Океан
Жанр:
  • Реализм
  • Мелодрама
  • Мистика

Я шел из воды, и меня ждал мир, он ничуть не изменился с тех пор, как я исчез под водой.

 

Рэй Брэдбери «ОЗЕРО»

 

 

 Прежде я никогда не видел Океан.

 Живя уже целый месяц в самом центре Лос-Анджелеса, на побережье Титана, порожденного Ураном и Геей, выбраться мне удалось лишь после окончания занятий в школе. В мае мы с родителями переехали в солнечную Калифорнию из снежной Миннесоты. Времени на прогулки не оставалось, пока не удалось сдать все долги по учебе. Ведь упускать целый год из-за непостоянной работы отца мне совершенно не хотелось. Вот и приходилось карпеть над учебниками, когда мои сверстники уже наслаждались теплыми приливами Тихого Океана.

 Но и огорчаться было еще нечем, так как друзьями по той же самой причине я еще не обзавелся. И нередко мне приходилось откликаться на безымянное «эй!» Немногим еще запомнилось мое имя. Лишь однажды только местная красотка Марина Уэйв заговорила со мной, да и то, как в последствие выяснилось, чтобы воспользоваться Интернетом с моего ноутбука. Но я убеждал себя, что не одно это обстоятельство послужило причиной, чтобы обратиться именно ко мне. Вдобавок Марина жила в доме напротив, и я был благодарен такому приятному соседству. Каждый день мне можно было наблюдать, как она выходит из дома, легкой походкой направляется к гаражу и выезжает на красном «ферарри». В этот момент мне всегда казалось, что девушка позировала именно для меня, когда на крыльце ветер играл с ее каштановыми волосами. Я мог влюбляться в нее каждый день – и каждый день по-новому.

 И вот волокита закончилась. Все предметы были сданы на «отлично», и я был переведен в следующий – последний – класс. Учебники и тетради стали лишним нагромождением на письменном столе, отчего до конца лета отправились в самый дальный ящик. Теперь я мог без помех прыгнуть в «мустанг» и покатить на манящий пляж, где готов был столкнуться лицом к лицу с еще неизведанной стихией.

 Если честно, то я сам не понимал, что так влекло меня на побережье, когда еще с детства побаивался воды. Не то что это был панический страх, но, являясь знаком огня, всегда с опаской заходил в местные водоемы Миннесоты. И не будучи хорошим пловцом, редко заплывал туда, где ноги не могли при необходимости дотянуться до илистого дна. Но в данное момент все было иначе.

 Океан звал меня.

 Океан манил меня.

 Я, словно загипнотизированный кролик не в силах был противостоять удаву. Ведь Океан только казался равнодушным к судьбам людей. Да, иногда он был смирен — но то лишь обманчивая личина мирно накатывающих на берег волн. Но, когда ярость вырывалась наружу, своими «смиренными» волнами он разбивал гранитные скалы, топил многотонные танкера, переворачивал субмарины и щелкал, как орешки, путешествующие корабли. Океан всегда был жесток! Сначала он манил теплыми водами, лаская разнеженное тело, а потом сжимал и разрывал на части, разбрасывая клочки по ребристой глади. В итоге поглощал без остатка — тщательно разжевывая и глотая — Затонувший Разум... Тогда больше не было человека, оставался бестелесный призрак — звук, отражающийся от всплеска. А коль Океану по зубам острова и даже целые материки, тогда что для него одинокий риф!

 А я как раз и был этим одиноким рифом. Провинциалом, затерявшимся среди отроков калифорнийской богемы. Почти без имени, совсем без друзей.

 Возможно, в следующем году я мог бы играть в футбольной команде или записаться в актерский кружок, а также принимать участие в создании школьной газыты. Но все эти «мог бы» в одночастье зачеркнул Океан…

 Как только захлопнулась дверца моего «мустанга», и фыркнул мотор, седой старец тут же возликовал. Словно в сомнамбулическом порыве я вел свой автомобиль к синему монстру. А зловещие волны хищно накатывали на берег…

 Дорога петляла серпантином. Теплый поток воздуха разбивался о лобовое стекло, на котором множество насекомых сводили счеты с жизнью. Неясная угроза с самого начала затаилась в душе, но роковой зов заглушал все остальные посторонние чувства. Вскоре показалось песчаное покрывало пляжа, а чуть дальше голубая линия прибрежной зоны. Я содрогнулся. Мерзкие ощущения вновь пронзили все тело. И опять я постарался не придавать этому значения, решив, что подобные ощущения возникают у всех, кто в первый раз смотрит на бескрайний величественный Океан.

 Жизнь полна необъяснимых парадоксов. Например, что самый свирепый и буйный Океан называется Тихим, а самый воинственный — Мировым!..

 Припарковав машину, я принялся оглядываться по сторонам. В безумном потоке толпы мне хотелось отыскать хоть более-менее знакомые лица. Хоть кого-то из класса или из тех, с кем изредко пересекался в коридорах школы. Желтое покрывало пляжа соприкасалось с синей рябью Океана, которая на горозинте плавно впадало в небо. Отдыхающий народ, тысячи лиц – и все похожи и различны одновременно. И отыскать кого-то из знакомых, шанс совсем невелик, когда этих знакомых можно пересчетать на пальцах одной руки. А в воскресный день можно было даже задаться вопросом: чего на побережье больше – людей или песчинок?

 Я бродил под палящим солнцем. Жара снедала меня, но некая сила останавливала меня, чтобы окунуться в прохладные воды, броситься на встречу бьющимся о песчаный берег волнам. Именно ради этого я сюда и приехал. Только, что удерживало меня, никак сам себе не мог объяснить. Толпа стала давить на меня, отчего среди бескрайнего пляжа и уходящей в бесконечность синевы вокруг меня начали сужаться стены.

 Что-то подталкивало меня бежать и плюхнуться сразмаха в воду, а потом плыть, плыть, плыть, пока народ не порядеет, и я не останусь один на один с морской стихией. Но каждый всплеск со страхом все дальше отгонял меня от воды. Я на крыльях летел, чтобы скорее увидеть Океан, а теперь был готов бежать безоглядки, чтобы спрятаться от этого чудовища. Только некакая, в то время неведамая, сила могла заставить меня окунуться в ядовитые волны.

 Так с противоречивыми чувствами я покнул центральный пляж и очутился на безлюдном берегу. Впереди меня возвышались скалы, подтачиваемые водой. Над головой кружили чайки. И только их крики нарушали уютную тишину этого места – да рокот накатывающих волн. Здесь мне сразу же стало спокойнее. Недавняя паника отступила и вскоре прошла совсем. Я присел под тень скалы, облокотившись о большой камень, и залюбовался синевой. Где-то вдали серферы рассекали досками волны. Красиво, изящно. Хотел бы и я так научиться. Коралловые рифы выглядывали из глубин, словно гиганские морские чудовища. Здесь была идиллия. Не знаю, отчего напугал меня пляж. Может, столпотворением, на которое в скором времени должна была обрушиться божья кара. Но в местечке, на которое меня привел ветер, веяло только небесной милостью. И так в овеваемой морским бризом неге меня склонило в недолгий, но сладкий сон.

 Я хотел им насладиться немного дольше, словно последним в жизни сновидением. Там небеса окрашивались перламутровыми красками, ветер благоухал пряными цветами, а на поляне резвились сказочние животные. Но вдруг солнце зашло за тучи, такие черные, что первые же мои мысли оказались о смерти. А потом чей-то пронзительный крик: «Помогите!» Я открыл глаза, но вместо ужасного наваждения кто-то легонько трогал меня за плечо, и приятный голос окончательно вывел меня из дремы:

 - Эй! – Передо мной стояла Марина. На ней был непромокаемый костюм, под мышкой доска для серфинга. С мокрых локонов стекали капли. Взгляд ее зеленых глаз заставил меня окаменеть. – Ты в порядке? – поинтересовалась она.

 - Мар… Марина, привет! – оставил я ее вопрос без внимания, так как в этот момент не осозновал, что означает «в порядке». Был ли я сейчас «в порядке», или все это являлось всего лишь продолжением сна?

 - Привет! Мы знакомы? – Луково блестнули ее глаза, и этот вопрос вывел меня из ступора, дав понять, что это уже не сон. Во сне она не задала бы такой вопрос, а страстно бы прильнула ко мне губами. Нашептывала бы мне на ухо, как долго она меня ждала, что я любовь всей ее жизни. А что сейчас, в реальности? «Мы знакомы?» Не думал, что эта банальная фраза может оказаться так ужасна и разрозить гром в небесах. Для меня она стала зловещей, чем тревожный крик из сна: «Помогите!»

 - Да… - еле выдохнул я. – Мы учимся в одной школе. И живем по соседству. Я недавно переехал.

 - Вот как. – Она бросила рядом со мной доску и присела на нее. – И откуда ты?

 - Из Миннесоты.

 - Бррр… - обвела она себя руками, делая вид замерзшего человека. – А здесь чего завалился. Иду – смотрю, кто-то лежит. Окликнула – молчишь. Вот и подумала, может, случилось что?

 - Да нет! Все в порядке! Просто из-за этих проклятых занятий в первый раз удалось на прогулку вырваться. Нашел уединенное место, чтобы полюбоваться пейзажем, и случайно сморило.

 - Да ты романтик, - вроде бы Марина произнесла это с некой интонацией сарказма, но так мило она вылетела из ее уст, что я опять засомневался: не сон ли это? Вот так сидеть наедине со своей Мечтой и разговаривать – просто разговаривать, ни о чем. – Ну что ж, Миннисота, может, поплаваем? На серфе умеешь?

 Я, разумеется, отрицательно покачал головой.

 - Конечно, - улыбнулась Марина, - глупый вопрос с моей стороны.

 - А ты почему одна? – осмелел я, чтобы самому задать вопрос.

 - А… - пренебрежительно Марина махнула рукой, - Надоели все. Вообще домой собиралась, но решила напоследок поймать еще одну волну. - Она подскочила на ноги, а потом лукаво взглянула на меня. – Подбросишь, раз мы соседи, а то я сегодня без машины, за мной заехали.

 Слова застряли у меня в пресохшем горле, отчего пришлось просто кивнуть. Марина подняла с песка доску. Дожидаться меня не стала, а сразбега бросила доску на воду и поплыла в бескрайнюю даль Океана.

 Вот она! Словно из предвидения, что Океан воспользуется некой посторонней силой, чтобы затащить меня в свои воды. Я боролся с противоречием: волны казались то зловещими, то дружелебными. Но глядя, как Марина уплывает вдаль, я оставил предрассудки и, сбросив верхнюю одежду, зашел в воду. Сначала аккуратно по лодыжки, потом по колени, словно проверяя глубину. Зайдя по пояс, остановился. Невидимая преграда вновь задержала меня, не позваляя сделать очередной шаг вперед. Марина уже казалась маленькой точкой. Нет, даже если бы я прошел дальше и опустился на грудь, чтобы поплыть, то такого расстаяния мне все равно было преодолет не по силам. Я захотел вернуться назад на твердую, устойчивую землю. Взгляд мой метался то на берег, то на Марину, расскеющиу волны. Отступил, подумал, сделал еще один шаг. Всмотрелся в синюю даль, пытаясь отыскать силуэт девушки. Но, как не странно, никого не увидел. Прислонил ко лбу ладонь козырьком, закрывая глаза от солнца, но по-прежнему видел лишь пустой горизонт. Поднялась очередная волна, подбросив какой-то плоский предмет. Доска. Одинокая доска для серфинга. Но где же девушка?

 И вдруг в нескольких ярдах от доски из воды показалась голова.

 - Помогите! – тут же последовал громкий отчаянный крик.

 Мне захотелось проснуться. Тот же самый голос я и слышал несколько минут назад во сне. Сейчас должна придти Марина и разбудить меня. Сейчас, вот прямо сейчас. Но очередной крик о помощи разрушил невидимую стену, непускающую меня вперед. Я прыгнул на воду и изо всех сил поплыл в сторону тонущей девушки. Видимо, волна сбила Марину и отбросила доску в сторону. Может, она ушиблась или ей свело ногу, отчего и начала тонуть. В тот миг мне даже не приходила в голову мысль, что это участь может постигнуть и меня, ведь я никогда еще не заплывал так далеко. Об этом я тогда не думал, но как было бы здорово оказаться спасителем принцессы ценой своей собственной жизни. Только эта сказака так и осталась сказкой.

 Дыхание мое сбилось. Мышцы рук одервенели, и с кроля мне пришлось передти на собачий стиль. Еще несколько ярдов я и доплыву до девушки. И опять не спросил себя: каким образом я ее спасу, если сам уже на грани? Но ответ не потребовался. Как только я достиг места, где бультыхалась Марина, водная гладь оказалась пустой. Только волны обрушивались на голову, затрудняя и без того сбившееся дыхание.

 Я несколько раз выкрикнул ее имя. Пытался нырять, чтобы в глубине разглядеть хотя бы очертания тела. Но и этого у меня не выходило, а выныривать становилось все тяжелее и тяжелее.

 Я взглянул на далекое очертание берега, и тогда роковая мысль больше не желала покинуть меня, а тяжелым грузом начала тянуть ко дну. Сил на сопротивление не осталось. Мелькнула лишь слабая надежда. Доска для серфинга. Если я доплыву до нее, то она окажется хоть какой-то опорой, и с ее помощью смогу догрести до берега. Но и эта надежда улетучилась враз. Я нигде не видел доску. А сил у меня оставалось на два-три гребка – небольше.

 Последняя волна окунула меня, словно заботливая тетушка, укрывая одеялом, и солнце скрылось за пеленой воды. Я с трудом задерживал дыхание. Все еще надеясь на чудо, пытался не вдохнуть. Но легкие болезненно сжимались, а потом взорвались, обжигая грудь соленой водой. Мое тело плавно опускалось. Ниже. Ниже. В глазах стояла мутная пелена. Она темнела, темнела, пока не превратилась в беспроглядную ночь. Больше ничего не было.

 Но вдруг…

 Всплеск, взрыв, свет… И чья-то сильная рука схватила меня и, словно пробкой от шампанского, выбрасила меня на поверхность. Ослепленный солнечным светом я огляделся в поисках спасителя, собираясь поблагодарить его. Только никого не было. Лишь стеклянно-чистая гладь Океана, а совсем рядом золотилась полоска берега. Мне оставалось сделать несколько взмахов, чтобы достигнуть его.

 Я медленно поплыл, совсем не чувствуя недавней усталости. Вокруг меня собралась стая рыб. Они веселыми попутчиками сопровождали меня, пока мои ноги не соприкоснулись с песчанным дном. И, прежде чем ступить на землю, я оглянулся. Мне показалось, что рыбы заговорили со мной. Вода у берега запузырилась, и булькающий звук четко произнес: «Не оставляй нас!» Как не удивительно, но мне это не показалось странным. После того, как судьбоносная рука подняла меня на поверхность, мне больше ничего не казалось странным. А в следующее мгновение огромная волна поднялась футов на десять и, обрушившись на берег, прогремела: «Больше не оставит. Никогда!»

 Странные галлюцинации бывают у чудом спасенного человека. Еще совсем недавно бездна тащила меня в глубины, где не было света, а только страх и уныние. Но вот, спустя несколько минут, я стоял на твердой почве, и солнце радостно светило надо мной. Удивительно лишь, что я совсем не ощущал его тепла. Но это меня беспокоило меньше всего. Сейчас спасенный я присел на песчанный берег и мысли мои вернулись к девушке. Ведь она-то осталась там, в темноте, в компании рыб и медуз. Коварный, коварный Океан!

 Вся моя радость от нечаянного спасения прошла. Мне захотелось плакать. Океан вернул меня, но навсегда украл мою Мечту.

 Внезапно налетевший ветер поднял рябь на воде. В воздухе закружилась страница от газет. Как только она упала рядом со мной, так ветер тут же утих. Я подобрал лист и прочитал крупный заголовок статьи:

 

«УТОНУЛИ ДВА ШКОЛЬНИКА»

 

 А ниже фотография двух подростков с подписью: Марина Уэйв и…

 Нет! Этого просто не могло быть! Там стаяла и моя фамилия.

 Я подскочил на ноги. По привычке собрался отряхнуть песок, налипший на мокрое тело. Провел рукой по лодыжкам, но песка на них не оказалось, как и на всех участках тела, которое соприкасались с песком. Не было ощущений и от прикосновений рук, и от дуновения вновь поднявшегося ветра. В испуге я отбросил газету в сторону. Воздушный поток поднял ее и с силой кинул в меня. И только я собрался отбить ее рукой, как газета, не почувствовав преграды, пролетела сквозь мое тело.

 Я умер! Пришло осознание. Я утонул! Вернулась память.

 Океан все же добрался до меня. Зачем он вызвал меня из Миннесоты в Калифорнию? Зачем нашептовал, зовя на пляж? Манил прохладными водами?

 Я ведь чувствовал изначально. Огонь во мне боялся этох пенестых волн. Но Океан оказался хитрее. Только одна волна смогла искусить его. Та волна, от которой огонь не боялся потохнуть, а мог лишь мог разгореться с новой силой. Марина Уэйв. Морская волна. Она же оказалась одновременно и нечаянной пленнецей и прекрасной приманкой, которой воспользовался безжалостный Титан. Где она теперь? В какой его злоумышленной ловушке?

 Я возвращался в стихию. Вода уже доходила мне до груди. Сколько, интересно там жертв и детей Океана? Если я кого-нибудь найду, то обязательно расскажу о них. Какие бы ни были их истории – счастливые или печальные, - но они заслужили, чтобы их знали. Расскажу! А потом найду и Марину. Обязательно найду!

 Прежде, чем окончательно нырнуть с головой, я в последный раз посмотрел на утерянный мир. Теплые волны омывали лазурный берег. Где-то у горизонта раскачивался маленький кораблик. Чайка сделала несколько кругов над Океаном и улетела в закат.



Похожие публикации:

Фея
Это рассказ о любви с первого взгляда, которая, наверное, иногда случается.
10:00
Последнее желание. Соавтор Романеева Ольга
Рассказ написан в соавторстве с Романеевой Ольгой. Белый плотный свет нависал и словно обхватывал со всех сторон. Мила была уверена, что это...


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru