Неслышная мелодия из несуществующих нот
Автор:
Мария Фомальгаут
Жанр
  • Фантастика
  • Космос
  • Детектив
  • Мелодрама
  • Абсурд

 

Вы засыпаете...

Вы засыпаете...

Вы спите.

Вы слышите мой голос в полусне, вы видите меня в полусне, вы чувствуете меня – тоже в полусне. Вы становитесь мной и в то же время смотрите на меня со стороны – это немного пугает вас, но не настолько, чтобы проснуться в страхе. Я (и немножко вы) лечу над миром, огибая метеоритные потоки, и пусть мне (и немножко вам) сколько угодно говорят, что в космосе нет никакого над – я прямо-таки чувствую это над каждой клеточкой своего тела. Я тороплюсь, я боюсь не успеть, я опускаюсь на обреченную землю под обреченным солнцем, которое уже высасывает непроглядная тьма, закручивая свет в безумную спираль. Я спасаю тех, кого еще можно спасти, я выискиваю еще живые земли под еще живыми солнцами, чтобы перенести туда выживших людей. Люди торопятся, толпятся, кто-то кого-то теряет, кто-то кого-то зовет, кто-то кого-то не находит больше никогда.

Люди не видят меня.

И никогда не увидят.

Люди не слышат меня.

И никогда не услышат.

Я (и немножко вы) тороплюсь, я ищу обреченные земли под обреченными звездами, я спасаю тех, кого еще можно спасти.

Вечером я (и немножко вы) выдыхаюсь – и не говорите мне, что здесь, в космосе, нет никакого вечера, - его здесь нет, и в то же время он здесь всегда, стоит только опуститься на землю, пусть даже безжизненную, там, где заходит солнце.

Я играю мелодии.

Нет, вы их не услышите, нет, их никто не слышит, никто не способен воспринять частоты, которых как будто бы и не может быть во вселенной. Слышу только я (и не вы, даже не немножко – не вы), и он.

Я называю его он – не потому, что не знаю его имени, а потому, что у него как будто и вовсе нет имени, как и у меня самого. Я не вижу его, и даже не знаю, можно ли его увидеть – я только слышу мелодии, которые он играет, я откликаюсь своими нотами на его ноты, сначала робко, потом смелее, смелее, - и я уже знаю, что он ответит мне.

Эти драгоценны часы принадлежат только мне одному (и ему, конечно же, тоже), часы, когда я играю никому не слышимую мелодию на несуществующих нотах, и он отвечает мне.

Потом я (и немножко, совсем немножко вы) снова срываюсь с места, снова спешу – скорей-скорей-скорей, только бы успеть туда, к очередной обреченной земле под очередным обреченным солнцем, я ищу новые земли, чтобы спасти тех, кого еще можно спасти, я открываю порталы, я зацикливаю время само на себя, чтобы тьма бесконечно добиралась до солнца и не могла добраться.

Тьма неистовствует, тьма рвет и мечет, тьма обещает за мою голову баснословные суммы, даром, что у меня нет никакой головы. Я тоже хочу что-нибудь назначить за голову тьмы – но мне нечего назначить, у меня ничего нет, кроме неслышимых мелодий из несуществующих нот. Все осложняется тем, что я сам – тьма, быть может, еще более темная, чем та тьма, которая рыщет по космосу и пожирает свет. Поэтому на меня смотрят косо, вернее, смотрели бы косо, если бы меня видели.

Вы засыпаете.

Вы спите.

Спите.

Я рассказываю вам, как выискиваю по космосу тьму, как нахожу тьму – после миллионов лет бесплодных скитаний, как замираю, перед тем, как нанести роковой удар, как смотрю в бескровное лицо тьмы, прислушиваюсь... и отступаю.

Вы спите.

Спите.

Вы забываете то, что я говорил вам только что, вы смотрите на меня так, как будто видите в первый раз, я (и немножко вы) скитаетесь по бесконечной пустоте космоса вместе со мной, спасаете бесконечные миры, миры, миры от подступающей тьмы. Вы даже терпеливо делаете вид, что слушаете, когда я играю неслышимые мелодии, а я отчаянно пытаюсь понять, кода вы рассказываете про меня – что значит атомы, что значит электроны упавшие на ядро, что значит, бесконечное сжатие, что значит, коллапс. Вы помогаете мне отнимать у тьмы целые миры, вы помогаете мне искать тьму...

...а потом вы спешите ко мне со всех ног, скорее-скорее-скорее, а потом вы кричите мне, да вы хоть знаете, с кем имеете дело, да вы хоть знаете, с кем вы играете мелодии...  А я улыбаюсь, хоть мне нечем улыбаться, и говорю, хоть мне нечем говорить:

Я знаю.

Вечером мы опять собираемся с ним слушать друг друга, я говорю себе, что сегодня в последний раз, точно-точно в последний, сегодня еще можно, еще ничего...

Вы спите.

Спите.

В полусне слышите мой голос, который приказывает вам все забыть, забыть, дочиста, все-все, что я вам говорил. Вы ничего не помните, вы отправляетесь за мной в бесконечные глубины космоса, вы выискиваете со мной обреченные миры, вы терпеливо делаете вид, что слушаете, когда я играю неслышные мелодии. Вы ищете тьму – вместе со мной вы ищете по космосу тьму, не верите своей удаче, когда находите её – внезапно, ни с того ни с сего, она как будто сама караулила нас обоих. Я (и немножко, совсем немножко вы) убиваю тьму, я сам не ожидаю, что получится так легко – вы объясняете что-то про гравитационные волны и еще что-то неведомое и непонятное.

Торжествуя победу, я направляюсь туда, где вечер, я беру ноту, одну, другую, третью, мириады нот, которых нет, и не может быть, я складываю мелодию. Я жду ответа – оттуда, бесконечно издалека, века и века я жду ответа, ответа нет, я утешаю себя, что он ответит, непременно ответит, надо просто подождать...

Вы засыпаете...

Вы спите...

Спите...

 

18:44
72
0
Aagira Aagira 1 месяц назад #
баснослоные суммы

Слон + басня =? crazy

Красиво… но чего-то не хватает. И я могла бы сформулировать чего именно, если б найти подходящие слова, которые не создадут ложного впечатления.

Попробую чуток:
Красивая зарисовка. И все тут. Словно колыбельная, мелодия сна, состояние между полусном и сном окончательным — все это есть. И словно цель этого текста быть не впечатляющим сильно, лишь убаюкивающим, а не способным стряхнуть вдруг с читателя сон неожиданным откровением, поворотом, оставив в конце сидеть с разинутым от восхищения ртом.
Сравню с моим любимым у тебя рассказом — «Временем двоесолния». Там, вроде бы и такой же тон, но тем тоном разворачивается целая история, судьба персонажей, и под конец — неожиданное Откровение, от которого мурашки по коже, и которому даже не нужно никаких лишних объяснений, чтоб было понятно, про что рассказ, и пробрало бы читателя до глубины души. Та вещь — шедевр. Эта — просто красивая мелодия. Уютная, убаюкивающая, гладкая и легко забывающаяся — до нового прочтения.
Возможно, она такой и должна быть. Но иногда хочется большего…
0
Aagira Aagira 1 месяц назад #
Время Двоесолния.

Не устаю просить, чтобы на страницах сайта было как можно больше ссылок на другие его страницы. И ТЕГОВ в публикациях! Это не самореклама, как бы кто кому не внушал на других ресурсах, а очень хорошее дело для сайта!

А к отзыву добавлю, что я с таким же настроением писала когда-то "Зимний ночной этюд", так что, может быть, может быть…
0
Мария Фомальгаут Мария Фомальгаут 1 месяц назад #
Но что именно тут должно быть большее? Я обеими руками за большее, но что именно сюда вставить большее? Какое Откровение?
Я и так уже как только не вертела эту историю — один за мир, другой за войну, но встречаются, потому что есть какой-то общий интерес. Сказать, что борец за мир не знает, с кем имеет дело, а потом в конце узнает — слишком банально. Сказать, что борец за мир знает, но не хочет расставаться с единственной родственной душой — тоже слишком банально. Дать ему убить врага, потом пусть ходит, удивляется, хде мой друг — тоже слишком банально. Тогда что? Я тоже хочу сделать из неё шедевр…
Просто спрошу — а Аагира не пробовала наш СкетчАп, про который мы говорили? Просто интересно...
0
Aagira Aagira 1 месяц назад #
Но этого всего вообще не видно тут. Тут просто слог, песня, в которой ищи-гадай. Конечно, другие, может быть, воспримут твою идею, но мне, хоть убей, сложно понять, где там кто с кем и что. Все за красивостями для меня теряется. Так что, тебе надо, на мой взгляд, сначала решить, что важнее — идея или красивости. Мне кажется, красивости очень важны, при таком названии, очень совпадает название и содержание.
Но в том же Двоесолнии вся идея, все главное — в четырех-пяти последних строках! И даже неважно, какая именно история там рассказывается, главное — она рассказана и есть эти последние строки, подводящие внезапный итог, делающие новый поворот, от которых мурашки по коже. Так и здесь могло быть, но нет этого, потому что идея где-то в тексте, а не как в Двоесолнии — вне текста.
Скетч Ап сегодня опробую. Вечером постараюсь.

Похожие публикации:

Зимой в Северном дули злые ветра, а летом стояла удушливая жара, но я любил этот...
10:24
0
Вопль разорвал тишину. Молодой человек замер и прислушался, но кроме гулких удар...
 – Пламя, это Искра, вы меня слышите? Пламя, ответьте! Треск эфира, ...
12:18
0
«И в заключение нашего выпуска новости культуры. Сенсационное открытие сделали н...

Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.