Дева-воительница (поэма)
Жанр:
  • Фэнтези

Я - пеший воин. Лишь копьё
Держу в руках - и это всё,
Что дали нам перед походом -
Простым бойцам и тем немногим,
Кто поднялся туманным утром,
И, встретившись с рассветом хмурым,
За конницей подался вслед,
Чтоб вырвать череду побед
У вражьей рати, что шагала
По нашей солнечной земле.

Ненастный день - пустой и серый.
И каюсь - я утратил веру
В победу на широком поле,
Где чёрным частоколом копий
И яркой краскою гербов
Предстал нам враг. И был таков
Посыл молчанья гробового:
"Нам несть числа. И когда снова
Рассвет придёт - погибнут все"

Однако князь не лицемерил.
Я думаю, он сам не верил,
Что нам по силам продержаться
Хотя бы день. Но, может статься,
Он, как и все мы, был готов
Сражаться, убивать врагов,
Со своей жизнью не считаясь,
И более ни в чём не каясь,
Пролить на землю свою кровь...

Пропел рожок. Команда: "К бою!".
Мы двинулись неровным строем,
А рядом, пыль подняв, промчалась
Рать конников. И раздавались
Сквозь бой копыт лихие кличи
Людей, что смерть презрели нынче
И с дерзостью взывали к ней.
А мы шагали всё быстрей:
Пехота - мрачная, немая,
Всё выше стяги поднимая
И копья выставив вперёд;
Ну что ж, мы здесь. Так кто дерзнёт?

На высях завязался бой:
Там наши конники волной,
На вражьих рыцарей напавши,
Сковали их, и, с кровью смявши,
Не дали им нас растоптать.
И вот уж наш черёд воздать
Отсрочке этой - должно нам
Сразить пехоту; дать врагам
Тяжёлый бой, ослабить их,
Чтобы в сражениях других
Собратья наши уж смогли
Ту вражью рать прогнать с земли,
Где мы рождались, умирали,
Где мы любили, где мечтали...
И вырастим детей своих.

Я помню сто шагов до боя:
Траву с холодною росою
И свежий ветер в волосах,
И сухость страха на губах,
Как каждый вздох горит в груди,
И как сверкают впереди
Секиры вражьего полка;

Мы сшиблись - буря поднялась,
Звенела сталь, и кровь лилась,
Толкались, били и кололи:
И стон, и лязг, и крики боли...
Земли не видно - лишь тела,
Что в судороге смерть свела.
Я уж не вижу, куда бью,
И только яростно колю
Во всех врагов, стремясь успеть
Сразиться всласть, покуда смерть
Не прИдет по душу мою...

И в схватке молча я молился:
Не смерть страшит. Боюсь лишиться
Руки ль, ноги - и так остаться
Средь трупов - умирать, не драться...
Нет! Я умру! Но молю, Боже!
Так воину погибать негоже!
Дай мне посеять страх в врагах
И так, с оружием в руках
Упасть на груду тел врагов,
Кого сразил я. Только так!

Но что там? Через звон мечей
Я слышу клич; и всё звончей
И громче раздаётся он:
О, как он звонок и силён!
И на холме, от крови красном,
Я вижу силуэт неясный:
Но солнце рвёт туч пелену,
И небо, бывшее в плену,
Светлеет вновь, и на заре
Я вижу деву в серебре
На скакуне огромном, чёрном,
И для удара занесённым
Мечом, что молнией сверкал.
И женский голос громко звал:
"Вставайте, воины! Все за мной!
Плечом к плечу! Держите строй!"
Она летела, как стрела,
И за собою нас вела:
"Вперёд, бойцы! Вперёд, вперёд!"
И мы, все глядя на неё,
Рвались за нею, а она,
Великой силою полна,
Удары вражьи отражала
И без щита их принимала
Так, словно боли нету ей...
"Эй воины! Эй, за мной! Скорей!"
Не знаю, как, но этот клич
Слыхали все. Он смог достичь
Всех нас. И вот я ощутил,
Как снова исполняюсь сил,
Как в моих ранах слабнет боль,
И меня снова тянет в бой:
Готов оружие поднять,
И, может быть, смогу опять
С былою яростью сражаться,
Ещё немного простоять...

Сломал копьё. Поднял меч с трупа
И с новой силой - тяжко, грубо
Рубил со всем остервененьем -
Я знал, что каждое мгновенье
Уходит, как вода в песок,
И скоро мой наступит срок...
Ну, а пока - зовёт сраженье!

Сверкало солнце на мечах,
И каждый, позабывши страх,
Рубил с плеча и шёл вперёд,
Сквозь кровь и боль, сквозь смерти гнёт.
Одним горя лишь: не пустить
Врагов в свой край. И эта нить
Связала нас цепи прочней,
И всяк, кто следовал за ней,
Сквозь лязг мечей, сквозь град из стрел,
Сквозь копий дождь, сквозь гущу тел,
Тот видел странный свет в далёке:
Сперва едва горящий робко,
Затем всё  ярче и сильней.
Слепя нас чистотой своей,
В сердцах будил решимость он,
И тот, кто был душой силён,
И не ослаблен гнётом ран,
Врубался сталью в вражий стан
И бился, кровью обагрив
Доспех и меч. И тот, кто жив
Остался после страшной сечи,
Запомнит этот скорбный вечер,
Когда считали мы погибших.
Никто не пел. И было слышно,
Как кто-то плачет вдалеке...

И мне бы ранам дать покой,
Но это было мне впервой:
Быть ратником в большом бою
И землю отстоять свою
Там, где погибнуть должен был.
Но выжил. Мне хватало сил,
Чтоб к полю ратному пойти,
Надеясь там средь тел найти
Ту самую, что нас звала
И в битву за собой вела -
Той самой, что приняв удары,
Победу в руки нам дала.

Так долго я ходил и звал.
Но без толку. Я лишь устал
И весь продрог. Я уж хотел
Уйти, как вдруг средь мертвых тел
Кольчуги блеск я увидал.
И тотчас же её узнал:
Лежит в крови, глаза закрыв.
Но непокорный дух в ней жив:
Как будто ждёт, не умирая
И хрупкий стан не покидая,
Чтоб речь последние слова.
Она была ещё жива!
Я побежал, меч обронив,
И опустился, преклонив
Колени, наземь рядом с нею,
Надежду хрупкую лелея,
Что вдруг смогу спасти её.

От оклика она проснулась.
Узнав меня, вдруг потянулась
Ко мне ослабшею рукой.
"Я здесь", - сказал я. Голос мой
Вдруг дрогнул. Её руку сжав
И плечи хрупкие обняв,
Я чаял так её согреть
И отогнать немую смерть,
Что, чуял я, за ней пришла.

А дева улыбнулась мне
И в хрупкой, свежей тишине
Произнесла вдруг: "Не жалей
И понапрасну слёз не лей.
Ты победил. Мы победили.
И край родной мы защитили.
А значит, не напрасно всё.
Ты знамя подними моё
И на ветру оно пусть бьётся -
Пускай в лучах последних солнца
Победу возвестит оно.

Закат. Со знаменем в руках
Стоял я. На моих глазах
Убитых, раненых несли,
И с кровью залитой земли
Щиты и копья собирали,
И, знамя увидав, махали
Мне люди радостно с низов.
В тот день не нужно было слов,
Чтоб осознать: победа наша!
И пусть была горька та чаша,
Испили всё же мы её.

"Смотри, - сказал я. - Ведь сейчас
Жизнь начинается как раз.
Я отнесу тебя. И там,
Когда спадут повязки с ран,
Ты примешь почести от нас".

В ответ - молчанье. Я взглянул
Через плечо. И лишь вздохнул:
Нет ничего. Трава густая
И не примятая - живая.
И ни меча нет, ни доспехов.
И только слышится мне эхо,
В котором слов не разобрал я...

Вот ушёл я. Но я помню
О юности, об этом бое,
О смерти близкой и о том,
Как, сверкая серебром,
На бой та дева нас звала
И жизнь победе отдала,
Не зная чувства, кроме боли...
Пусть нет её. Но я всё помню.




Все очень понравилось. Правда в последней строфе «Я» через слово. Это «режет» слух. И что за дева такая была? Это намек о какой-то исторической личности или она является выдумкой?
И картинка красивая подобрана.
Нет, ни о какой реальной личности речи не идет. Просто услышал одну песню, увидел картину, которая на обложке, и захотел написать поэму с таким сюжетом.

Картина работы Соломко. На ней изображена богатырка Настасья Королевична.
18:01
Знатная поэма. С удовольствием прочел.
Новых творческих шедевров, Паша.

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru