Светлячок
Жанр:
  • Сказка

Маленький светлячок увидел закат.
Первый раз в жизни.
Это было очень красиво. И он запел.
Опускалась ночь.
Над красной кромкой горизонта небо стало темнеть. Смеркалось. Поляна, на которой светлячок завороженно наблюдал за опускающимся солнышком, погрузилась во тьму.
И светлячок запел. Почему? Он не знал. Просто, понимаешь, закат был так красив… опалённый красным горизонт, облака, раскинувшиеся по небу перьями огненной птицы, гребёнка векового леса на горизонте. Чёрные силуэты травинок-былинок с его родной поляны на фоне солнечного диска, уходящего за край земли, казались нарисованными чёрными чернилами. Природа затихла, готовясь ко сну.
Не шумели птицы. Не шелестели листья. Даже ручеёк, что протекал в низинке, стал не так громко журчать.
Эта красота так взволновала Светлячка, что он просто не мог молчать. И он запел. Раскрашивая свою песню стрёкотом маленьких крылышек, по которым он водил, как смычком, своими тонкими лапками с короткими острыми зацепками.
Светлячок пел и, как ему казалось, что он делал этот мир ещё прекраснее, дополняя этот летний вечер чарующими звуками своей трели.
Мимо пробегал заяц.
- Боже! Кто это так ужасно голосит? У меня даже мурашки по спине пошли от этих неприятных звуков.
И тут он увидел Светлячка. А надо сказать, что Светлячок тот был непростой. Его щетинки, прикрывающие крылышки, были необыкновенного цвета. Мало того, что они светились в темноте, так они ещё и переливались всеми цветами радуги! От красного, закатного цвета, до небесно голубого. Возникающие на чешуйках узоры сменяли друг друга, как в калейдоскопе, и завораживали взгляд.
Заяц замер. Он никогда не видел такой красоты. Но пение… Ни слуха, ни голоса, ничего…
- Как красиво, - сказал Заяц.
А Светлячок запел ещё громче и стал стараться изо всех своих маленьких сил петь заливистее и затейливее. 
Заяц поёжился.
- Ну… поёшь ты не очень, прямо скажем. Но это так красиво!!! - сказал он, имея в виду удивительную переливчатую спинку Светлячка.
Весть о столь необычном жучке разлетелась по лесу. У него появились друзья и поклонники. Его приглашали на вечеринки и праздники. Просили петь и хвалили, хвалили, хвалили… Больше всего нравилось зрителям смотреть на его такие волшебные чешуйки, переливающиеся всеми цветами радуги. Ради того, чтобы взглянуть на такое чудо приходило много зрителей. Ну а песни… “Всё можно поправить. Мы живём в век научно-технического прогресса!” - сказал ему один режиссёр. Он обзавёлся своей командой звукоинженеров и светомехаников. Танцевальной группой и вокальным ансамблем. Один богатый продюссер предложил ему тур по чужим лесам и даже джунглям. Жизнь завертелась. Иногда он давал по три концерта в день. И всегда они проходили с огромным успехом. Это было настоящее шоу! Только..
Только петь ему становилось всё труднее. И от этого блеск его щетинок был уже не таким ярким. Приходилось подсвечивать крылышки на сцене ультрафиолетом и наносить яркие, но неживые краски. Но беспокоило Светлячка не это.
Да, у него было всё, что только можно было пожелать. Всё. Но он, почему то, вспоминал то первое в его жизни утро, лесную поляну, закат и качающиеся на фоне красного диска солнца травинки. На одной из которых он сидел.
И он стал петь на своих концертах о красоте дикой, нетронутой цивилизацией природе, о дружбе и верности, о верной и чистой любви…
Его никто не слушал. Его никто не слышал.
Им было это не надо. Простым жучкам и зверушкам. Которые пришли отдохнуть после трудного дня. Им хотелось шоу, зрелищ. Они радостно вскрикивали, свистели и хлопали на каждый всплеск бутафорского огня и дыма. Они восхищались великолепными аранжировками и гитарными рифами его музыкантов.
А он стоял на сцене и смотрел поверх голов этих зрителей, сливающихся в вечерних сумерках в одно серое шевелящееся пятно. Он смотрел вдаль, туда, где медленно и невероятно красиво садилось Солнце. Прямо над головами ничего не замечающих зрителей. Где уже зажглись две маленькие звёздочки чуть заметные на темнееющем небосводе.
- Друзья! - он вскинул руки - Вы смотрите не туда! Оглянитесь и взгляните на истинную красоту. На красоту природы. На живую красоту нашего мира!
Вспыхнул свет, танцоры начали свой танец, а музыканты - свою партию.
Светлячок опустил голову и закрыл её руками. Повернулся спиной к зрителям. Чешуйки на спине, подсвеченные ультрафиолетом заиграли с необыкновенно ярко и красочно, цвета и рисунки сменяли друг друга со скоростью курьерского поезда.
Зал взорвался криками, свистом и аплодисментами. И Светлячок вспомнил Мальчика.
Это случилось несколько лет назад. Устав от бесконечных концертов он уехал из города на природу. Нашёл уютную тихую полянку, забрался на травинку и стал ждать закат.
А когда Солнце коснулось горизонта запел. Без микшеров и усилителей его песня была некрасива. Более того, она была совсем безвкусной. Вы бы и минуты не стали слушать. А пел он в ней о солнце. О том, как красиво оно расцвечивает небо на закате. О том в какие невероятные краски окунает вечерние облака растянувшиеся акварельными пятнами по всему небу и сяющие то бордово красным, то нежно розовым на фоне кристально чистой и бесконечно высокой бирюзы неба. Кажется, что лёгкое дыхание, касающееся тебя это не вздох ветра, а крылья небесных ангелов защищающих тебя и наполняющих душу чистой и светлой радостью. Такой светлой и такой чистой, что даже придя сюда в печали ты поймешь, как светла твоя печаль!
Светлячок почувстовал кого-то рядом. Он оглянулся и увидел слева от себя сидящего Мальчика. Он сидел прямо на траве, обняв колени двумя руками и положив на них голову. Он не смотрел на закат. Его глаза спрятались в ладошках. Он слушал Светлячка.
- Тебе нравится моя песня? - спросил Светлячок. К этому времени он уже понимал, что поёт плохо. И что его показывают миру как некий феномен, природного мутанта, с необыкновенно красивыми чешуйками.
- Твоя песня великолепна.
Светлячок засомневался. Сильно. Он спустился с травинки и забрался по стёртым тренировочным штанишкам на колени к Мальчику. И взглянул тому в глаза.
- Тебе нравится моя песня?
- Очень!
- Ты говоришь правду. Но почему? Почему тебе нравится моё пение? Я же фальшивлю, это очевидно!
- Ты необыкновенно рассказываешь о красоте природы. Ты так описываешь закат, что у меня сердце заходится от красоты. Это так волнительно! И так прекрасно!
- Хм, - светлячок встал на задние лапки, раскрыл свои чешуйки и те заиграли в закатных лучах неимоверной красоты узорами и красками. И они светились!
- Ну? Как тебе это? Как тебе рисунок моих крылышек, нравится?
- Нет.
Светлячок свернул щетинки и опять посмотрел прямо в глаза Мальчика.
- Я хочу стать твоим другом.
- Это очень просто.Для этого не надо ничего делать. Просто приходи сюда в тёплые летние вечера и пой свои песни.
- Хорошо, - сказал Светлячок.
Но тут у него зазвонил мобильный и продюссер так громко стал кричать о сроках, контрактах и неустойках, что Светлячок в сердцах выкинул телефон.
А потом посмотрел на Мальчика. В затянувшейся паузе было слышно, как последние шмели, жужжа торопятся к себе домой и журчит в низинке ручей с кристально чистой и ледяной водой.
- Иди, тебя ждут зрители, - сказал Мальчик.
- А ты? - спросил Светлячок.
- Всё будет хорошо.
Светлячок ушёл. Дела.
И вот, глядя поверх этой серой беснующейся массы зрителей на садящееся вдалеке солнце, он вспомнил Мальчика.
Впервые за последние семнадцать лет.
Он доиграл концерт до конца.
А потом ушёл из гостиницы, не закрыв номер и ничего не сказав портье. Водитель довёз его до вокзала, где он сел на первый попавшийся поезд. Больше его никто не видел. Газеты пошумели пару дней о столь странных выходках этих супербогатых и популярных звёзд и забыли о нём. Все забыли. Быстро забыли. Как будто его и не было никогда.
В городе уже развешивали афиши какой-то очень удивительной Стрекозы, поющей лучше соловьёв и так красиво сверкающей своими удивительными крылышками, что у некотрые зрители впадали в транс и требовалась помощь врачей. Народ катил на неё валом. Билеты были распроданы на три месяца вперёд.
Далеко-далеко от этого места, в тех краях, где никогда не было заводов и фабрик, а дома были сделаны из стволов деревьев, где ручейки были так чисты, что из них можно было пить, зачёрпывая воду руками, а небо было чистое и божественно высокое на длинной травинке, покачиваясь сидел Светлячок. А рядом с ним, прямо на траве положив голову на колени сидел Мальчик. Он совсем не вырос. Он остался таким же, каким его впервые увидел Светлячок.
- Солнце садится.
- Я готов, - сказал Малыш.
Светлячок вкарабкался на его колени и распустил свои крылышки.
- Смотри, какая красота! Видишь?
- Нет, - сказал Малыш.
- Прости, я забыл, что ты слеп - сказал Светлячок.
- Расскажи, что ты видишь?
- Я?
Я вижу счастье и покой. И так будет всегда. Пока ты рядом.





10:49
Все совпадения с реальными людьми и авторами случайны.
12:19
Очень понравился рассказ, спасибо, Лаки. Очень трогательный и философский… На душе от него посветлело, как будто Ваш светлячок пропел.
Lucky
13:15
Спасибо.
12:48
Маленький светлячок увидел закат.
Первый раз в жизни.
Это было очень красиво. И он запел.
Опускалась ночь.
Над красной кромкой горизонта небо стало темнеть. Смеркалось.

Есть азбука Морзе а есть Лакки
Lucky
13:14
Lucky
13:15
Просто я говорю стихами.
Не могу иначе…
16:03
Как ты говоришь это ладно а пишешь ты как будто рассказываешь на ходу задыхаясь
Lucky
16:35
Верно.
Это так красиво, что дыхание перехватывает.
Понимаешь, Кошара, я это читаю. Под музыку. Бабушка и дедушкам. Реже детям. И очень редко молодым.
Им нравится.
Розовые сопли всегда продаются.
И иногда, очень редко, находится слушатель, который говорит; «Ведь это только маска, да? Ведь вы писали не о жучке?»
Да, кошак, да.
И это очень грустно.
Ахахахахахахаха
18:34
Бедные бабушки, садист пусть поживут ещё
Lucky
18:36
Садист — вполне себе нормальное сексоориентирование. Уж получше чем мазохист будет.
19:44
Чем это?!!!! Садомазо наше всё!!!
Lucky
16:39
youtu.be/_yJCVVDbojE
Здесь пример.
Lucky
16:58
Щас Аагира напишет что компрессия зажата и нормализация лоховская.

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru