"Перстень императора" Глава 33."Снова сознание на пределе, рвется дыхание в каждом такте…"
Автор:
Марта
Соавтор(ы):

Галина Семизарова

Жанр:
  • Фэнтези
  • Историческая
  • Мистика

Прижавшись к холодной стене, я следила  за этим  страшным танцем.

И с отчаянием видела, как обезумевший  от горя и гнева Волк совершает одну ошибку за другой!
Вот он прыгает вперед и вверх, стараясь обрушиться на врага всем весом. Но тот ловко бросается в сторону, и  тело Волка, не встретив опоры, с размаху падает на пол. В руке у монстра вдруг появляется что-то похожее на острый клинок, только лезвие его тускло горит красным огнем,  как раскаленное, и от острия исходят струйки черного дыма.
 Враг делает выпад. Волк не успевает увернуться.
И на золотистой груди  появляется черная полоса.
Я прижала пальцы к губам, чтобы не закричать. Две тени закружились еще стремительней. Стало почти невозможно рассмотреть их неистовые прыжки и выпады!

 Волк пытается напасть сбоку, но монстр резко разворачивается и со всей силы бьет Оборотня ногой. Волк с хриплым стоном отлетает в сторону и рушится на спину.

Но, в тот же миг поднимается на лапы и коротким ударом сбивает врага с ног. Монстр  падает, изворачивается, удерживая клинок, катится в сторону. Оборотень настигает его, но враг уже снова на ногах и делает очередной выпад.

 Волк удачно уворачивается, но движения его становятся все медленней. Он бессильно распластывается на полу…
- Все кончено, Блэкнар! Очень скоро ты  встретишься со своей  семейкой. Признайся, ты всегда был неудачником!
Монстр вскинул руки к потолку, открыто торжествуя.
Новый порыв ветра пронесся по залу и высушил мои слезы.

Томас,  став человеком, поднялся с пола.

Поднес руку к груди, чуть пошатнулся, но рванулся в атаку!
 Монстр отпрыгнул  в сторону, выставляя клинок перед собой. Волк,  в стремительном броске, сменил траекторию.  В руке его сверкнул знакомый тускло-зеленый огонь кинжала. Враг резко подался вперед, чтобы нанести последний смертоносный удар.
А Томас мчался на него, раскинув руки, раскрывшись, как тогда на мастер-классе по фехтованию в Гатчине!
Крик застрял у меня в горле.
Но в последнюю секунду Волк низко пригнулся, пропуская занесенное  оружие над  спиной… И тут же сделал мгновенный выпад! Выпрямившись и с силой ударив врага в грудь! Снизу – вверх!  Проклятым, убившим его семью клинком.

Монстр покачнулся, роняя оружие. Томас отпрянул в сторону. Враг рухнул на пол, и в тот же миг его тело рассыпалось горой обугленного праха и дымящихся черных тряпок.

Волк попытался улыбнуться. Шагнул мне навстречу.  Снова покачнулся и медленно опустился на пол. Я всхлипнула и рванулась к нему.
- Все в порядке, девочка. Зло уничтожено. И души моих родных отомщены.
Томас тяжело дышал, но в его карих глазах сияли янтарные огни.

- Ты ранен?!
Я заметила, что Волк все время прижимает руку к груди, и сквозь пальцы уже начинают сочиться алые капли.
- Пустяки! Рана неглубокая. Ника, пожалуйста, не плачь. Честное слово,  я почти в полном порядке.
- Вот именно – почти! – я снова всхлипнула. - Господи Томас, почему ты сразу не достал  этот чертов клинок? 
- В начале боя враг успел бы увернуться. Чтобы нанести решающий удар, мне надо было сначала вымотать его. И одновременно заставить расслабиться, поверив, что я слаб и неопасен.
- Так ты все это время притворялся?! – ахнула я. - Что потерял голову от горя и потому бросаешься в бессмысленные атаки?
- Да!
 Томас выпрямился, глаза его полыхнули расплавленным золотом.

– Я же говорил, что я режиссер – не из последних! И  мне удалось  заставить этого подонка играть по моим правилам!
- Ты  победил, – вздохнула я. – Переиграл Судьбу. Господи, я так за тебя испугалась!
- Прости, родная, что заставил тебя поволноваться. Пора забирать эти побрякушки и двигать отсюда!
Волк хотел встать, чуть приподнялся и  скривился от боли.
- Тебе плохо? – вскинулась я. – Черт! Рану даже перевязать нечем.
- Увы! Нечем. Сикось-накось, кось-насикось. Где же тут мои портянки, что в углу вчера стояли?
Томас улыбался и шутил, но алое пятно на рубашке росло. А по лицу уже разливалась нехорошая бледность.
- Сам встать сможешь? Вернемся домой, я сразу вызову тебе врача!
-  Ну, да. Заодно можно священника и гробовщика.
- Прекрати так шутить! А если заражение крови?
- Дам ею досыта напиться врагам!  Все, Ника, я в полном порядке. Видишь –встаю.
Томас медленно поднялся, опираясь на мое плечо.
- Пятый акт нашей пьесы…
Он не успел договорить фразу.
Ниша между колоннами вновь полыхнула зеленым огнем.

 

- Зло уничтожено? Забавно. И немного скучно.
 Шипящие голоса сливались в единый гул, и из глубины все той же бронзовой рамы один за другим выходили одинаковые чудовища в черных масках.

- Букашки… Шевелятся, упираются, думают, что от них хоть что-то зависит.
В  глухом,  механическом  голосе не было ни гнева, ни ненависти. Только легкая  презрительная усмешка.
И это было отвратительнее всего!
- Если мы – букашки, -  Томас был очень бледен, но отпустил мое плечо и держался прямо, - то почему же вы сразу не раздавили нас, господа монстры?

Враги окружили нас полукольцом, но нападать пока не спешили. Слитный гул их голосов умолк. Теперь говорил один, стоящий прямо напротив нас. По виду – точный клон чудовища, убитого Томасом.
-  Потому что…
 Я была готова поклясться, что в голосе черного человека прозвучала растерянность.
 -   В этом, ненавистном для нас Городе  вас  словно бы  что-то хранило…  Мы не знаем   - что...   Но, придя сюда,  вы  совершили ошибку. «Подставились», так  ведь, кажется, у вас говорят?  Хотя одного из нас вам даже удалось развоплотить.  Вы – занятные существа! И, пожалуй, заслуживаете правды. О тех, кому посмели бросить вызов.

Монстр хмыкнул и оценивающе посмотрел на нас:
 - Любопытные версии вы строили, когда метались по городу в поисках того, что спрятано здесь. Секрет перемещения в иные миры… Власть над Вселенной… Да, мы очень древняя организация. Но на самом деле все гораздо проще.
Черный человек выдержал эффектную паузу, видимо, ожидая нашей реакции. Мы молчали.
- Нам просто нужна ваша планета. Но мы не можем ждать, когда она освободится от людей. Таких планет было много.  Везде жили люди. Разные, непохожие на вас. Теперь на этих планетах живем мы.

Слова падали медленно и монотонно. Как камни в ледяную бездну.

- Материя, из которой мы созданы, бессмертна. Даже рассеявшись по галактике, она когда-нибудь снова станет нами. Мы всегда попадаем туда, где у нас самые лучшие шансы. Мельчайшие частицы нашей сущности движутся вместе с космической пылью, с веществом комет, со всеми видами излучения. Летят сквозь время и пространство. Рано или поздно случается так, что они снова соединяются. На той планете, которая больше всего подходит нам.

- И что же происходит тогда? – глухо спросил Томас. Уже и так зная ответ.
Монстр чуть усмехнулся.
- У нас нет космических кораблей и супер-оружия, как вы любите показывать в ваших фильмах. Оно нам и не нужно. Мы действуем иными путями. Люди во всех мирах так одинаковы! Сначала они берут в руки палки и камни. Потом взрывчатку. Или яд. Или бактерии. Не важно. А мы лишь подталкиваем человечество к бездне. Какие у нас для этого есть способы, я думаю, вы уже уяснили. А приятным бонусом  к этому процессу является  получаемое нами удовольствие.  От насыщения   темной  энергией  боли и  страданий людей. Последние всегда сопровождают исторические перевороты и катаклизмы.
- Но кое-кто мешает вам в этом деле!
 Я не выдержала, рванулась вперед  и выкрикнула эти слова прямо в лицо чудовищу.
 – В мире Томаса вам не удалось осуществить свои мерзкие планы!

Кажется, мне удалось задеть монстра за живое. Он недовольно скривился.
- Да! Это кажется странным, совершенно нелогичным, но  всегда,  во все века нам мешали проклятые поэты и сочинители, которые каким-то образом умудрялись докопаться до правды о нас. Порой мешали так называемые «светлые артефакты», вроде тех, что прятал от нас ваш несчастный император.   А еще больше мешают  путешественники по временам и пространствам.  Этих мы стараемся уничтожать везде, где  отыщем!

Я заметила, что Томас уже не слушает врага, а, то и дело, бросает взгляды за окно.  Словно пытаясь найти хоть один просвет в непроглядном мраке, клубящемся за стенами Замка.
- Не надейся на свою магию, Томас Блэкнар.
 В руке черного человека тускло блеснуло дуло пистолета.
 И так же, как по команде, вскинули руки с оружием остальные монстры.
 - Ты просто не успеешь ее применить.  Хватит с нас красивых поединков. Время рыцарей давно прошло. И время сказок тоже, не правда ли, Сочинительница? Каждый, кто узнал правду о нас, должен погибнуть.  Все произойдет  просто  и достаточно примитивно. Еще одно нераскрытое убийство за стенами этого Замка. А  в вашей истории будет написана последняя  фраза: Они жили недолго и умерли в один день. Красивый финал, не так ли?
- Нет! Подлый и несправедливый!
 Волк, хрипло взревев,  бросился на врага.
А я с холодным бесстрашием отчаяния рванулась Томасу наперерез, чтобы прикрыть его от пуль. И кричала, не слыша собственного голоса:
- Помоги мне!
Кого я звала на помощь в тот страшный миг? Павла? Город? Героев  написанных мною сказок? Не знаю…

Загремели пистолетные выстрелы.


Но   смертоносный   свинец   не достиг цели.
Потому  что волшебным щитом, укрывающим от летящей смерти, между нами и врагами полыхнул серебряный огонь лунного диска!
Полыхнул, загорелся нестерпимо ярким небесным пламенем, выжигая все зло, скопившееся в этих стенах.

И уродливые черные фигуры надрывно взвыли,  дрогнули, пронзенные светлыми лучами.  А потом  ослепительно вспыхнули, истлели и сгинули!


Лунный диск, уменьшив нестерпимое сияние, качнулся в воздухе, и упал в мои подставленные ладони.
 А я, не осознав до конца, что произошло, изумленно и радостно смотрела, как небесный свет в моих руках приобретает плотность и тяжесть драгоценного металла. И вот уже пальцы смыкаются вокруг прекрасной серебряной чаши, края которой отделаны тончайшей гравировкой и сверкают узорами из жемчуга и изумрудов.

В глубине чаши переливался серебристо-синими искрами волшебный эликсир.


-
И время застынет, и кто-то вернется, затем чтоб найти на пороге Грааль…
Томас шептал эти слова, не сводя с меня светящихся восхищением и нежностью золотисто-янтарных  глаз.
- Ника, ты сотворила чудо.
- Даже не понимаю, как такое произошло, - вздохнула я. -  Выходит, это и есть та самая Чаша?
- Да!
Волк благоговейно коснулся серебра.
- Святой Грааль пришел к нам на помощь в страшный миг. Но он откликнулся на твой зов, Ника. Ведь ты готова была спасти меня ценой своей жизни.
- Чаша Грааля – символ самопожертвования, да, я  помню. А еще – символ исцеления.

  Я зачерпнула ладонью искрящуюся влагу.

 – Снимай рубашку, мой рыцарь, а я, пожалуй, продолжу творить чудеса.
Под хрустальными каплями эликсира раны Томаса затянулись на глазах.  След от страшного клинка, наконец-то, исчез.

Да и у меня от одного прикосновения к волшебной жидкости прибавилось сил. Слабость и усталость, как  рукой сняло. Я осторожно поставила Чашу на пол и со вздохом облегчения прижалась к груди Волка.
- Кажется, у нашей сказки есть все шансы на светлый финал.
- Да, родная. Помнишь, эти же слова нам сказал в Гатчине Павел.
- Конечно, помню. Выходит, он скрыл Грааль именно здесь, в Михайловском замке. Немного странное место для укрытия такого святого предмета, ты не находишь?
- Ничего странного. Чаша хранится в самом темном месте Петербурга, блокируя зло, которым пропитаны его стены. И не давая тьме вырваться наружу. Это противостояние длится уже не одну сотню лет.
- Опять вечный бой, - устало произнесла я, - Ладно, забираем артефакты и уходим. Кажется, наш безумный квест, наконец-то, завершился.

 

Томас  подобрал с пола кинжал, шагнул к витрине, и с силой ударил клинком по стеклу. Странное покрытие не разбилось на кусочки, а словно бы расплылось струями дыма.

Я рванулась к Томасу и, протянув руку, торопливо схватила перстень.
- Хватит с тебя одной магической дряни. Эту штуку понесу я!
- Ника…
- Даже не пытайся со мной спорить. Перстень по сравнению с твоим кинжалом практически безвреден. Вспомни, сколько лет его носил Павел!
- Ладно, идем. Но если тебе вдруг станет плохо, немедленно скажи мне!
- Надеюсь, не станет. 
- Итак, уходим! … Весь вопрос – куда? Где и как мы сможем уничтожить темные артефакты?
- Да просто бросим эту дрянь в канал!
Волк покачал головой:
- Даже из глубины они будут посылать свое темное излучение, задурманивая разум и души людей. К тому же, там, где раньше была вода, всегда с течением лет может воздвигнуться суша. Мы должны не скрыть артефакты, а уничтожить их навсегда!
- Каким же способом?
 – Пока не знаю.
 Томас снова бросил задумчивый взгляд в окно, вздрогнул и удивленно воскликнул:
- Ника! Погляди, что происходит!

Я метнулась к подоконнику.  За окном уже должен был начаться рассвет. Но, видимо, время в проклятом замке и за его стенами текло как-то по-своему. Потому что на улице опять  бушевала ночная гроза. Вспыхивали бело-синие молнии, и в этой бешеной пляске тьмы и света мы с изумлением увидели как от земли по стенам замка, по крышам и карнизам бегут цепочки золотисто-желтых огней. Вот они светящимся контуром обозначили  скульптуру императора во внутреннем дворе…
- Огни святого Эльма!  
Я растерянно посмотрела на Томаса.
-  Но мы же не на палубе корабля.
- А император любил книги о морских приключениях. И в ранней юности даже мечтал, что заключит союз с вольной республикой пиратов в Карибском море. Смотри, Ника. Кажется, это готовится новая подсказка для нашего  квеста.
Золотые огни, окутавшие памятник, огненными стрелами рванулись ввысь, полыхнули и застыли на миг, нарисовав в темном небе силуэт старинного замка с развевающимся флагом на высокой башне.
- Гатчина! Ну, конечно же! – торжествующе воскликнул Томас. – Разумеется, финал классической драмы должен проходить в тех же декорациях, что и первое действие. Итак, закольцуем композицию!


Огни погасли. Гроза за окном прекратилась, как по взмаху волшебной палочки. Из-за темных туч вновь показалась половинка лунного диска.
- На убывающей Луне магию творить трудно, но ничего. Отсюда до Гатчины не так уж далеко.
Волк протянул руки к серебряному сиянию. Закрыл глаза и протяжно запел какую-то странную гортанную мелодию без слов.
Я обернулась, ища глазами заветную Чашу. Но волшебный артефакт бесследно исчез. Должно быть для того, чтобы через несколько столетий вновь прийти кому-то на помощь .
Стены зала растаяли. И окружающее нас пространство вздрогнуло, покачнулось,  рассыпалось сверкающими блестками. Волны лунного света, как морской прибой, бились у наших ног. Томас подхватил меня на руки и шагнул в серебристую глубину.

А дальше было только легкое скольжение вдоль небесных лучей, только плавный полет через падающие ослепительным фейерверком звездные огни, - все дальше и дальше, к последней заветной цели.

 





Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru