко, солнечным и лунным светом, грозовыми разрядами и медовыми запахами грядущего лета.

- Ура! – закричали Волчата, - Хей-лило! Всем радоваться и плясать, купаясь в звуках и бриллиантовых каплях!

  И друзья со смехом выбежали наружу, где еще срывались с крыш последние капли, а над шумным Невским, упираясь одним краем в золотой шпиль Адмиралтейства, раскинулась в синеве огромная радуга.

 

Молодежь весело носилась у воды, под стеной Петропавловского бастиона. Синие волны ударялись о старую брусчатку и рассыпались тысячами брызг. Лиза и Патер полюбовались веселой картиной и отправились на лавочку возле  Комендантского дома. Маэстро, переглянувшись с юношей, притворно закряхтел:
 - Мы лучше тут посидим. Ваше дело молодое – вот и бегайте по бастионам.

Я все это уже сто раз видел, и к тому же ваши скорости мне не по ногам. Или не по годам?

  Он оглянулся на Лизу.

- Как правильно сказать-то?

- Правильно – сесть рядом со мной. Я возьму тебя за руку и хотя бы пару часов буду уверена в том, что тебя не понесет спасать Мир, – вздохнула Лиза.

- Будешь тут у меня под арестом.

  Маэстро довольно улыбнулся, обнял жену и подмигнул ребятам.

- Слишком долго не гуляйте! И принесите потом арестанту что-нибудь вкусненькое.

  Молодежь радостно умчалась, а Патер остался сидеть, любуясь на облака, плывущие над Собором. На самом деле он чувствовал себя вполне сносно. Только безумно хотелось побыть в тишине рядом с любимой женщиной.
Лиза украдкой поглядывала на золотое колечко и тихо вздыхала.

- Нравится? – спросил он, перехватив ее взгляд.

  Лиза кивнула. А потом спросила:

- Так ничего мне не и расскажешь?

- Ну-у, – протянул музыкант. – Это долгий разговор.  И не сказать, чтобы приятный. Разве что про колечко можно пару слов сказать. Помнишь, ты меня спрашивала – куда подевался королевский подарок? Так вот это он и есть.

- Да ты что? Нашлось?

- Не само, конечно, нашлось. Мне его вернул мой учитель. Об обстоятельствах я пока умолчу, можно?

  Лиза покачала головой.

- Ладно уж, бродяга, молчи. Может, потом песенку об этом напишешь.

  Она поднесла кольцо к глазам.

- И как я сразу не догадалась, что это то самое кольцо – вот же на нем лютня, оплетенная венком из клевера! Но правильно ли я сделала, что приняла такой подарок? Оно же – твое.

  Патер пожал плечами.

- У меня – другое есть!

  И он помахал рукой, демонстрируя свою принадлежность к Пажескому Корпусу.

- Мне кажется, что оно мне куда дороже. Я только сейчас понял, что зря отбивался от военной карьеры. Причем, всегда и везде. Мои предки лежат на полях Европы, а отец – преданно служил королю Карлу. Но меня во все века ничего, кроме музыки не интересовало. Мой русский отец тоже был военным. После его смерти я мальчишкой попал в Корпус. И пролил по этому поводу немало слез. Хотя честно воевал потом во время Первой Мировой. Революции я не обрадовался, но подумал, что для меня это шанс снять погоны и отдаться любимому делу. А в итоге, вместе с погонами я и жизнь потерял…

- Но ведь тебя убили не за них, а за то, что ты пытался защитить жену!

- Хм! Это – как посмотреть! Если бы я воевал в Белой Армии, возможно, до расправы в Крыму дело бы не дошло. Ведь сколько таких, как я, было? Я сто лет себя за это корил. Может, и пил поэтому…

- Не терзай себя! Ты же сказал, что Ларри теперь счастлива. А у истории нет сослагательного наклонения…

- Это неправильный перевод. «Die Geschichte kennt kein Wenn» что означает – история не знает слова «если». К тому же, у некоторых получается ее слегка переписать. Или подкорректировать. Вот и мы вместе с Симоном…

  Тут Патер понял, что ляпнул лишнее. Пришлось рассказывать – опуская  страшные подробности.

- Мы не пустили зло в наш век, – закончил он.
Лиза покачала головой и грустно посмотрела на супруга.

- Я вышла замуж за супергероя, - грустно усмехнулась она.
- Ну, не знаю, как там насчет «супера», а погеройствовать пришлось, - нехотя признался маэстро. – Никакой радости мне это не принесло…
Лизавета еще крепче обняла мужа.
- Почему между силами тьмы и нашим хрупким миром всегда встаете вы? – тихо произнесла она.
- Мы с Симоном?!
- Вы – поэты, сказочники, музыканты!  Чудаки и бродяги, такие нескладные и нелепые, с точки зрения разумного сытого обывателя. Ваши ценности непонятны большинству людей, ваш образ жизни многих пугает. Но когда приходит самый черный час, когда все золото мира не способно отвести беду – кто-то вспоминает ваши мелодии и строки. И поднимает голову. И бросает вызов злу, еще вчера казавшемуся неодолимым. И гибнет в неравном бою, но за ним встает другой, третий, четвертый… Знаешь, я буквально на днях нашла в Сети статью о войне и литературе. Там старик, воевавший во Французском Сопротивлении, рассказывал, что в те страшные годы его поддерживала и окрыляла книга о художнике Ван Гоге. А наши мальчики на полях Великой Отечественной носили в подсумках томики стихов Лермонтова и Симонова.
- Это слишком высокое сравнение, я, пожалуй, такого не достоин, - качнул головой Патер. – Просто надо было заблокировать коридор Времени перед очередным мерзавцем, возомнившим себя Властелином Мира. Ну, и есть, конечно, слабая надежда, что этим вмешательством в историю мы опять, хоть немного, но изменили мир к лучшему. И не случится Третьей Мировой войны или какого-нибудь еще вселенского катаклизма. А еще мне кажется, что в нас с Симоном взыграла кровь всех невинно убиенных и пострадавших.

- «Пепел Клааса стучит в мое сердце»?

- Не только. Здесь и колокол Бухенвальда, и расстрельные списки в Ялте… Извини, но я больше не хочу об этом говорить.

- Прости, ради Бога! Я не хотела, чтобы ты мне эту жуткую лекцию читал!

- Но моя роль в этой пьесе тебя интересовала?

  Лиза ласково коснулась его руки.

- Дура – потому что! Обещаю больше с вопросами не лезть! Разве только с утешениями.

Лизавета ласково погладила мужа по руке и положила голову ему на плечо. Патер только вздохнул, крепче обняв ее. И с тревогой подумал, что в Питере как раз начинаются  белые ночи, а шрам с его тела до конца не пропал. Что скажет Лиза, когда его увидит, даже представлять не хотелось!
- Придется просить Симона, чтобы он с Маргошей постоянно путался у нас под ногами, – подумал маэстро. – И они не оставляли нас наедине. Вот только – как я его об этом просить стану?!  В каких, пардоньте, выражениях? Это я Бэкки мог бы сказать – не пускайте нас в Священную Рощу!  Эх, хорошо быть Волком –
обратился пару раз туда-сюда, и ты - как новенький.



Похожие публикации:

"Есть только миг между Прошлым и Будущим..." Глава 4."И проходишь ты над своей Невой…"
В кафе выясняются некоторые не самые лучшие подробности не только Прошлого, но и Настоящего. Симон решает отвезти Маргошу к Лизе и Патеру в Реп...
"Есть только миг между Прошлым и Будущим..." Глава 3. "Пойдем гулять по ноябрю…"
Герои решают пойти в кафе, чтобы отвлечься. Но исторические дебаты все никак не отпускают их.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Top.Mail.RuЯндекс.Метрика