4. Край Мира Вечной Ночи (номинация "Ноченька")
Жанр:
  • Фантастика
  • Фэнтези
  • Другое

 Автор Нитка Ос

 

Край Мира никто никогда не охранял. Нет нужды. Только отчаянный безумец добровольно сунется сюда. И для меня этот момент настал. Сижу на бесконечной полосе Предкрая, загнанный волками ледяной пустоши. Звери, как и мы, редко переходят черту. Это даже не дискомфорт, а панический страх медленной мучительной смерти. Тепло губительно для организма будь ты человек или волк. Оно отнимает силы, что дал своим детям Великий Холод Вечной Ночи. Превращает в безвольное создание, обмякшее, неспособное держаться на ногах.

Лежу обессиленный, на мягкой подстилке изо мха, слушая вой голодной стаи. Всё совпало. Буран и неудачная охота. Нет, лучше погибну в огненном пекле, чем стану обедом зверью. Сделать шаг, всего один и мгновенно свариться заживо. Хотя, кого обманываю. Буду умирать медленно, шаг за шагом. И не факт, что выживу по дороге. Не факт, что не останусь подыхать на бесконечной полосе Предкрая, так и не дойдя.

Зачем поплёлся на охоту? Знал, что идёт буран. А за бураном всегда ледяной дождь. Из его игл племя детей Вечной Ночи делает копья и стрелы. От моего копья здесь осталась только лужа. Да и та впиталась в грунт. В стране Холода и Вечной Ночи всё изо льда. Он наш Бог и Отец. Даёт своим детям жизнь. И даже смерть не властна над ним. Ибо лёд и мороз сохраняют наши тела даже после гибели. Правда не всех. А только лучших из племени. Храбрых воинов, или мудрых шаманов облачают в богатые одежды и, придав торжественные позы, оставляют под открытым небом на центральной площади. Когда никто не видит, оплакивать своих детей спускаются Вечная Ночь и Холод. А после заледеневшие тела избранных вкапывают в снег, дабы оберегали племя от невзгод и несчастий. Остальных же, не прославивших свой род, уносят сюда, трупоедам.

Не сразу заметил стоящую чуть в стороне девушку. Высокая тонкая фигура. Огненные волосы рассыпались по хрупким плечам. Глаза цвета последнего заката смотрят без страха. Свободная лёгкая одежда обволакивает фигуру при каждом грациозном движении.

- Ты умираешь, - шепчут алые губы, - я могу помочь.

- Помочь умереть? – вместо смеха горло рождает хрип.

- Прижечь твои раны, - она не обращает внимания на колкий сарказм, - но будет больно.

- Валяй, - не стесняясь, стаскиваю меховые одежды.

Чем ближе подходит незнакомка, тем невыносимее жар. Он разливается по обнажённой коже, добавляя страданий. Чувствую, как тает в мышцах жизненный лёд, как холод жмётся ближе к сердцу, давит на грудь.

Я слышал о них, тех, кто живёт за Краем Мира. Эти существа не могут быть людьми. Ни один человек не в силах вынести обжигающее пламя. Их встречали здесь на бескрайней полосе не единожды. Но копья превращались в воду, не долетев до цели. Что странно, эти существа никогда не отвечали на атаки.

- Ты убьёшь меня раньше, чем коснёшься, - хрипло смеюсь, пряча за ухмылкой нестерпимую боль, - оставь, всё равно не жилец.

Она хмурит брови, задумалась. Быстро уходит в сторону последнего заката.

Я проваливаюсь в бред. И просыпаюсь от зова.

- Очнись, человек! – её тело укутано блестящим покровом, - ты чувствуешь меня?

Удивительно, но, нет. Никакого жара. Еле заметное тепло.

- Твоя одежда, - не успеваю договорить, рука незнакомки касается раны.

Кричу извиваясь. Чувствуя, как вскипает от соприкосновения её и моя плоть. Небо уплывает в сторону, взрывается слепящими искрами. Я падаю в огненное пекло. Растворяюсь в нём. Тьма и свет бурлят, смешиваясь. Под натиском жара трещит лёд. Чистые, прозрачные капли падают на иссушённую землю. Из намокшего грунта пробивается к небу зелёный росток.

Когда очнулся, девушки уже не было рядом. Края раны затянулись, осталась лишь ноющая боль. Я быстро добрался до племени. И всё шло хорошо. Но ледяной бог не простил предательства и отверг моё тело. Лёд таял от малейшего прикосновения. Я стал угрозой для людей. Ещё немного и шаман примет решение избавиться от меня, принеся в жертву. Поэтому я сам ушёл. Вернулся на полосу Предкрая.

И встретил её.

- Боги Вечного Света отвернулись от своей дочери, - она протянула изуродованную шрамами ладонь, - отняв способность противостоять испепеляющему жару Края Мира.

Я взял девушку за руку и ничего не почувствовал. Вернее нет, почувствовал человеческое тепло, такое же наполняло и моё сердце.

- Тогда пойдём искать новый мир, наш мир, только наш! - я повёл наречённую мне в жёны богами Предкрая незнакомку по дороге из мягкого мха вдоль черты разделяющей оба мира.

Кто знает, может это всё не такая уж и случайность. Кто его знает, этих богов.



Похожие публикации:

5. Последнее желание (номинация "Долгая ночь")
Работа прислана на литературный конкурс "Многоликая ночь" Авторы Дипка и Анна Орлянская Рассказ занял 1-е место в номинации "Долгая ночь"
Доброе дело
Черный Кормак и его команда решают отправиться в столицу мира, чтобы начать новую жизнь. Когда на корабле во время празднования нового года про...
12:15
Приключения Кормака Черного. Часть 1. Нечистая сила
Таверна "Нечистая сила" славилась на весь город. Где еще можно выпить с оборотнем, поглазеть на живого мертвеца и поделиться кровью с вампиром?...
10:24


18:00
Красиво! Или лучше сказать: эпично.
22:12
Добрая сказка. С удовольствием прочитал.
Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
Сперва взаимной разнотой....
22:30
Рассказ очень понравился! Необычный, душевный!
10:40
Хорошая сказка. Мудрая, душевная! И эпос и философия и новый рассвет нового мира!
00:06
Бу бу бу
12:32
Котик, дрянь у тебя комментарии. Иди обратно на ПКЧ.
14:38
Не распугивай котов))
17:37
Грэг автор явно у Рене и его поэтэсс брал уроки. Он помог мне уснуть
23:00
Немного мрачно в начале, но с жизнеутверждающий концом.
Михельман
19:05
Романтичненько:-)))с уважением:-)))
23:44
Мне не хватило нерва, но понравились поэтичные описания, размеренный слог, и концовка порадовала)
10:04
Понравилось. Словно легенда появления Адама и Евы. На те места, где споткнулся глаз, указывать не буду, я уже поняла, что здесь этого не любят.
10:14
Здесь любят, когда автор хотя бы написал «имхо» или еще как-то указал на то, что его мнение не бесспорное и окончательное. Раз на развернутую аргументацию рассчитывать не приходится.
На мой изощренный вкус вышло недостоверно и слишком ванильно. Почему недостоверно,, вот представьте у вас умирает герой, один на краю мира и он объясняет, что великих героев и шаманов отливают значит в лед и оставляют охранять их деревню, вот и спрашивается кому он это объясняет? Понятно что так читателю объясняют устройство мира, но делается это очень топорно, потому что если мы говорим это про героя, то он это и так знает у него это в подкорки вшито ему не надо это себе объяснять, а так как на краю мира больше никого нет, то кому он это объясняет. Потом еще например эпизодик, умирающий человек сам стягивает с себя меховые одежды, я вот не могу поверить, что смертельно раненый человек может сам с себя стянуть одежду. Еще не очень поняла кто же на него напал, если он сам из детей Великой Ночи, то чье копье в него попало? Свои же напали? Почему ванильно? Потому что настоящую любовь надо выстрадать, а у вас сначала вы долго описываете переживания героя по поводу его смерти, а потом понеслись галопом, пришел в деревню, ушел из деревни, опять встретил девушку и пошел искать с ней новый мир, и ни грама мыслей и переживаний о том, как встретят его в деревне, как ему жить в новых условиях, как он уходит опять по сути умирать, ни переживаний от новой встречи ни мук по поводу того что же им теперь делать… Как-то получается очень разные по нагрузки у вас первая и вторая часть…

К чему я это всего писала, по хорошему ваш рассказ тянет на полноценную повесть, а не на миньку, пока это выглядит только как синопсис к будущему рассказу.
У каждого свое мнение, конечно же ))))) И я не буду вас не в чем переубеждать, но меня смутило ваше утверждение, что настоящую любовь надо выстрадать. Простите, а разве настоящее чувство не может быть без слез и стенаний в ночи? Просто так, светлое и радостное чувство, которое теплом и ярким светом заливает душу??? имхо )))))
Наверное возможно, я не знаю, не встречала… поэтому и сказала на мой извращенный вкус настоящую любовь надо выстрадать, потому что в другом случае это выглядит ванильно.
14:28
Простовато как-то. Встретился с девушкой, изменился, родные не приняли — ушёл с любимой. Данко хоть сердце вырвал из груди, а тут… :)

Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.
— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас. Ты повёл нас и утомил, и за это ты погибнешь!
— Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против них грудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повёл вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!
Но эти слова разъярили их ещё более.
— Ты умрёшь! Ты умрёшь! — ревели они.
А лес всё гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых он понёс труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них. Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнём желания спасти их, вывести на лёгкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого ещё ярче загорелось в нём сердце, ибо эта их дума родила в нём тоску.
А лес всё пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из неё своё сердце и высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещённый этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумлённые, стали как камни.
— Идём! — крикнул Данко и бросился вперёд на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивлённо качая вершинами, но его шум был заглушён топотом бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слёз. А Данко всё был впереди, и сердце его всё пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождём. Гроза была — там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в бриллиантах дождя, и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струёй из разорванной груди Данко.
Кинул взор вперёд себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
01:16
Несколько наивно. Возможно, дело в том, что самое интересное — трудности героев, их терзания — автор оставил за кадром.

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru