Квадрат №8
Жанр:
  • Фантастика
  • Космос

‒ Как продвигается эксперимент? – Израель подошел к напарнице со спины и положил ей руку на плечо.

‒ Всё по плану. Какой квадрат вас интересует? – Лайла повернулась и посмотрела на него огромными желтыми глазами.

‒ Восьмой. Новые особи.

‒ Все функции в норме. Они в состоянии мыслить. Общаться. Уже имеют предпосылки к зарождению нескольких видов деятельности. Требуется корректировка направления развития. – Лайла снова повернулась к экрану и нажала несколько клавишей.

‒ К ним уже являлись?

‒ Нет, я считаю, это их испугает. Остальные особи не столь впечатлительны. Эмоции же этих объектов слишком гипертрофированны.

Израель направился к выходу из комнаты наблюдения, но у самой двери обернулся и посмотрел на женскую особь. Да, он, безусловно, считал её красивой. И умной, что для их вида было большой редкостью. В крупных, слегка раскосых, желтых глазах с продолговатым чёрным зрачком в центре таились бесконечные терабайты знаний. Тонкий красноватый гребень начинался у лба и, плавно огибая бугристый череп, спускался вниз, рассекая плотно прилегающий слой розовой латексной кожи рваными волнами. Мощный хвост с отливающими в свете яркой белой звезды золотыми чешуйками едва ли был короче полутора метров, а её мощные ноги с острыми щиколоточными наростами просто сводили его с ума. Да, Лайла была красива.

Но сейчас было не до этого, он отвлекся от созерцания особи противоположного пола и вышел.

Израель был капитаном корабля-ячейки Основной Научной Флотилии их расы в этой части пространства. Они находились в пути уже больше столетия, когда им попался этот нестабильный мертвый шар с приемлемыми для зарождения жизни условиями. Правда, в довольно недосягаемом будущем и с практически нулевой вероятностью. Пришлось попотеть, прежде чем планетоид превратился  в одну огромную лабораторию с песчаной поверхностью и несколькими океанами.

 В этот раз Израель решил, что не стоит населять планетоид слишком крупными особями, пусть даже они и являлись когда-то их прямыми родственниками. В прошлый раз такой эксперимент стоил его командованию трех разведшлюпок и десятка ботов-детекторов. Хищник вида «Тирекс» успел уничтожить три отряда спасателей, пытавшихся извлечь данные из закрытой лаборатории в центре папоротниковых джунглей ‒ точно таких, какие были на его родной планете.

Израель скучал по дому и не скрывал этого. Впрочем, каждый на ячейке скучал по своей родной планете, но никто не осмеливался заявить об этом на прямую – их  расе нужны были новые площади, новые полигоны, и они творили их в таком количестве, которое им требовалось. Самые жизнеспособные и покладистые особи, выведенные в экспериментах, отправлялись домой – на далекую  Ферн, их родную планету папоротников. С их последнего полигона в сторону далекой родины на этот раз отправятся только несколько видов: пара разновидностей подводных флюоритов, мегалодоны, подвид лигров и несколько новых видов цветущих растений с плодами довольно приятного вкуса, как отметила группа корабельных ученых.

А вот с примитивной рабочей силой генетики что-то просчитались. Особи полигона №8 оказались слишком слабы для тяжелой работы. С животными дела обстояли куда  проще, но их нужно было обучать, приручать, да и способны они были, по большому счету, лишь на повторяющиеся действия. И тогда Израель решил, что стоит попробовать вывести подвид разумных рабов ‒ обучаемых, управляемых и заведомо слабых, без возможности эволюционировать. Это был его первый проект, проходящий без приказа сверху.

Израель остановился у прозрачной стены – несколько мужских особей, облаченных в черные облегающие костюмы, готовили телепортационные установки. Угловатые, мощные, с горящими взглядами.

 

‒ Да… а они действительно не чета нам. Будь они немного сильнее, эксперимент был бы удачным на 100%. Борос, готовь шлюпку, мы идем вниз. Понаблюдаем за рабами в естественной среде! – голос Израеля пронесся по всему кораблю по громкой связи.

 

На песчаную землю из блестящего яйцеобразного объекта вышла группа из несколько особей и направилась в сторону зелёных зарослей, неся в когтистых лапах белые чемоданчики. Их тяжелые тела, ростом более двух с половиной метров, оставляли на песке глубокие четырехпалые следы, которые тут же заметались слабым ветром, гуляющим в пустыне вокруг нескольких идеально круглых островов зелени. Хотя рассмотреть их можно было лишь с высоты птичьего полета.

‒ Израель, мы тут тяжелее, чем дома, да и дышать сложнее. Мы переборщили с кислородом. Особи не смогут адаптироваться к условиям нашей среды. – Год, самый низкий из команды, всматривался в устройство на запястье – оно попискивало и трещало.

‒ Им не придется, скорее всего. Я не счёл нужным сообщать главнокомандующему о неудачных опытах. Это может сказаться на репутации всего персонала нашего корабля, тебе не кажется? – Израель скосил расширившийся до состояния овала вертикальный зрачок в сторону незадачливого стажера, угрожающе расширяя узкие ноздри. – Включить камуфляж, входим в зону обитания особей №2Ч31. Все наблюдения фиксируются.

Существа в чёрных облегающих костюмах, никак не вписывающиеся в буйство зелени с разноцветными кляксами плодов и соцветий, заискрились и стали медленно исчезать, сливаясь с окружающей средой.

 

 

‒ Смотри, что я нашла! Скорее! Посмотри, какой милый, правда? – девушка с длинными черными волосами, тяжелой волной ниспадающими на высокую округлую грудь, подняла голубые глаза и улыбнулась подошедшему к ней парню.

‒ А кто это? – тот присел рядом с ней на изумрудную траву и протянул руку к белому существу, примостившемуся у неё на коленях.

‒ Не знаю, я нашла его здесь, когда ела это – девушка протянула несколько чёрных ягод парню, ‒ они вкусные, там ещё много! С этими словами она посадила животное на траву и вскочила. – Пойдём! Там есть ещё!

Парень поднялся, расправил большие листья на поясе, обмотанные длинными стеблями жесткой травы, и пошел следом за своей спутницей. До этого он рассматривал себя в прозрачный ручей и решил, что он красив. Парень ходил дальше, чем черноволосая девушка, с которой он проснулся рядом всего несколько дней назад, хотя и не помнил, чтобы она засыпала на том месте, где лежала. Он знал все места, где росли ягоды и плоды разных цветов, знал все ручейки,  но никак не мог добраться до края зеленых растений – в какой-то момент они становились просто непроходимы, рвали кожу и причиняли боль, оплетали ноги и руки тонкими стеблями. И раз за разом ему приходилось возвращаться.

Но когда появилась она, он всё бросил. Девушка была странной – целый день бегала от одного куста к другому, пробовала ягоды, что-то постоянно говорила, смеялась, плескалась в ручье. Она ему нравилась.

‒ Постой! Погоди! Знаешь, что я подумал?

‒ Что? – девушка повернулась к парню и посмотрела на него чистым и открытым взглядом.

‒ А я ведь не знаю, как тебя зовут.

Девушка задумалась и села:

‒ А тебя как? Я тоже не знаю. Давай сначала ты.

‒ Меня зовут …. Адааам… Адам!  ‒ парень удивился имени, которое само родилось в его мыслях в тот момент, когда он подумал об этом.

‒ А меня Ева!

‒ А зачем ты тут? И откуда взялась? – Адам присел рядом с девушкой и приготовился слушать.

 

 

‒ Израель, они начали задавать вопросы. Как поступить? – Год убрал направленный на людей транслятор воспоминаний, который пришелся как нельзя кстати в этом эксперименте, и посмотрел на руководящего. – Мы не сможем имплантировать всё знание – для этого они слишком примитивны.

‒ Я объясню им, ‒ Израель нажал несколько кнопок на рукаве и начал изменяться, – фиксируйте всё. Для истории. Возможно, это пригодится в будущем.

 

 

Ева сидела напротив Адама, пытаясь ответить на его вопросы, когда из кустов к ним вышел высокий человек, похожий на них самих. Только одет он был не в листья, а в белые окутывающие одежды. Его волосы были цвета заходящего… солнца… Солнца, а руки раскрылись в приветственном жесте. Незнакомец одарил сидящих на траве широкой добродушной улыбкой и заговорил:

‒ Здравствуйте, дети мои! – его голос был мягок и твёрд одновременно, он словно растекался по телу и звучал отовсюду. – Я – ваш Отец. Я привёл вас сюда. Хотите ли вы что-нибудь узнать? – человек был выше чем Адам или Ева, но они не чувствовали страха, им очень хотелось слушать его голос.

‒ Кто ты? И кто мы? – Ева медленно поднялась, разглядывая одежды на незнакомце.

‒ Я ‒ ваш отец. Ты ‒ женщина, создана быть помощью и привносить красоту в жизнь Адама. Он – мужчина. Создан быть мужем для тебя, Ева, и отцом для ваших детей, ‒ мужчина приложил руку к животу Евы и вновь улыбнулся, ‒ а этот сад создан для того, чтобы вы ни в чём не нуждались, могли жить и наслаждаться друг другом и теми дарами, которые сможете добыть в этом месте.

Люди переглянулись и присели у ног высокого человека. Тот улыбнулся, наполняя их сердца теплотой и завоёвывая их внимание.

 

 

Израель и его команда вернулись на корабль лишь через несколько дней. «Отец» просвещал своих «детей» о созданном для них мире, об их значении, о том, как они будут жить после того как «Отец» покинет их. Он успел рассказать им многое, прежде чем Адам и Ева уснули, чтобы проснуться уже в одиночестве.

Нетса подскочила к капитану, держа в лапах боул с зеленоватым парящим напитком, и тот залпом выпил его.

‒ Зоны уничтожить. Все образцы поднять на борт – часть оставим на первом полигоне. Меня не тревожить до следующего захода Солнца.

 

 

‒ Как думаешь, он говорил нам правду? Что он нас создал? – Ева держала на руках кролика, прижимаясь к Адаму.

‒ Не знаю, похоже на то. Иначе, откуда он столько знает обо всём этом? – Адам обвел буйную зелень, что их окружала. Потом погладил рукой черные волосы Евы и они оба уснули. Он, прижимая к груди женщину, она – белого пушистого кролика.

 

 

Израель открыл глаза. Из глубокого сна его вырвал звук сирены и командующий схватил со стенных перил свой черный костюм. Он выскочил в коридор, сшибая хвостом на пол несколько женских особей из медперсонала, и понёсся длинными прыжками в сторону кабины управления.

‒ Что случилось?! Почему включилась сирена?! – гребень Израеля дрожал а шипы на хвосте вздыбились, он трясся от злости и готов был испепелить каждого, кто осмелится открыть в его сторону свою мелкозубую пасть. Но из-за спины заговорила Лайла и Израель резко обернулся:

‒ Выжившая женская особь 2Ч14 сбежала во время поднятия образцов на борт.

‒ Куда!

‒ Квадрат №8, – Лайла стояла напротив Израеля, выдерживая взгляд его глаз, которые от злости стали совсем черными.

‒ Поймать, запереть, я накажу её собственноручно…. – прошипел Израель и двинулся в сторону выхода. Несколько особей отделились от общей группы и поспешили за ним, на ходу собирая всё, что могло понадобиться.

 

 

Адам очнулся ото сна, вдохнул в себя сладкий запах цветущих рядом роз и осмотрелся. Евы рядом с ним не оказалось.

‒ Ева! Ева! Где ты? Я проснулся!

 Адам услышал шорох позади себя и обернулся:

‒ Ева? Это ты? Почему ты прячешься? ‒ Адам заметил белую прядь волос, которая крупным  завитком обнимала тонкую ветвь высокого куста. – Ева?

Он прошел ещё немного и остановился – из зарослей на Адама смотрела совсем не его Ева. Эта женщина была ниже и совсем не такая: её волосы были белыми, глаза ярко зелеными, руки были сильными и не такими женственными как у его Евы.

‒ Кто ты? – взгляд Адама скользнул ниже, задержался на груди, потом остановился на ногах и глаза его расширились.

Женщина с белыми волосами выступила из своего укрытия и заговорила:

‒ Что такое, голубчик? Я не так красива, как твоя малышка? – она улыбнулась, обнажая два ряда острых мелких зубчиков. ‒  А ведь я была первой женщиной, которая выжила. Я должна была быть на её месте! – тонкий длинный язык облизал пухлые губы и это заставило Адама сглотнуть. Она продолжала подходить, тяжело ступая мощными ногами по ковру из мягкой травы, оставляя в нём глубокие следы и срезая травинки острыми когтями. Колени этой девы были изогнуты в обратную сторону, от чего тело немного склонялось вперед, а шаги были резкими и широкими.

‒ А ведь я и впрямь красивее, ‒ она откинула белые волосы за спину, обнажая внушительного размера грудь и открывая её взгляду Адама, ‒ и формы мои привлекательнее, ведь так, милый?

‒ Лилит! – голос раздался словно гром среди ясного неба и Адам прижал ладони к ушам. – Остановись!

‒ Отец?

‒ Дааа, как же – как же, оте-е-ец! – та, которую назвали Лилит, присела и стала отступать. – Прощай, милый! – она чмокнула ладонь с длинными тонкими пальцами, оканчивающимися изогнутыми когтями, подмигнула Адаму и кинулась в джунгли

‒ Отец? Где моя Ева? Отец, где же ты? Отзовись! Кто это…

Глаза Адама закатились и он рухнул на траву, корчась от боли, которая словно разрывала его изнутри. Последнее, что он увидел, перед тем как сознание окончательно покинуло его – это босая нога с ниспадающими на неё белыми одеждами…

 

‒ Долго ещё? – Израель смотрел в черную пустоту за стеклом иллюминатора.

‒ Около месяца пути. Командир, вы действительно хотите скинуть все образцы на эту планету? Это ведь просто свалка всех наших биоотходов… ‒ первый пилот корабля не смотрел на капитана.

‒ Ты пытаешься их жалеть, Гесед? – Израель посмотрел в его сторону ничего не выражающим взглядом. ‒ Вот и славно.

‒ А можно задать вопрос на счет них? – всё это время сидевшая молча Гетатия подала голос.

‒ Да…

‒ Почему вы спрятали яйца внутри её чрева? – второй пилот озадаченно смотрела в сторону Израеля.

‒ Рабам негде устраивать кладки. У них просто не должно быть времени на отдых и ухаживание за ними. Женская особь должна носить с собой своё потомство, не прекращая работы. Это более чем очевидно, Гетатия. Я считал, ты умнее…

Самка замолчала и отвела глаза. Она укоряла себя за глупый вопрос, к тому же это знание теперь не несло никакой пользы – две разнополые особи, названные людьми, просто погибнут на поверхности пустынного планетоида. Они слишком слабы и не приспособлены. Они сами создали их такими.

 

 

Ева открыла глаза и закашлялась. Адам лежал рядом, совсем нагой, лицом вниз.

‒ Адам! Адам! – девушка вскочила и попробовала перевернуть парня, но потом остановилась и встала.

Её тонкую обнаженную фигурку со всех сторон обдувал холодный ветер, взметая  волосы вверх и бросая их обратно на плечи. Ева больше не видела вокруг изумрудной зелени сада, не видела деревьев с фруктами и кустов с ягодами. Не было ни белых кроликов, ни больших кошек в рыжую полоску. Кругом была лишь серая земля – кое-где потрескавшаяся, кое-где с тонкими грязно-зелёными стебельками, вздымающимися к серому небу. Дышать стало тяжелее, да и сама она стала словно ниже, больше.

Ева вздрогнула – на плечи легли тяжелые руки Адама:

‒ Что произошло? – он собрал растрепанные волосы Евы в ладонь.

‒ Я не знаю. Я проснулась и увидела тебя, потом увидела всё это… ‒ девушка всхлипнула. – Адам, тяжело дышать. Где наш сад? – Ева обернулась к нему и уткнулась лицом в грудь.

‒ Что это? – парень наклонился и поднял с земли красное яблоко.

‒ Я его ела, когда внезапно уснула. Может Отец разозлился на нас за это? – Ева обняла Адама. – Как думаешь, он к нам ещё вернется?

‒ Не знаю, но мы это запомним…

‒ Смотри, Адам, это кролик….



Похожие публикации:

Храм Змея
Он шел по темному коридору на тайную встречу. Человек знал, что его не просто так вызывали. Значит, произошло нечто серьезное. Он вошел в пус...
НАБЛЮДАТЕЛЬ
Как часто вам снятся цветные сны? Как часто на утро вы их помните и помните ли вообще? А как часто вы понимаете, что это действительно сон? Воз...
Weekend на море
Мощный взрыв раздался прямо под ногами Гаула, когда он перелетал на палубу на своем абордажном тросе. Он даже почувствовал жар пламени на своей...
08:36
ГАЛАКТИКА - рассказ третий
мы не одни во вселенной , ндо лишь уметь это видеть...


23:18
Кстати, я почему-то этот рассказ пропустила!
Прикольный. Жаль, без ужастика. :ch_shy:
Даже странно))) я ещё на Ф.РФ его выкладывала:ch_shocked:
02:06
Я не все там читала. А ты могла бы здесь выложить все оттуда))
Выложу со временем, как только появится время)

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru