ru en sv de fr pt es it zh ar nl
7. Четверо и тишина (номинация - проза)
Автор:
Основной конкурс
Жанр
  • Фантастика

 

Шандарахнул жуткий мороз, и телефон предательски разрядился. Из-за этого я не мог получить проверочный код, а значит, и посылка осталась лежать на почте. Я молча хаял себя за то, что, как и всегда, откладывал всё до последнего. Теперь точно не успею до Нового Года забрать подарок одногруппницы. Праздник, да и, наверное, отношения будут испорчены.

Я встал у крыльца почтового отделения и попытался разглядеть в черном экране разряженного телефона смысл жизни. Холодок действительно знатный. Лицо щиплет так,  словно в щёчку поцеловала сама Снегурочка. Какой же я болван...

С противоположной стороны безлюдной улицы косился фасад музея. Молчаливые  прелести старой архитектуры были освещены подвешенными на карниз лампами. Внизу, у  входа, стоял парень в сером пальто, с карикатурно-пышным букетом роз под мышкой. Изрядно замерзнув, он переминался с ноги на ногу и потирал руки. Ну, у него хотя бы намечалось свидание. А что у меня?..

А вдруг я всё-таки смогу зарядить телефон и заберу посылку прямо сейчас? На эту мысль меня навела возня паренька с какими-то проводами. И действительно — перейдя безлюдную и, чего уж там, безмашинную дорогу, я увидел в его руках переносной аккумулятор.

— Простите, — промямлил я, удивляясь густому облачку пара из своего наглого рта. — У меня разрядился телефон, а мне очень срочно нужно получить посылку на почте. Поможете мне его зарядить хотя бы на процентик?..

— Да... — отрешенно бросил он, и я, не думая, выхватил пауэр-банк из его замёрзших пальцев.

Провод к телефону подошел, появился индикатор заряда. Неужели произошло Новогоднее чудо?! Как же сильно мне повезло!

Я посмотрев в глаза своего нового знакомого, я увидел такую грусть, сердечко моё чуть не треснуло.

— Долго ждёте? — осторожно спросил я. — Сегодня прямо жесть как холодно.

— С пяти.

Что?! Да этот бедолага стоит на морозе уже чёрти сколько часов! Его пожалели бы и африканские дети! А самая грозная пиратка не только не отправила бы его гулять по доске к акулам, но и приютила бы у себя в каюте.

— Девушки часто задерживаются, — мои одобрения были нелепы. — Они ведь красятся, выбирают одежду...

Снежинки ярко вспыхивали в свете фонаря и летели в лицо, так и норовя растаять на веках. Что тут можно добавить? В общем-то и ничего.

На экране всё ещё показывалось 0 процентов заряда, когда, взвизгнув, телефон ушёл в глубокий отруб. Лампочка на пауэр-банке тоже погасла.

— Подожди, — процедил парень. — Ты всё это время держал его на холоде, не спрятав в карман?..

— Да, это не моя вещь, я бы не стал...

— Что ты наделал?!

Я уже говорил, что я болван? Видимо, рано я радовался. Действительно, холод разряжает аккумуляторы. А я всё это время стоял с телефоном в одной руке и с пауэр-банком в другой. Оба они опустели, как и мой глупый череп. А впрочем...

— Вдруг она мне напишет?! А у меня заряда три процента! — продолжал сокрушаться парень. А я всё гадал: спросит ли он, молился ли я на ночь? Похоже, я испортил Новый Год уже нескольким людям.

Отступить с позором по-английски на автобусную остановку я не успел. Наш конфликт прервал звонкий голос из темноты. В свет фонаря вошла низенькая девушка в вязаной шапке и шубе с пушистым воротником. С напором пожарного брандспойта она воскликнула:

— Я видела: у вас есть зарядка. Одолжите!

И замолчала, ожидая указанных действий. Думаю, не от излишней самоуверенности, а наоборот, из-за неловкости общения с незнакомыми людьми. Конечно, мы ей с радостью помогли бы, если бы не одно «но».

— У нас тут проблема, — пробормотал я. — Пауэр-банк разрядился.

— Тогда дайте телефон, — с ещё большим наездом заявила она. — Один звонок, и я от вас отстану.

Мы с пареньком уставились друг на друга. Я — оболтус в пухлой куртке, разряжающий своей тупостью аккумуляторы в радиусе нескольких кварталов. И неудавшийся Ромео в дурацком пальто, ломающий трагикомедию своим нелепым аляповатым «веником». Будто видя в нём своё отражение, без излишней жалости выдавил я произнёс:

— Ну и?

Сдавшись, паренёк протянул телефон нашей протеже. Пока она перепечатывала из блокнота номер, неуловимая мысль закралась в самый дальний уголок моего сознания. Телефон в руках. Три процента. Холод. Кажется, не я один тут идиот.

— Эй, он выключился! — воскликнула девчушка и начала трясти бедное устройство, как будто этой кинетической энергии хватит, чтобы его запитать. Очень не хотелось смотреть в сторону владельца. Там наверняка всё грустно.

— Жесть, — брякнул я как идиот и замолк.

Ветер, заплетаясь спиралями, швырял снег из стороны в сторону... Да какая к чёрту разница, что там с этим снегом?!.. Я размочил непонятную паузу:

— Мой тоже разрядился. Сегодня ведь очень холодно. Как-то день не задался... Точнее, вечер.

Вернув смартфон, девушка рассыпалась в жалобах:

— Я ехала сюда через весь город. Полина попросила позвонить ей, когда я приеду, чтобы выйти и встретить меня. Но чёртов телефон... А теперь и вы... И что мне теперь делать? Мне теперь ехать обратно, что ли?

— Ну.. она ведь может догадаться выйти без звонка? — я увидел в глазах девушки недобрую смешинку:

— Полина? Да никогда в жизни. Будет сидеть и ждать звонка весь вечер.

Так мы и стояли под почтенным фасадом музея. И тут я вновь призадумался: а что если всё-таки есть шанс всё исправить? И машина времени тут вовсе не обязательна. Мне ведь хватило наглости докопаться до бедняги и оскуднить заряды его телефона и переносного аккумулятора? Возможно, стоит продолжить в том же духе, и всё будет тип-топ!

— Давайте подумаем, как зарядить наши телефоны, — я проигнорировал ошалелые взгляды. — Для начала пойдём куда-нибудь в тепло. Не торчать же здесь вечно. А ещё у нас ведь есть провод от пауэр-банка. Мы можем попросить у кого-нибудь зарядку или найти розетку с разъёмами.

— Моя подруга может прийти в любой момент, — возразил парень. — Да и как-то неловко.

— Да, кринж, — подтвердила девушка

— Ой, да подумаешь? — думаю, Достоевский имел то же самое, сравнивая Раскольникова с Наполеоном. — Не найдём розетку — и ладно. Попробовать-то можно. Музей ещё открыт. Я сам всё разузнаю. Ты...

— Михаил.

— Да, Михаил, ты дашь свой провод. А ты...

— Светлана.

— Будешь своим присутствием внушать доверие. Ну и тоже конечно же зарядишь свой телефон. Такой вот план. Я кстати Виктор.

И снова лишь ветер отчаянно шуршит снежинками. Вот уж действительно — кринж так кринж, кринж кринжей, всем кринжам кринж, кринж кринжом погоняет.

— Ну, действуй, — только и рявкнула Света. Другого от неё и не ждал.

Вместе с ледяными воздушными потоками мы ворвались в нутро старого здания. Тугая пружина захлопнула деревянную входную дверь. Розовые стены, бежевый пол, сплошь картины маслом. Столбики с цепочками, отгораживающие шедевры от посетителей. И ни одного человека.

— Розеток не видно. Ну, пошли дальше.

Посреди очередного помещения стояла гранитная глыба в виде кисти руки, назидательно поднявшей вверх указательный палец. Странная смесь кубизма и идиотизма. Были тут и картины разной степени непонятности. И всё ещё ни одной розетки. Да и если мы увидим её, будет ли на ней разъём для нашего провода?

— А нам не нужно купить билет или что-то типа того? — спросила Света.

Господи, да откуда я знаю?! Ну, пристанут, просто уйдём! Эта и ещё 101 мысль остались на откуп тишине, повисшей в опустевшем музее. А впрочем...

Одинокий мальчик лет 10-ти в пухлой куртке стоял перед высоченной картиной, задрав подбородок. На полотне была намазюкана композиция из кругов и палок. И не лень художнику было забираться по стремянке с огромной кистью на самый верх?..

Я бы не стал подходить к незнакомому ребёнку, но он сам к нам обратился:

— Вы тоже пришли посмотреть на вот эти картины?

Какой общительный ребёнок! Я решил не обижать его молчанием:

— Привет. Меня зовут Витя. Это Миша, а это Света. А где твои родители?

— Я Тимофей, — мальчик хитро ухмыльнулся. — Я пришел сюда сам, чтобы посмотреть на картины.

Я растерялся:

— То есть просто так вот взял и сам пошёл в музей? Не очень верится.

— Да, сам. Потому что недавно сюда ходил мой класс вместе с учительницей. И мне тоже очень хотелось! Ведь это же круто ходить куда-то вместо уроков! Но я болел. Лежал дома. И они все пошли без меня.

— И как, им понравилось?

— Нет! — рассмеялся Тима. — Они сказали, что тут полный отстой. Но я всё равно решил сходить и посмотреть — действительно ли отстой или не отстой?

— Жесть, — только и выдал я в ответ на такое.

Пока я всё это обдумывал, Света подошла к Тимофею поближе:

— Слушай. У тебя нет телефона? Нам срочно нужно позвонить.

Мальчик помотал головой. Девушка не унималась:

— Нет телефона?.. Хм.. Ладно. Может быть ты видел где-то в музее розетку вот с этим разъемом? — она показала провод.

— Кажется, видел, да!

Хороший автор написал бы «долго уговаривать его не пришлось», но у меня в истории всё через пень-колоду. После долгих уговоров Светланы, Тима повёл нас по картинным галереям, то и дело отвлекаясь на разные произведения искусства. Я вежливо улыбался и кивал ему, Михаил продолжал корчить грустную мину, а Света снова и снова умоляла мальчика продолжить поиски.

Это был самый странный поход в музей в моей жизни. Мы, как шпионы, пробирались по галереям в поисках нашей цели. Отсутствие посетителей и работников казалось одновременно и странным, и очевидным. Ну кому в наше время интересны выставки? Особенно во время праздников. Люди вовсю готовят салатики, вешают на ёлки гирлянды, гуглят гайды по открыванию шампанского. А мы вот здесь пытаемся поймать за хвост последнюю удачу уходящего года.

И всё ещё ни одной живой души кроме нас четверых.

Комнаты витиевато стыковались друг с другом. Шли какими-то зигзагами. Поворот вправо, поворот влево, обход, выход в новые помещения. Возможно, это было сделано специально, чтобы посетитель, пройдя по «змейке» не пропустил ни одного закутка этой бесконечной выставки.

Наконец, с розовой стены на нас взглянула одинокая розетка. Обычная, кругленькая, старая. В неё был воткнут удлинитель. На этом удлинителе, кроме прочего, были и порты для зарядки.

Признаться честно, я ждал какой-то подлянки. Например, неожиданно пришедшего охранника, который погонит нас на мороз. Но вокруг по-прежнему было безлюдно и тихо.

— Кто первый?

 Я покосился на Михаила и озвучил очевидное:

— Он ждал на морозе несколько часов. Давай, он проверит сообщения от девушки первым? Потом ты позвонишь подруге. А потом уже и я. Почта закроется через час. Уж я-то точно туда успею.

Приняв Мишин букет, я проводил взглядом его победную походку к удлинителю. Паренёк сел на корточки, подсоединил проводок. Раздался звук включения, зарядка пошла. Что ж! Вот теперь можно поверить в Новогоднее чудо. Было бы отлично, если бы его возлюбленная действительно написала ему. Хоть что-нибудь. Иначе к чему была вся эта нервотрёпка?

Вдруг всё резко исчезло, почернело. Музей канул во мрак. Вырубленные лампы некоторое время источали свечение, будто тлеющие угли в забытом костре. Шум лопастей вентиляции плавно затих. А значит, выключился не только свет, но и всё электричество.

От удивления мы застыли в полном мраке. Первое время я видел только свечение луны в дальнем окне и едва заметный блеск глаз Светы. Она закричала от неожиданного писка телефона Михаила, и мы вздрогнули. Это было очень глупо, но на этот раз было уже смешно.

— Он не успел зарядиться, — как же грустно звучал его голос!

Я надеялся, что ненавязчивая беседа успокоит девушку и ребёнка, поэтому решил говорить хоть что-то:

— Похоже, свет вырубили по всём здании. Скоро его обязательно включат. Не оставят же они всё это без обогрева?

— Кто «они»? Мы тут одни. — задумчиво произнёс Тима. Света вздохнула:

— Ох, завёл же ты нас... Сусанин.

— Эй, да почему сразу Сусанин-то?..

Из дальнего конца комнаты донеслось нытьё Михаила. Что-то про его любимую, которая наверняка приехала и ждёт его на морозе. Было очень стыдно.

Знаете, что я подумал в тот момент? Люди очень любят персонажей, которые знают, что делать. Такая спортивная прагматичная мужская версия Мэри Сью. Сын маминой подруги. Мотивированный железной логикой, не подверженные сиюминутным эмоциям. Прущий напролом, играющий мускулами. Своего рода Дед Мороз для людей за 30-ть, от которого все хотят получить в подарок назидание.

По факту никто на этой пропащей земле не знает, что делать. Но некоторые прикидываются всезнайками и ведут к обрыву толпы доверчивых «леммингов». Вот и я примерил на себя эту шкуру. Я завёл Свету, Мишу и Тиму в самый дальний уголок обесточенного старого музея. И кто знает, что будет дальше?

Внезапно в коридоре вспыхнуло призрачное марево, и мы вздрогнули. Я покосился на проход и увидел неестественную вытянутую фигуру в мерцающем световом пятне. Силуэт в безмолвии смотрел на нас, а потом плавно поплыл прочь. Спустя миг ни свечения, ни силуэта мы уже не видели. Тишина и мрак всё сильнее давили непробиваемой стеной черноты.

Заразительная потусторонняя дрожь пропитала каждый уголок тёмной комнаты. В голову лезли странные мысли. Возможно, это не мир вокруг нас погрузился во мрак, полный чудовищ. Напротив — это мы исчезли из этого мира. Шагнули в параллельное измерение без света, тепла и людей. Мир, наполненный беззвучными неупокоенными душами и смертоносным холодом. И скоро мы исчезнем так же, как этот призрак, — беззвучно и бесследно. Просто растворимся и даже не заметим этого.

Похоже, нервы сдали не только у меня. Михаил приближался ко мне, повышая голос, а я гадал — бежать или нет?

— Это ты во всём виноват! — кричал он — Я ведь говорил, что девушка должна мне написать! Нужно получить всего одно сообщение! Но нет! Ты пришёл и специально всё испортил!

Не хотел ничего отвечать, всё-таки я перед ним виноват. А вот Света ответила. И ой как ответила:

— Хватит кричать! Бесишь! Если бы она хотела, то давно бы тебе написала! Она динамит тебя, понимаешь? Ты ей не интересен! Разнылся тут, как тряпка. Бесишь! Заруби себе на носу: если бы она хотела с тобой гулять, она писала бы тебе каждые пять секунд! Но она тебя просто игнорит! Не обманывай себя и не будь дурачком! Просто пойми это уже наконец!

— Секунду, — возразил я неуверенно. — Но ведь они договорились о свидании. Иначе он бы не пришёл к музею и не ждал бы её с букетом. Ведь так?..

Я уже не верил своим словам. Светлана напирала:

— Что она тебе ответила, когда ты предложил ей встретиться? — жесткий допрос перерос все рамки милосердия. Услышав нечленораздельное мямленье, Светлана повторила, и Михаил пробубнил:

— Она прочла сообщение. Да! Она прочитала моё сообщение! Я написал ей приглашение на свидание у музея к пяти часам! И моё сообщение отметилось прочитанным!

— Жесть, — буркнул я.

— Кринж, — прогудела Света.

— Отстой, — откуда-то снизу пискнул Тимофей.

А Миша продолжил свою софистику:

— Молчание — знак согласия, ведь так? Иначе Оля так и написала бы: «Нет, не пойду». Возможно, просто забыла написать или лаганул интернет. Раз так, я должен обязательно ждать в Олю назначенном месте, а она обязательно подойдёт... ну либо, напишет, что не сможет. Логично? Да. Так в чём претензии?

Света потеряла дар речи. Я тоже. А вот Тимоха с изощренностью садиста продолжил издевательство:

— Ты поступил как маленький ребёнок, очень наивно и глупо. Если девочка про тебя забыла, значит, ты для неё просто дырка от бублика. Сейчас она наверное гуляет со своими подружками или смотрит видосики. А на тебя ей просто по-о-офиг.

Такой козырь покрыть невозможно, и Михаил просто замолк.

Глаза немного привыкли к темноте. Света подошла к окну:

— В соседнем доме тоже не горят окна.

— Авария на подстанции? — предположил я. — Видимо, свет не включат ещё долго.

— А что если электричество закончилось на всей планете?

Тимофей сказал это не всерьёз, но всё равно стало боязно. Ведь мы никак не можем это опровергнуть. У нас нет связи с внешним миром. Кто знает, вдруг действительно случилась катастрофа? Вдруг вся Земля погрузилась в непроглядную тьму? А мы просто ещё не знаем этого.

— Знаете, — отрешённо произнесла Света. — А ведь вы правы. Полина действительно могла бы сама мне позвонить. Она бы услышала, что меня нет в сети, и всё поняла бы. Но, видимо, ей просто всё равно. Я знаю её с детства. И за всё это время она ни разу первая мне не звонила. Может быть, она и не хочет со мной общаться? Ведь я ни разу не спрашивала её об этом.

Нужно было срочно что-то говорить. Но что? Очень странное обманчивое чувство, из-за которого я много раз попадал в неприятности. Но ясно одно: сказанные сейчас слова очень сильно повлияют на человеческую жизнь. В плохую ли или в хорошую сторону? Этого, к сожалению, заранее узнать невозможно.

— Это не важно, — выдохнул я. — Ведь это твоя подруга. Второй такой у тебя нет. Только вот такая. Она дружит так, как умеет. В этом нет ничего плохого. Но и ты не должна слишком сильно переживать. Ну, не встретитесь вы сегодня. Она ведь дома, в тепле. А значит, всё в порядке, и это главное. Просто посмотрит ещё один сериал.

— Полина действительно любит сериалы, — я услышал улыбку. — А ты? Ты ведь собирался на почту? Шел за подарком, ведь так? Расскажи, мне правда интересно.

Пусть я и оказался в положении полнейшего дискомфорта. Застрял в этом жутком музее с людьми, которых впервые видел и толком не знал. Но, видимо, в это время и в этом месте не было причины что-то утаивать:

— На самом деле, у меня всё ещё грустнее, чем у Миши. Он хотя бы пытается что-то делать. А я придумал себе что-то. В общем, у меня есть одногруппница Женя. Мы иногда пересекаемся и, в общем-то, неплохо друг к другу относимся. Но ничего такого между нами нет. Да, я должен был получить на почте подарок для Жени. Но это вовсе не подарок ей от меня. Его Женя хочет подарить своей подружке, а я просто согласился съездить и его забрать. Наверное, это звучит очень глупо. Женя наверняка развлекается с друзьями, пока я езжу через весь город в лютый мороз. Я уверен, что, не получив посылку, я всё испорчу. Но вот только нечего портить. Никаких отношений ведь нет. Я сам себе всё придумал.

— Да ладно, — с доброй грустинкой отозвалась Света. — Может быть, что-то и получится. По крайней мере, ты с ней действительно общаешься. А не написываешь сообщения в пустоту, как некоторые.

Я покосился на Михаила. Тот молчал. Думаю, теперь-то мы все поняли друг друга.

— А нам надо бы уже подумать о себе, — продолжила Света. — Пора уже забить на все эти сообщения, звонки, подарки. Плевать! Наши друзья справятся и без наших соплей.

— А музей действительно отстой! — напомнил про себя Тимофей, про которого мы уже забыли, и зажёг маленькую лампочку у себя в руках. — Хоть я и забыл телефон дома, но у меня есть вот такой брелок с фонариком!

— То, что надо! Хотя бы не врежемся тут ни во что, — обрадовалась девушка, и мы втроём пошли вслед за «солнечным зайчиком», едва рассеивающим тьму.

Музей всё ещё казался потусторонним, чужеродным, всё таким же опустошённым. Не раз и не два мы вскрикивали, сталкиваясь лоб в лоб с реалистичными лицами на картинах. Тимофей прятался за нами, хватаясь за одежду. Но мы шли вперёд. Помещение за помещением продолжали выбираться из музея, забыв счёт времени и потерявшись в пространстве.

В какой-то момент случилась неприятность: Тима уронил ключи, фонарик выключился. Мы безуспешно шарили по полу в поисках его ключей. В комнате не было окон. Темнота так сильно сгустилась, что казалась одним большим квадратом Малевича. Как же мы тогда паниковали, какие же слова кричали мы друг другу...

И снова — привидение, беззвучно движущееся вдали. Вытянутый силуэт молчаливо брёл по коридорам распространяя вокруг себя слабое марево. Призрачное свечение отразилось от лежащих на полу ключей Тимы. Я бросился к этому блеску и, звеня брелками, попытался включить фонарик. Руки не слушались. Казалось, если я сейчас не включу свет, случится что-то очень страшное.

Неожиданно раздался гром дросселей. Нас ослепили вспыхнувшие лампы. Сначала они мигали, а мы закрывались от их нещадного света. Когда наши глаза попривыкли, мистические настроения отступили прочь. Перед нами — всё тот же самый обыкновенный музей. А вместо призрака — обычный человек. Высокий, тощий, но человек. В чёрном комбинезоне, с рыжими волосами и бородкой. Увидев нас, он вздрогнул, лихорадочно вытащил из ушей наушники и с тремором в голосе произнёс:

— Вы меня напугали! Я думал, тут никого нет!

— Это ты шастал в темноте и молчал? — выдавила Света, не сдерживая возмущения.

— Да, я. Я ведь сторож, делаю обходы. Вы что, были в музее всё это время? Наверное, я вас не заметил. Чёртов фонарь сломался, приходилось светить экраном телефона. Много ли так увидишь? А ещё, знаете ли, я очень люблю музыку. Постоянно её слушаю. Поэтому вас и не услышал.

Мы громко вздохнули. Что ж, новогодняя сказка подошла к концу. Пришло время прощаться с призраками, привидениями, оборотнями и прочими чудовищами, которые наверняка поджидали нас в стенах музея, но просто постеснялись выйти, чтобы нас поприветствовать.

А вот друг с другом мы ещё не собирались прощаться. Конечно же, мы проводили Тимофея до его квартиры, а потом пошли на остановку, все вместе поехали на одном автобусе. Оказалось, что мы живём в одном районе. Посидев в кафе и разбредясь по домам, мы пообещали снова встретиться в новом году... но при одном условии: нужно заранее зарядить телефоны.

11:17
92
0
Валерия Гуляева Валерия Гуляева 19 дней назад #
Странное послевкусие — вроде и прочла целый вечер из жизни нескольких человек, но они не очень запомнились.
0
Смотритель 19 дней назад #
Может быть, дело в том, что с ними ничего интересного в общем-то и не произошло в рассказе? Точнее, каждый из них очень чего-то хотел, у каждого намечался интересный вечер, но их планы провалились. И они вынуждены были сами себе придумать приключение, которое, конечно, гораздо менее интересно, чем то, как они действительно хотели бы провести праздник?
0
lifekilled lifekilled 19 дней назад #
Интересно автор обвёл меня вокруг пальца с жанром. А ещё мне вспомнилась «Ирония судьбы...», в рассказе тоже произошло совпадение, из-за которого незнакомые люди встретились и попали в историю
0
Смотритель 19 дней назад #
Простите. Я думал о том, чтобы реально сделать хоррор с монстрами, но вдруг расхотелось кого-то убивать в новогоднем рассказе. Пусть лучше будет просто добрая история.
0
Смотритель 19 дней назад #
Здравствуйте, я автор. Хочу немножко выговориться.

Слепил рассказ из того, что крутилось в голове и перед глазами, две недели думая над тем, как стараять из этого вороха идей историю с достойным завершением. Идею с тру-хоррором отмёл, т.к. захотелось чего-то доброго и праздничного. Ну и решил всё-таки уйти в комедию без особой претенциозности, т.к. не успел бы такое вытянуть. Просто решил, что конкурс нужно поддержать, а будет ли великий шедевр — не важно. Ну нет и нет.

Писать начал за два дня до крайнего срока приема работ, напечатал 20к знаков простыни диалогов, а на следущий вечер выкинул половину (включая сцену ругани персонажей на 5к знаков… захотелось, чтобы все подружились, праздник же), дописал кульминацию (экшен с саспенсом это вам не диалоги, приходится думать над каждым словом).

Ну и попытался всё это отредактировать в последние пару часов. Делал это в спешке, поэтому в тексте наверняка торчит множество «хвостов» от убранных мною графоманских абзацей, реплик, эпизодов. Заранее прошу прощение, если чего-то недопоняли. Скорее всего, объяснение было до редактирования, но я зарубил его ради темпа повествования. После конкурса надо будет вернуться к рассказу и как-нибудь его дополнить, ведь время реально поджимало.

Как-то так. Всех поздравляю с прошедшими праздниками :)
0
Aagira Aagira 19 дней назад #
Понравилось, добрая история, уютная и довольно складная. Хороший, завершенный рассказ, на мой взгляд.
0
Смотритель 18 дней назад #
Спасибо, рад, что кому-то пришлось по душе
0
Жан Кристобаль Рене Жан Кристобаль Рене 14 дней назад #
Яркие персонажи и ситуации. Автор мастерски владеет литературным языком. Сюжет для меня, простого, мутноват. Но читал не отрываясь, что дорогого стоит. Спасибо!
0
Светлана Аксенова Светлана Аксенова 14 дней назад #
А интересно)))) Вспомнилось детство)))Как от нас тоже прятались оборотни и разная другая нечисть)))
0
Анна Орлянская Анна Орлянская 13 дней назад #
Немного наивный, но хороший, добрый рассказ.

Похожие публикации:

      Мне было немного лет, когда я впервые покинул стены свое...
23:57
25
Тихий пригород. Ряды стоящих одинаковых кредитных домов. Жители многих из них не...
Канистра летела долго, учитывая её внушительную комплекцию, благо была пустая. Т...
Юность, молодость! Как же люблю вас за вечный драйв. За бессонные ночи, за беспр...

Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.