НАБЛЮДАТЕЛЬ
Жанр:
  • Ужасы
  • Мистика

 1

 

Автобус резко затормозил и Джо больно ударился о спинку сидения перед собой. Вытер со лба пот и безразлично оглядел салон: парочка влюбленных непринужденно щебетала на задних сидениях, держась за руки, мать с постоянно вертящимся ребенком впереди и пара пожилых людей. До спальных районов еще семь остановок, можно было попробовать вздремнуть.

С недавних пор он практически не спал. Работа на фабрике в две смены не просто выматывала, хотелось просто забыться, да и пару недель назад начались эти странные сны.

Джоуи Стамм – невысокий молодой человек двадцати пяти лет. Родился в многодетной семье, поэтому, как только появилась возможность, он сразу съехал на съёмную квартиру. Это давало определенную свободу действий, да и матери он теперь мог помогать. Почти каждый вечер он проезжал полгорода до своей однокомнатной клетушки в одном из спальных районов в их маленьком городке и, изможденный, заваливался спать на свой старенький диван, чтобы проснуться через пару часов, что-нибудь перекусить, принять душ и вновь ехать на этот чертов завод. Иногда, правда, доводилось оставаться там ночевать. Тогда Джо даже удавалось выспаться.

Но с недавних пор все изменилось.

Возможно, к этому привёл постоянный недосып, либо сбившийся режим питания, а может это странное ощущение появилось из-за его параноидальной тяги к деньгам. Джоуи постоянно казалось, будто за ним кто-то наблюдает, преследует, поджидает в тёмных переулках и подворотнях. Джо даже был готов отказаться от ночной смены, чтобы как следует высыпаться  после работы, но перспектива всю жизнь прожить на съемной квартире его вовсе не прельщала и он мужественно гнал прочь мысли об этой затее.

На улице давно уже стемнело, в салоне автобуса горела лишь одна лампочка. Парня укачивало, да и усталость давала о себе знать. Он взглянул на часы - зеленые цифры моргнули и высветилось "21:42". Еще почти полчаса…

В конце концов усталость и мерное гудение двигателя сморили его и Джо сомкнул веки, уронив голову на грудь.

 

… Пустыня…. Огромная, необъятная пустыня… Странная пустыня. В ней нет песка. Куда ни глянь, глаз мог зацепиться лишь за выжженную безжалостным солнцем почву, на которую, возможно, уже сотню лет не проливалось ни капли дождя… огромное, с растрескавшейся поверхностью пространство, безжизненное, простирающееся на многие мили в любую из сторон.

Он падал… несся вниз с огромной высоты на огромной скорости.

Дышать было трудно, легкие горели, каждый вдох давался с огромным трудом.

 

Джо дернулся и очнулся, лицо покрылось холодным липким потом. В груди всё ещё горело и он невольно стал хватать ртом воздух, но облегчения это не принесло ‒ будто обожженные жарким воздухом лёгкие больше не справлялись со своей задачей. В глаза ударил свет фар проезжавшей мимо машины и это едва его не ослепило. Джо закрыл глаза и попытался унять дрожь в руках, задержал дыхание, насколько смог, и только после этого ему удалось легко вдохнуть.

Парень посмотрел на часы – 21:48… Там, во сне, казалось, прошла целая вечность.

До конца поездки парень бездумно пялился в окно: по возвращении домой он мог рассчитывать на несколько часов глубокого сна – снотворное лежало в левом нагрудном кармане его рубашки.

Не нравился ему этот вот уже две недели повторяющийся сон. Очень не нравился…

 

2

 

‒ Эй, дружище! Что-то ты неважно выглядишь! Бурная ночь? – Хьюго рассмеялся.

‒ Да пошел ты… - парень отмахнулся от друга и без энтузиазма побрел в свой цех.

После снотворного голова была тяжелой и гудела так, словно после трехнедельного запоя, как это бывало раньше …

Сегодня Джо работал в штамповочном цеху. Работа не пыльная, сидячая, от чего казалась еще более утомительной. Парень просто проставлял штамп их фабрики на коробки, ползущие мимо него вместе с конвейером. Некоторые приходилось снимать с движущейся ленты: либо плохо упакованы, либо намокшие, а иногда даже подопревшие.

Незамысловатые буквы на синем кружке печати гласили "Упаковочная фабрика Моргана Фаулера. лиц. №… Гарантия качества. Опт. заказы". Штамп ровно ложился в левый верхний угол коробок. Конфеты, одежда, посуда, журналы, обувь, даже наборы инструментов и прочее барахло, которое нужно было доставить по немногочисленным магазинчикам их небольшого городка. Или доставить заказчику... Джоуи это мало волновало – адреса проверялись и проставлялись в соседнем цехе. Единственными, кто мог доставить все это по адресу, были пара фургонов почты. Но и это его особо не тревожило…

Из полусонного состояния рабочих вырвал гудок звонка. Конвейерная лента дернулась и остановилась, а над дверью цеха загорелись красные буквы «ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ».

Джо вздрогнул, потянулся, встал и пошел в комнату для персонала. За круглым столом в углу уже сидело несколько человек. Они негромко переговаривались, пили чай. Но ему было всё равно. Его интересовал лишь бежевый диванчик – островок спокойствия. Парень упал на истертую выцветшую ткань и забылся беспокойным сном…

 

Желтая пустыня… глубокие трещины на поверхности земли. Кажется, будто сам воздух плавится над этой странной пустошью. Он вновь падал, несся вниз, сброшенный кем-то с невиданной высоты… Джо оставалось только наблюдать за стремительно приближающейся землёй и осознавать, к чему это всё приведёт.

Вскоре он стал различать помимо трещин и рытвин, испещряющих измождённую засухой пустошь, сотни и сотни коричневых точек, покрывающих всю поверхность этой странной планеты… Планеты? Что за нелепость.  Парень мотнул головой. Это сон… это все странный сон…

Но странные точки неумолимо приближались, становились больше, разрастались, превращаясь в широкие колодцы… Бездонные темные колодцы!

Над одним из них он зависал на короткие доли секунды и срывался вниз… в пугающую бездну…

И тогда Джоуи закричал. Заревел, насколько хватало вдоха. Но крик застрял в его глотке, дыхание перехватило, а свист ветра превратился в его голове в визг, нарастающий, разрывающий голову.

Джоуи открыл глаза. Гудела сирена – обеденный перерыв закончился.

И вновь цех, конвейер, коробки…теперь с собачьими консервами…

‒ Бред какой-то… почему я? – Джо бубнил все это себе под нос и к реальность его вернул визгливый голос босса:

‒ Твою мать! Ты спать сюда устроился?! Каждая коробка – это деньги! – Фаулер помахал перед носом парня десятидолларовой бумажкой, ‒ Стамм! Хватит спать! Печать сохнет, а она, между прочим, тоже денег стоит!

Только теперь Джо заметил, что конвейер стоит – его остановил Боб, – жалкий толстяк, прихвостень Моргана Фаулера – такого же жалкого и никчемного толстяка. Джоуи просто уставился в пол, продолжая что-то бормотать себе под нос, и, когда по ту сторону конвейерной ленты, выходившей в другую комнату через окошко в стене, стали появляться посылки без печатей, уродец Макэвой с прыщавым лицом и черными от кариеса зубами позвонил Бобу "Жалкому толстяку" и тот остановил конвейер, а потом позвонил Моргану "Никчемному толстяку" и теперь он здесь и визжит на него своим бабским голоском!

Все эти мысли пронеслись в мозгу Джоуи Стамма за короткие доли секунды, после чего он лишь виновато поднял глаза и произнес:

‒ Простите, босс, этого больше не повторится…

Морган Фаулер с чувством собственного превосходства отклонился от лица своего подчиненного и важной походкой направился к выходу из цеха. У двери он похлопал по плечу Боба «Жалкого толстяка» и тот нажал кнопку возврата. Лента с товаром медленно поползла обратно, вернув все не проштампованные коробки Джоуи.

‒ Да, мистер "Никчемный толстяк". Конечно, мистер "Пискля". Все будет по высшему классу! – парень монотонно опускал и поднимал руку со штампом, саркастично передразнивая самого себя…

Четыре смены подряд с редкими минутами отдыха на стареньком затертом диване, да и то со снотворным, не очень хорошо сказывались на физическом и психическом состоянии Джоуи. И он сам прекрасно это понимал. Хьюго часто после дневной смены звал посидеть с ним в каком-нибудь придорожном пабе, выпить пивка, подцепить кого-нибудь... Мама давно звала в гости.

Но Джо не мог думать ни о чем другом, кроме этих странных снов. Что-то постоянно ускользало от него. И он не мог понять, что именно. Что-то тревожило его в этих снах, что-то реальное, более реальное, чем он когда-либо чувствовал. Но это что-то постоянно ускользало, словно пряталось за чем-то еще более важным.

Все, что было нужно – это не закрывать глаза…

 

Вечером парень пришел домой совсем измотанный и разбитый. Он не мог позволить себе вздремнуть в автобусе, в такси по дороге в свою любимую деревню или даже дома в тёплой расслабляющей ванне. Сны не приходили только тогда, когда он спал нормальным здоровым сном, на свежую голову. Но это было редкостью. Точнее, с некоторых пор такого не было вообще. Теперь его спасало только снотворное.

Джо схватил тарелку со стола и швырнул ее через всю комнату. Та разбилась о входную дверь и разлетелась на сотни мелких кусочков, оставив пару заметных царапин на окрашенной поверхности.

Кривая ухмылка тронула губы парня, и он опрокинул в себя стакан воды сразу с тремя таблетками, намереваясь сегодня хорошо выспаться.

Электронный будильник должен был через 4 часа поднять его с постели и вновь отправить его на эту осточертевшую работу.

 

3

 

Сегодня рабочий Джоуи Стамм проставлял штампы на коробки с канцелярскими принадлежностями.

В обед он с отрешенным видом заставил себя проглотить пару отвратительных на вкус гамбургеров. Мысли о диване в комнате отдыха он поспешно отогнал…

Сегодня ночная смена…

 

4

 

22:40. Суббота.

 

‒ Эй, Джо! Ты сегодня спал? – Хьюго протянул руку для приветствия еще в дверях.

‒ А? – мысли его были заняты другим, но Джо машинально протянул руку. – Да, нет… Знаешь, я не особо помню, что минут пять назад было. – И оба парня рассмеялись.

‒ Ну, какая работенка сегодня? – Хью достал из кармана пачку чипсов и сигареты. – Будешь? Там пивко есть. – Джо выудил из нагрудного кармашка зажигалку и взял сигарету.

‒ Пара папок. Надо товары на складе описать.

‒ Что завтра штампуем?

‒ Детские бутылочки, – парни снова улыбнулись, – бред какой-то. Этот толстый придурок берет все подряд.

‒ Ну… городок у нас маленький. – Хьюго затянулся и выпустил колечко дыма.

Джо почесал затылок и спросил:

‒ Слушай, Хью, а ты как, спишь?

‒ Не понял? – друг вопросительно изогнул бровь.

‒ Ну, понимаешь, я в последнее время плохо сплю. Какая-то чушь снится. Меня это… пугает что-ли.

‒ Может тебе стоит курить бросить? – взгляд напарника на несколько секунд задержался на сигарете в зубах друга.

‒ Да брось, Хью. Я даже снотворное пью.

‒ Тогда не знаю, - парень пожал плечами, ‒ заведи себе шлюшку. Уж она-то точно тебя "усыпит"! ‒ Хьюго заговорщицки подмигнул.

‒ Да ладно тебе, брось. Пошли на склад.

Оба поднялись, взяли журналы, и пошли описывать товар.

Под утро Джо всё же решил немного поспать. На этот раз сон был глубоким и без сновидений.

Может потому, что он был не один…

 

5

 

Вернувшись домой на следующий день, Джо чувствовал себя немного лучше. Он перекусил в обед, даже удалось поспать немного без снотворного.

‒ Может оно оставило меня в покое? – бубнил он себе под нос. – И почему оно… что за бред…

Отгоняя от себя мрачные мысли, Джо поёрзал и осел в ванную до самого подбородка. Он вознамерился сполна насладиться первым выходным за три недели и никакие странные сны не могли ему в этом помешать.

Горячая вода расслабляла и он не заметил, как задремал…

 

В лицо вновь пахнуло жаром. Земля приближалась с невероятной скоростью…

И вновь колодцы, колодцы, колодцы… теперь он мог рассмотреть их лучше. Зияющие квадратные черные дыры, ведущие куда-то вглубь. Во тьму… Страх… необоснованный животный страх скрутил все внутренности в тугой узел.

Ямы. Он заметил несколько ям – огромных, нарушающих пугающую симметрию.

Джо отчаянно махал в воздухе руками и ногам, но дыра под ним все увеличивалась. Словно могила… это его могила…

Вновь несколько секунд над колодцем… Дерево! Желтые паркетные дощечки! Полуиспревшие, отдающие гнилью и плесенью, но дощечки!

Попытки ухватиться за край… это невозможно!  Яма слишком широкая! Дощечки… дощечки… лампочки… чертовы ЛАМПОЧКИ!!!

Чушь… Чушь! Чушь!

Чушьчушьчушьчушьчушьчушьчушьчушь... Слово слилось в один бессмысленный звук и ввинтилось в мозг назойливым визгом…

 

Из горла рвется крик, постепенно перерастая в электронный писк…

 

Джо шумно втянул носом воду и, закашлявшись, резко сел.  Где-то в комнате назойливо и противно пищал будильник.

‒ Твою мать!

На сборы ушло 15 минут и на работу он вновь ушел на взводе…

 

6

 

‒ Ээээ, друг, ты что-то совсем расклеился! – Хьюго сочувственно похлопал друга по плечу. – Может тебе пару-тройку внеплановых выходных взять? Я подменю.

‒ Да ладно, нормально всё, просто… ‒ Джо посмотрел на него красными глазами – взгляд вышел отрешенным, будто стеклянным, и Хью невольно попятился.

‒ Ты, случайно, не травкой ли баловался, а? – друг все ещё внимательно изучал напарника. – Ты в порядке? – Джо на это лишь передернул плечами и толкнул Хьюго в грудь, давая понять, что разговор на этом закончен.

Со спины Джо выглядел совсем жалко: он шел полусгорбившись, медленно, будто с трудом волоча за собой ноги, плечи были опущены, а подбородок тяжело упал на грудь. Джо был измучен. Практически неделя без полноценного сна да работа в две смены, казалось, высосали из молодого здорового парня все жизненные силы. Этого не замечал разве что только слепой ну и, конечно, их директор – мистер "Никчемный толстяк".

‒ Ну, может все таки выходной, а? – ещё одна жалкая попытка помочь другу не увенчалась успехом ‒ тот лишь махнул рукой и тяжело плюхнулся на скамью перед первой коробкой на конвейере.

 

*ЛУЧШИЕ ТОВАРЫ ОТ ЛАКИ*

 

Гласила на этот раз надпись на упакованных в коричневую оберточную бумагу коробах. На самом же деле там лежало обычное хозяйственное мыло, которое сотни домохозяек использовали для стирки каждый день.

Хью целый день наблюдал за монотонно опускающим и поднимающим руку Джоуи. Казалось, он постарел и делал всё просто по инерции, как заводной болванчик. Только вот завод как-будто уже был на исходе и парень вот-вот рухнет прямо на конвейер, уснув мертвецким сном.  В итоге нервы у Хьюго всё же сдали раньше и он отправился к Фаулеру. У босса он был на хорошем счету, поэтому тот, немного подумав, всё же утвердительно ответил на просьбу дать его лучшему другу пару выходных за его счет. Но, скорее всего, галочку напротив его имени он поставил. Так, на всякий случай. Мало ли что…

Дальше всё обошлось как нельзя лучше: Джоуи удалось беспрепятственно снять и увести с его рабочего места, вывести на улицу, запихнуть в  первый подъехавший автобус с нужным ему маршрутом и затащить на пятый этаж в его однокомнатную коморку, где тот, даже не сняв куртку, упал на перекошенную софу и тут же захрапел.

Хью решил, что его миссия на этом окончена. Еще некоторое время побродил по квартире в поисках второго комплекта ключей и не найдя такового, забрал ключи Джея.

‒ Слушай, друг, ты как придешь в себя – позвони, я приеду с пивом и девочками. Доотдыхаем вместе, лады?

На всякий случай он все же оставил записку, приклеив её на экран телевизора жвачкой – как раз напротив спящего:

 – Так уж точно заметит! – Хью вышел, запер дверь и уехал  к себе, в надежде увидеть друга через пару дней отдохнувшим и посвежевшим.

 

7

 

Джо смутно помнил, что было с ним днем. Сейчас для него существовал лишь его любимый старый диванчик.

Он помнил, что Хью что-то говорил ему перед уходом, но слов не разобрал. Да и не важно… он хотел спать… он мог спать…

Последней мыслю в быстро меркнущем сознании было лишь одно слово – будильник…

 

Море… голубое безбрежное море…

Нет… Небо… Это небо!

‒ Я падаю спиной вниз, ‒ совсем спокойно сказал он сам себе.

Джо задергался, перевернулся лицом вниз – к нему с ужасающей скоростью приближалась пустыня.

Их глаз покатились слёзы… совсем как у ребенка.

‒ Я же спал! Твою мать! Я же спал! – Джо стал бессильно колотить руками и ногами пустоту, сотрясая воздух проклятиями, ‒ я спал! Тварь ты!! Я СПАААЛ!

И вдруг в голову ему пришла страшная мысль! Это планета! Теперь он знал это наверняка. Это целая планета, безжизненная, с сотней, а может и тысячей черных дыр в своем теле, изъеденная трещинами и покрытая глубокими ямами, словно изъязвлённая, изрытая кем-то неизвестным многие тысячи лет назад.

Всё вокруг перестало существовать, слёзы застилали ему глаза. Только земля была всё ближе и ближе. И черный колодец ‒ черная дыра, нет ‒ огромная черная пасть, к которой он был всё ближе, словно ухмылялась над ним, оскалив свой беззубый зёв.

Где-то глубоко-глубоко в сознании уже сидела страшная истина – это его могила… МОГИЛА! Джо не знал, что ждет его там на дне, но он знал, что на этот раз ему уже не проснуться – будильник, он просто забыл завести этот чертов будильник!

Если бы на земле возле колодца кто-то стоял, то он заметил бы, как вниз, в черноту, камнем, с огромной скоростью, что-то пролетело. Вопящее, ревущее, совсем не похожее на человека.

Лампочки, дощечки, лампочки, дощечки, лампочки… дощечки… лампочкидощечкилампочкидощечки….

Всё слилось перед глазами – Джо летел вниз, в пугающую глубину. Он не мог  проснуться, он не мог повернуть назад, он не мог позвать на помощь…

Слёз больше не было. Кричать Джо больше не мог. Только шипел, словно змея, продолжая падать. В полном безмолвии, лишь свист в ушах.

Постепенно мимо стали проноситься странные то ли ветки, то ли сучья. Одна оказалась слишком длинной и буквально вспорола Джоуи бок, едва не выпустив кишки. Но боли не было, лишь поднимающийся откуда-то из желудка страх. Животный, тяжелый, врывающийся в мутнеющее сознание безумным смехом.

Рубашка тут же намокла, роняя красные капли вниз, которые тут же взмывали вверх, снова оставляя его наедине с самим собой. Рука нащупала что-то странное и в ладонь перекочевала тонкая игла, застрявшая в разорванном боку Джея.

Это было вовсе не похоже на сук, скорее на тонкую бугристую кость грязно-желтого цвета.

‒ Действительно, откуда взяться деревянной дощечке у черта на рогах… и лампочкам… я брежу… ‒ Джо даже не расслышал собственных слов.

Сколько он падал? Час? Два? Падал ли он вообще?

И тут ему показалось, что он видит дно. И движение!

‒ Проснись! Проснись! – Джо бил сам себя по щекам, все больше слабея. Шипы становились все длиннее. – Ты меня не прожуёшь! Тварь! Ты меня не сожрёшь! – прокричал он в пустоту разорванным ртом, с ужасом наблюдая как увеличивается то, что было дном колодца.

Теперь он ясно видел движение, но мозг отказывался воспринимать происходящее. Накатила новая волна страха, на этот раз поглотив рассудок окончательно.

Это не может быть правдой! Это не его реальность! Нужно только проснуться!

 

Джо понял, что всё реально лишь тогда, когда огромный глаз со слепым, мутно-зеленого цвета, перекатывающимся зрачком заполнил всё дно колодца. Стенки были покрыты слизью, белесой, с резким запахом… гноем…

 

Парень открыл рот и последний крик вырвался из его груди всего за пару секунд до того, как он многотонным ядром пробил огромное глазное яблоко и погрузился в скользкую, душащую жижу, на добрую сотню метров вглубь.

Джо чувствовал, как внутри что-то рвется, лопается, как хрустят ломающиеся кости и нестерпимо жжет отовсюду. Затухающее сознание выдало последнюю картинку, которая пришла из ниоткуда. Где-то внутри, в глубине, пульсировал мозг огромной твари – отвратительная розовая масса… Сотни глаз… Тысячи! Слепых, с бесцельно вращающимися зрачками, шарящими по стенкам длинных костяных трубок. Оно старо! Ему миллионы лет! Эта планета – это ОНО! И оно питается людьми!

Он словно увидел, как в черной пустоте дрейфует огромный шар с длинными иглами-шипами, как он обрастает пылью и камнями, как он становится планетой. Он услышал тысячи голосов, вопящих и завывающих отовсюду…

Несколько секунд в сознании и миллионы часов боли…

Ты теперь его часть…

Ты теперь оно!

 

Где-то наверху что-то затрещало. Роговые пластинки рушащегося шипа по одной стали ссыпаться в темноту, срывая за собой давно атрофировавшиеся, но всё ещё слабо флуоресцирующие усики – лампочки. Утолщения на их концах лопались и тухли насовсем…

Тонны песка, земли и костей рухнули в низ, в дыру, в тело существа. Пейзаж поверхности планеты украсила ещё одна глубокая яма.

Слепые зрачки в своих укрытиях на мгновение замерли и даже сузились… может от боли… и тут же снова продолжили бесцельно шарить мутным взглядом по стенкам колодцев.

Высоко-высоко, в голубом небе без единого облачка, появилась черная точка…



Похожие публикации:

Weekend на море
Мощный взрыв раздался прямо под ногами Гаула, когда он перелетал на палубу на своем абордажном тросе. Он даже почувствовал жар пламени на своей...
08:36
Гадание
Чем может обернуться девичье гадание на святки...
Прогулки по болоту
В поисках настоящей любви и верности иногда полезно хорошенько стукнуться головой! Рассказ не новый, но захотелось его реанимировать:)
14:23


22:04
У, наконец-то полноценный «твой» рассказ! Захватывающий и заставляющий ждать развязки с напряжением! Здорово!
Несколько опечаток заметила. О них в скайп.
А остальные — неполноценные?:laughing:
23:42
Пара последних не в том «твоем» духе, я бы сказала))
Т.е. не имею ничего против. «Клинику», вон, озвучить даже хотела… теперь не знаю когда.
22:49
Как-то мне расхотелось спать ложиться…
Кстати, рассказ имеет под собой вполне реальную подоплёку. Эпизод, где описывается падение героя в колодец, дощечки, лампочки и ощущение конца — мой отец почти месяц видел этот сон, если умудрялся задремать в автобусе. Сон прекратился сам так же внезапно как и начался)))

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru