Хлеб
Жанр:
  • Реализм
  • Историческая

Тощая серая крыса пронзительно пискнула, когда метко пущенный булыжник угодил ей в голову. Ганс подскочил к ней, схватил за хвост и с силой шмякнул об пыльные острые  камни. 
Ганс улыбался. Он не был злым и жестоким. Просто очень хотел есть.
 
Подобрав мертвое окровавленное тельце, Ганс сунул его в холщовый мешок. Не Бог весть какая добыча, но ему и Грете на сегодня хватит. А может еще посчастливится что-нибудь раздобыть.  Уже несколько часов он обследовал руины бывшего магазина,  откидывал в сторону посеченные осколками кирпичи и обожжённые рамы окон, внимательно вглядываясь в образовавшиеся бреши.  Он здесь не первый, похоже, все ценное уже утащили. Как жаль, что он опоздал.
  
Разобрав кирпичную кладку, Ганс почувствовал резкий неприятный запах. Сладковато приторный и до боли знакомый. Он выпрямился и ногой отшвырнул каменное крошево. Так и есть! Среди обломков кирпичей  показалась человеческая рука, раздувшаяся синюшная. Ганс плюнул с досады. В свои двенадцать лет, он научился не бояться мертвецов. « Бойся живых!» напутствовал дядя Герман.  И был абсолютно прав. Когда нацисты уничтожали съестные запасы, чтобы они не достались русским, дядя попытался спрятать немного для Ганса и четырехлетней Греты.  Его расстреляли. Ганс хорошо помнил его глаза, виноватые и растерянные. Бедный дядя Герман. Чудак и неудачник. Уж если бы Ганс захотел что-нибудь украсть, то ни русские, ни немцы ничего не заметили бы.

 Мертвец сильно вонял и мальчишка торопливо отошел в сторону.
Дядя Герман был веселым, рассказывал смешные истории. Ганс вспомнил, как дядя потешался над Гитлером и говорил: « В 35-ом наш фюрер обещал, что через десять лет Берлин изменится до неузнаваемости. Он оказался прав. Уже никто не узнает наш прекрасный город. Кругом одни развалины!»

Из-за размышлений Ганс не сразу расслышал шум мотора.  Прятаться было поздно. Его заметили.
В двадцати шагах от него остановился одинокий мотоциклист. Русский! В фуражке – значит офицер! В званиях оккупантов Ганс не сильно разбирался.

Усатый, розовощекий. Сразу видно не чахнет с голоду. На груди автомат. Глаза смотрят с прищуром. По осанке и тому, как ладно сидит на нем выцветшая форма, видно – опытный вояка. Ганс внутренне застонал от собственной глупой неосторожности. Так вляпаться! До ближайшей стены уже не добежать. Усатый срежет его очередью.

Он мрачно глазел на русского и до крови кусал губу.
Русский тоже смотрел на него. Потом улыбнулся и поманил к себе.
Ганс напрягся, но не сдвинулся с места. Тогда вражеский офицер слез с мотоцикла, закинул автомат за спину и вытащил  из коляски  брезентовый солдатский вещмешок.
Русский что-то лопотал по своему, улыбался и шел прямо на Ганса. А мальчишка отступал назад. Шаг еще шаг. Оккупант смеялся и показывал, пальцем на вещмешок.
 
Худые лопатки паренька коснулись холодной стены. Челюсти свело судорогой страха. Офицер протянул руку к его голове и Ганс в ужасе дернулся в сторону.

Русский грустно вздохнул. Как-то виновато улыбнулся и развязал тесемки вещмешка.

Ганс затравлено глянул на содержимое мешка и уже не мог отвезти глаз. Там лежал хлеб! Много хлеба! 

Рот мальчишки непроизвольно наполнился слюной, а губы, наоборот, пересохли.
 
Такое богатство! 

Разум Ганса помутился. Он лихорадочно соображал, на сколько месяцев им с Гретой хватило бы этого хлеба.
 
Офицер вытащил одну буханку и протянул ребенку. И поскольку тот продолжал тупо стоять, сам вложил ему в руку аппетитный драгоценный кирпичик.

Потом русский потрепал его по грязным всклокоченным вихрам и сказал, что-то ободряющее. На этот раз Ганс не отстранился.
Офицер подмигнул ему, повернулся и направился к мотоциклу. Он шел уверенной пружинистой походкой и насвистывал какой-то веселый мотивчик.

Ганс прижимал левой рукой к груди драгоценный подарок, а правая его рука уже скользнула в карман ватных штанов. Там лежал новенький «вальтер» с полной обоймой.

Ствол пистолета дрожал, как в лихорадке. Но с такого расстояния невозможно было промахнуться. Ганс потянул за спусковой крючок.
Пули дырявили чужую гимнастерку. Грохот выстрелов слился с воплем мальчишки. Он кричал, но с остервенением продолжал стрелять.
Русского швырнуло на землю. Он упал на живот, потом тяжело перевернулся на спину и посмотрел  на Ганса. В его глазах отразились боль, удивление и горечь. Потом они остекленели. Изо рта медленно стекла темная струйка.

Противник был мертв, но Ганс все еще стрелял, пока не кончились патроны. Пистолет выпал из потной ослабевшей руки, а подросток торопливо нагнулся, подхватил с земли забрызганный чужой кровью вещмешок и бросился бежать.

Он бежал по грязной, обезображенной войной улице. Холодный ветер бил в лицо и выжимал из глаз слезы, но Ганс улыбался.
  
Он не был злым и жестоким. Просто очень хотел есть.



                                                                                                     3.12.12.



Похожие публикации:



21:59
Грег, хи-хи, и тебя пробрало, да?)) В тему миниатюрка, аднака!
Только пару ворчаний кину:
«Кирпичек» — это кирпичик чешской национальности?))
Ну и «рот наполнился слюной» — я не Котик, но иногда у меня от избитых фраз рот слюной тоже наполняется, так что плеваться хочется.
А вообще, молодец. Ганс и Грета, хлебный домик))
22:05
Ну я не знаю, хлеб ведь в виде кирпичика… А как еще сказать?
22:07
Ааааааааааа!
Ты про ошибку! Сейчас исправлю )
22:13
Хорошо, что добавил, а то я аж испугалась))
Lucky
22:25
07:24
Грэг, прости не верю в то, что:
— «Усатый, розовощекий.» — воюющий человек в конце войны.
— Он шел уверенной пружинистой походкой и насвистывал какой-то веселый мотивчик.- пружинистой походкой по развалинам? так и ногу можно сломать…
— мальчик в 12 лет, держа в руке буханку хлеба, начнет убивать другого человека за еду.
поэтому для меня ваша история не правда жизни, а написана так, для «красного» словца. :ch_lol:
07:35
Татьяна, а вы почитайте про немецких и прибалтийских детей, которые убивали и не за хлеб, а просто так. А голод для ребёнка очень весомая причина, чтобы убить. Людей ели от голода. Убивали и ели, а вы говорите, что не верите. Значит, мало знаете про ту войну. Молодец, Грэг, вот именно такие рассказы и нужны. А то повадились некоторые память наших предков оскорблять.
07:45
каких предков? вы — немка или из прибалтики? ваши родные людей ели? в чем оскорбление «ваших предков», что они пришли на нашу землю с войной, от которой и погибли?
я НЕ верю, что ГОЛОДНЫЙ ребенок в 12 лет, сжимая в руке целую буханку хлеба, может о чем-то думать кроме как об этом самом хлебе. Он или сразу его есть начнет, или помчится к сестре, чтобы ее накормить, и самому поесть. Ему НЕ до убийства будет. Тем более убить очень трудно человека, тем более ребенку.
п.с. я не верю, никаким книгам, которые идут вразрез моего жизненного опыта, уж извините, мне уже довольно много лет и у меня сложились собственные взгляды на жизнь, которые могут опровергнуть только факты. То что написано где-то далеко не всегда является фактом. При этом надо рассматривать этот факт применительно к той исключительной ситуации, в которой он произошел.
Я знаю факт, что в России, из-за нападения Германии, погибла в десятки раз людей больше, чем в Германии (или в Прибалтики), в том числе и от голода. В том числе и в моей семье, и семьях тех, кого я знаю. НО дети в этих семьях никого не убивали, даже оказываясь в подобной ситуации, хотя ели все и ракушек и крыс и т.п. И друг друга люди не ели. Кстати, людоедство может быть и в наше время, и далеко не от голода.
10:45
Тань, что я могу сказать. Люди все разные. И сейчас за рубль могут убить. И в блокадном Ленинграде людоеды водились. Описанный немец показан расчетливым пареньком, сразу прикинул на сколько им с сестрой этого мешка с хлебом хватит. Повторяю, люди разные. А дети, как раз, в таком возрасте очень жестокие. Ты почитай какие кровавые преступления беспризорники в 20-е годы совершали, у тебя волосы дыбом встанут. А им было по 7-10 лет. Макаренко почитай. И почему наш офицер не может быть розовощеким? Вот этого я вообще не понял, цвет лица зависит от молодости, от генов, кровеносные сосуды, находящиеся под кожей тоже вносят свою лепту в ее оттенок. При их расширении или сужении появляется характерная краснота или бледность. И при чем здесь в конце войны? Ты хочешь сказать, что наши солдаты в этот период плохо питались? Ошибаешься, очень хорошо. Еще и бесплатные кухни по всей Германии наладили, где кормили оголодавших немцев. Странная у тебя реакция. У твоих знакомых дети правильные, никого не убивали. А у других убивали. И убивают. Просмотри фильм Сволочи про детишек времен войны. Этот фильм родился не на пустом месте.
11:42
Я соглашусь с Грэгом, дети как раз более жестоки. И они не осознают, в отличие от взрослых, что это жестокость.
08:10
Собрались старпёры) Королева я думал хоть ты студентка)))
08:12
офигел) кстати, можешь мою старую мордуль увидеть в прозе, я там с компа сфоткалась)))надеюсь, мы дружить не перестанем после этого? ( ничего, что я тебя считаю своим другом?))))
09:48
Друзья друзья. ) похожа на мою третью жену
10:01
)) она же, надеюсь, и последняя?))
22:20
Последняя у меня молоденькая пусечка
10:56
Неплохой рассказец.
Крайняя степень голода, когда готовы жрать крыс, страх, ненависть к врагу, помутнение рассудка героя от вида хлеба — всё это приводит к трагической развязке. Концовка неожиданная для читателя, но к ней есть подводка, так что всё логично. Вполне верится в такую историю.

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru