1


Потерялась
Жанр:
  • Реализм

Несмотря на ранний час, солнце палило немилосердно. Испарения после прошедшего ночью дождя делали воздух тяжёлым, горячим, напитывали запахами затхлости и сырости. Даша чувствовала, как он, словно густой и липкий сироп, застывал в горле. Хорошо, что она сообразила надеть на прогулку большую плетёную шляпку. Кто-то подарил её Даше на день рождения. Кто именно – она уже не помнила. Но точно не Настя. Та была злой. Всё время ходила с угрюмым лицом, недовольно кривила рот и морщила лоб. И постоянно отчитывала Дашу – как маленькую. Что Даша не сделает – всё Насте не по нраву, всё не так. Иногда она доводила Дашу до слёз своим ворчаньем и вечными придирками. Но чаще всего Даша не подавала вида, что расстроена, как бы обидны ни были ей Настины слова. Молча уходила в свою комнату, ложилась на кровать и, пока никто не видел, тихо выплакивала свои обиды в подушку. Если заходила Настя, быстро вытирала слёзы и притворялась спящей. Мама всегда ей говорила: «что бы ни произошло, не надо отчаиваться». Дашиных слёз она бы точно не одобрила. Ругать, конечно, не стала бы, а просто укоризненно посмотрела бы на неё, покачала головой и вздохнула. Мама… Всегда такая добрая и понимающая. Даше очень её не хватало, не хватало поддержки и ласки. Но мамы больше не было рядом. Куда она пропала, Даша тоже не помнила. Просто однажды приехала Настя и забрала её с собой. Где она тогда жила, помнила смутно, в голове крутились лишь обрывки картинок, где были длинные мрачные коридоры, торопливое цоканье каблучков по плитке, да выкрашенные синей краской стены. Но это было точно не в их квартире – у них в комнатах на стенах были обои с красивыми голубыми цветами. Вот это она хорошо помнила. Сейчас, наверное, от дома уже ничего не осталось – она ходила туда вскоре после того, как её увела Настя, и видела горы кирпичей и мусора на месте их прежнего дома. Но это было уже давно.

Даша медленно шла по улице, прижимаясь к зданиям, чтобы не попасть в поток спешащих по важным делам прохожих. А вот ей торопиться было незачем. Рано утром Настя повела Серёжу и Дениса в садик, строго-настрого наказав ей сидеть дома и никуда не уходить. А она не послушалась и, дождавшись, когда тяжёлая железная дверь с лязгом захлопнется, вытащила из ящика комода запасные ключи (Настя и не подозревала, что ей известно, где тайник!), открыла замок и вернула связку на место – вот Настя удивится, как это Даша сумела выйти из квартиры!

Недолго думая, Даша пошла к подруге. Раньше Нина жила в одном дворе с Дашей, а затем её забрали в детдом. Просто у неё никого больше не было из родных, а у Даши была Настя. Кем точно она ей приходилась, Даша не знала. В первые дни своего пребывания в новой семье она очень хотела подружиться с мальчиками. Таскала из вазочки конфеты и робко им протягивала, но те почему-то отказывались от угощения и убегали. Настя их за это ругала и заставляла брать. Те неохотно подчинялись, но дружить с Дашей не хотели и избегали её. И конфеты не ели. Даша это точно знала – она потом несколько раз находила их, мятые и слипшиеся, за креслом и диваном, а также на полочках за книгами. Она молча, без слёз, проглотила обиду – скромность не позволяла навязываться. А ещё она очень хотела ходить в садик, но Настя почему то не хотела её туда водить, хотя Даша много раз просила об этом. Настя лишь отмахивалась и злилась.

Никого не осталось у Даши, кроме подружки Ниночки. Жила она теперь в старинном трёхэтажном здании за высоким забором. Обычно Даша подходила к низкому окну у самой земли, и заглядывала в него. В столовой в это время все сидели за столами и завтракали. Нина, заметив Дашу, махала ей рукой, показывала пальцем в сторону сквера и кивала головой. Даша шла в сквер, садилась на лавочку и ждала Нину. Та вскоре показывалась. Как она перебиралась через забор, Даша не знала. Они могли долго сидеть и вспоминать ту, прежнюю жизнь. Их старый, с деревянной пристройкой дом в два этажа. А потом Нина шла её провожать. Доводила до подъезда и уходила. Она никогда не заходила в гости, а торопилась вернуться. Наверное, ей тоже влетало за то, что уходила без спроса.

Сегодня столовая оказалась пуста – завтрак давно закончился. Немного понаблюдав, как нянечки убирают посуду и вытирают столы, Даша сделала ещё одну попытку увидеться с подругой. Она не торопясь обошла здание и сквозь прутья решётки уставилась на главный вход. Вскоре из дверей выбежала одна из воспитательниц.

– Позовите Нину! – сразу же крикнула Даша.

– Какую Нину? – притормозив, она посмотрела так грозно, что Даша растерялась. Но отступать было поздно – воспитательница ждала ответа.

– Краснову Нину, – промямлила Даша.

– А, эту! Она на репетиции. У нас завтра концерт будет. Когда освободится, даже не знаю.

– Спасибо, – смущённо пробормотала Даша.

– Да не за что! – воспитательница улыбнулась и пошла по дорожке.

Даша растерянно смотрела ей вслед, пока она не скрылась за углом здания, а затем уныло побрела в сторону сквера. Немного посидела на их любимой скамеечке, разглядывая редких прохожих. Все спешили по своим делам,  и никому до неё не было дела.

Сейчас домой бы вернуться, да Даша не знала дороги назад. Как дойти до детдома – помнила всегда и никогда не забывала, а вот одной возвращаться никогда не решалась – её всегда Нина провожала.

Даша растерянно осмотрелась и наткнулась взглядом на вывеску в магазине на первом этаже пятиэтажки. И сразу вспомнила, как ходила сюда с мамой за хлебом и молоком. Где-то неподалёку был их дом. Даша вытерла пальцем неожиданно выкатившуюся слезу и поспешно оглянулась – никто не увидел?

Она медленно шла по улице, крутила головой по сторонам и высматривала знакомые, но уже забытые ориентиры. Но тщетно – всё вокруг было чужим. Тогда она свернула по тропинке во двор, прошла мимо подъездов и площадки, где резвилась детвора. Мальчишки заняли карусель, девочки сидели на качелях, а малыши возились в песочнице или же съезжали с горки под присмотром мам. Даше вдруг захотелось тоже съехать с горки (хотя бы разок!), но она не решилась подойти ближе. Стояла и смотрела, всё больше погружаясь в далёкие и хрупкие воспоминания. Может, она здесь уже была когда-то с мамой? И мама так же, как и та женщина, раскачивала её на качелях и смеялась вместе с ней. Или же помогала подняться по ступенькам и, когда Даша съезжала, уже встречала её внизу с распростёртыми объятиями. Наверное, всё так и было. Только очень давно. И, наверное, всё же не здесь. Но разве это имеет значение – где и когда? Это всего лишь место и время.

Чувствуя, что вот-вот заплачет, Даша вернулась к магазину и зашла внутрь. И здесь всё изменилось. Но магазин точно этот, она не могла перепутать – посреди зала уходили ввысь белые колонны с лепниной, а под самым потолком на неё смотрели, улыбаясь, толстенькие ангелочки. Даша улыбнулась им в ответ, как старым друзьям. А вот здесь, она хорошо помнила, был отдел, где торговали конфетами. Даша с Ниной выпрашивали у родителей мелочь и сразу бежали сюда. Да, это здесь!

– Даша! – неожиданно окликнула её молодая женщина с добродушным полным лицом, стоявшая за прилавком.

Даша не помнила её, но, наверное, они всё же были знакомы – что-то, давно заснувшее, шевельнулось у неё в душе.

– Иди, иди сюда скорее! – женщина подбежала к ней, отвела за руку к стеллажу с книгами и усадила на стул. Сама же достала из кармана телефон и стала искать номер. – Посиди пока тут, а я пойду, что-нибудь тебе куплю. Опять сбежала от Насти? Эх, и отругает она тебя. Что пить будешь: лимонад или сок?

– Сок, – Даша разглядывала продавщицу и пыталась вспомнить, как её зовут.

– Хорошо. Сиди здесь и никуда не уходи. Наташа! – крикнула она куда-то в сторону. – Присмотри за Дашей. Я отойду на минутку.

– Хорошо, – ответил ей звонкий женский голос.

А Даша и не думала уходить. Дом разрушен, никого из знакомых, кроме Нины, нет. Куда ей податься?

Женщина принесла сок и пирожок с картошкой. Тот был такой горячий, что обжигал губы. Не такой вкусный, конечно, как у мамы, но из пышного сдобного теста.

Когда прибежала запыхавшаяся Настя, Даша уже допивала сок.

– Что же мне с тобой делать? – чуть не плакала Настя. Ветровка нараспашку, из кармана выглядывает шёлковый зелёный платок. Лицо раскрасневшееся, злое. – Ты меня с ума сведёшь своими выходками, мама! Ну чего тебе не хватает, куда ты всё время уходишь, зачем? Я не могу с тобой постоянно нянчиться, у меня ведь работа есть, дети! Ну сколько можно!

– Да она вроде давно уже здесь не показывалась, – улыбнулась продавщица.

– Теперь она в других местах бродит. А где – кто её знает? Я ведь стараюсь, всё делаю для неё. А она убегает. И сидеть с ней возможности у меня нет, и в пансионат не могу её сдать, к чужим людям. Дома ведь лучше – там и я, и внуки всё же. Может, всё образуется со временем. – Настя вздохнула. – Ладно. Пойдём домой, мама.

Даша смотрела на них и не понимала, о чём они толкуют. Мыслями она была уже далеко, с подругой детства. Одна она у неё осталась на всём белом свете.

Больше всего Даша хотела бы жить вместе с Ниной в детдоме. Но только её туда не возьмут. У Нины уже никого нет, а у неё есть. Настя. А как это было бы замечательно – всегда быть рядом с подругой. Вместе ходить на репетиции, сидеть за одним столом в столовой, вместе смотреть телевизор. Нина говорила, что телевизор у них стоит в общем зале, а у Даши сейчас есть своя собственная комната. Вот только зачем ей нужна комната с телевизором, куда и не заглядывает почти никто? Даша вздохнула. Она очень надеялась, что однажды Настя приведёт её в детдом и оставит там навсегда.

А вот мама её любила. Не то, что Настя. Покупала ей нарядные платья. А Настя взяла, и выкинула всю её одежду, как к себе привезла. «Выросла, – говорит, – ты из неё уже давно». И новой накупила – мрачные серые и коричневые платья и юбки, бесформенные и несуразные блузки. Даша без слёз и надевать их не хотела первое время – срывала с себя и в ярости в угол швыряла. А Настя злилась, молча подбирала, и опять надевала на неё.

Даша потом ходила к помойке, искала свои платья, да не нашла. Рылась, глотая слёзы, в контейнерах, длинной палкой в объедках ковырялась. Настя прибежала, и за руку от грязных баков оттащила. Крепко обиделась на неё тогда Даша, но сделать ничего не могла – сколько не плакала, сколько не кричала, да только настояла Настя на своём. Смирилась Даша. Не любит её Настя. Совсем не любит.

 

 

16:44
347


Похожие публикации:

Фея
Это рассказ о любви с первого взгляда, которая, наверное, иногда случается.
10:00
5. Последнее желание (номинация "Долгая ночь")
Работа прислана на литературный конкурс "Многоликая ночь" Авторы Дипка и Анна Орлянская Рассказ занял 1-е место в номинации "Долгая ночь"
ХИМЕРА
Маугли бывают разные, не только волками выращенные, но и страшными монстрами. Может показаться длинновато для рассказа, но дробить тут особо не...


17:27
Отличный рассказ, атмосферный!

Есть два замечания. Во-первых, опечатка:
Когда освободиться, даже не знаю


Во-вторых, слегка подпортило впечатление описание пирожка: «Тот был такой горячий, что обжигал губы» — ну вот просто что-то не то, банальное, хочется другой, мелкой детальки, а не заезженной фразы.

Я надеюсь, это начало детской повести? Если что, я первая буду читать!))
17:34
Детской повести? Как я поняла, это рассказ о пожилой женщине, которая потеряла память…
Грустная история о болезни старой женщины. У меня мама деменцией болеет, я наверное ей кажусь тоже временами злой — иногда нервы не выдерживают. А сейчас читаю и плачу( какая я зараза все-таки(
18:04
Вам лучше знать, о чем там. Я прочла буквально, как воспоминания детства, думала, будет история жизни. И раз о пожилой с деменцией, то рассказ для меня очарование все потерял.
18:09
Естественно, это трагическая история, в ней не может быть очарования
18:11
Очень жаль, поэтому. Мог быть свежий, ясный рассказ о детстве. Сейчас их так не хватает.
Нет, ничего не говорю, трагедия, что поделать… Актуально и современно. Но чуда не произошло.
17:33
Aagira, спасибо! Опечатку поправлю. Столько людей смотрело и никто не заметил! И нет, это не начало, это самостоятельный рассказ. Писала на конкурс на Проза.ру. И не поняла, почему детской? По поводу пирожков согласна — банально, но с метафорами и сравнениями, скажу честно, у меня дело не важно пока обстоит. Я только недавно научилась делать красивые описания. Не всё сразу.:blush:
17:44
Меня только удивило, что она узнает в пожилой женщине, живущей в доме престарелых, свою давнюю подругу. Моя иногда меня не узнает, хотя я с ней постоянно.
17:56
Вот только подругу и узнаёт. И я бы не сказала, что она её совсем узнаёт и всегда. И дочь ведь тоже иногда узнаёт. Просто я описала один из моментов жизни этой старушки, когда она помнит, что у неё есть подруга, но про дочь забыла. Тяжело, конечно, с такими людьми. Но ничего поделать нельзя. И им плохо, и их родным. Родным даже хуже, они то всё помнят.
22:06
Любиш ты слово " напитанный")))
22:11
Кто-то подарил её Даше на день рождения. Кто именно – она уже не помнила. Но точно не Настя. Та была злой. Всё время ходила с угрюмым лицом, недовольно кривила рот и морщила лоб. И постоянно отчитывала Дашу – как маленькую. Что Даша не сделает – всё Насте не по нраву, всё не так. Иногда она доводила Дашу до слёз своим ворчаньем и вечными придирками. Но чаще всего Даша не подавала вида, что расстроена, как бы обидны ни были ей Настины слова. Молча уходила в свою комнату, ложилась на кровать и, пока никто не видел, тихо выплакивала свои обиды в подушку. Если заходила Настя, быстро вытирала слёзы и притворялась спящей. Мама всегда ей говорила: «что бы ни произошло, не надо отчаиваться». Дашиных слёз она бы точно не одобрила. Ругать, конечно, не стала бы, а просто укоризненно посмотрела бы на неё, покачал

Оторви это описание насти от шляпки подаренной кем то на д.р. фальш.не к месту.
09:26
Оторви это описание насти от шляпки подаренной кем то на д.р. фальш.не к месту.

Наверное, я ещё не доросла до такого уровня, чтобы понять, как это сделать и зачем. Увы мне. Надеюсь, что пройдёт немного времени и я это пойму. Потому что сейчас у меня этот кусочек нормально идёт.
23:30
Дипка все в куче. Шляпку поправила, тут же вспомнила что на др? Ты поправляя шляпку вспоминаешь когда тебе ее подарили и кто? Тут же психологический портрет Насти хотя она не дарила ( противоречие, сбивчивось мысли) Дальнейшие события из мыслей вообще сыпятся как из рога изобилия. Куча всего привязанное к поправленной шляпке. Незначительное действие порадившее монументальные психологические размышления.

Опять же мое мнение. Просто все это похоже на какую то пулеметную очередь
08:11
У меня есть зимняя вязаная шапочка, которую мне подарила наша местная матушка. Всегда, когда я её надеваю, я вспоминаю о ней. Эта шапочка мне очень дорога. А в том, что мысли перескакивают, так я именно этого и хотела добиться, это же старушка больная думает, у неё мысли скачут туда-сюда.
08:46
Ок. Все вопросы сымаются)
23:14
Грустный рассказ о трагической судьбе больной пожилой женщины. Автор великолепно отобразил внутренний мир героини, ее переживания, надежды и воспоминания. Именно детские воспоминания оказались для нее самыми яркими, незабываемыми и предопределили дальнейшее существование: жизнь в теле маленькой девочки, в далеком и беспечном детстве, где она была по настоящему счастлива. Трогательный и чувственный рассказ. Спасибо, Оля.
09:27
Спасибо, Гриша! Это один из любимых моих рассказов.
20:52
Дипка, тебе удалось эмоциональное погружение! Ты отлично показала внутренний мир героини и переход от девочки к бабушке. Детские мысли особенно яркими получились. Этим рассказ понравился. Но немного грустно, так как ты все верно описала.

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru