Острые звезды
Жанр:
  • Фантастика
  • Мистика
  • Абсурд

Мы не вели разрушительных войн, не искали ссор, не гордыня и ярость влекли нас во времени, и наше будущее отмечалось курантами, а не часами Судного дня. Считали мы, что мир полон красок, а на подходе немало новых оттенков, всё больше диапазонов, в которых мы сможем видеть и ощущать и слышать, творить действительность. Не сразу мы начали замечать, что цвета тускнеют. День укорачивался. Мы говорили: «это зима» и продолжали ждать лета.

В то время, как краски бледнели одна за другой, мы полагали, что просто видим больше тонов. Трава была теперь не зелёная, а цвета хаки. Солнце не жёлтое и не белое, а «оттенка цветков кукурузы». Медленно испарялись воспоминания, как все выглядело в предыдущие годы. Новые цвета – мякоть лимона, табачная пыль, зимняя туча, лепесток вишни – становились для нас основными, заменяя собой просто жёлтый, зелёный, голубой, розовый. Но и они бледнели со временем, словно вода, притекающая извне, размывала их акварель.

Уже нечего отрицать, что мир посерел. В нем осталось два крайних цвета. Рассветы, минуя день, завершались багровым закатом, и в наступавшую затем ночь растекалась тревога до следующего утра. Краска ночи, насыщенно-синяя, с прочернью в глубине, заполняла всё небо над блёклыми зданиями, проницала воздух, казалось, она висит в нём прозрачным облаком, ощутимым чуть менее, чем туман. Свойство воздуха, свойство ночи. Не помню, как стало известно, что мы проворонили апокалипсис. Вся Вселенная выцветала, вещество расслаивалось на две волны спектра. Расходились и мы по планете, теряя контакты. Между двумя городами – космическая бездна, между кварталами – пропасть. Видимо, недалёк тот час, когда всё исчезнет. Красный и синий цвета выйдут за видимые границы, оставив нашему глазу подложку, действительность как она есть, суть вещей, которую нет желания созерцать.

Нас оставалось немного народа, один район, отделённый от бездны пустырём сливающихся друг с другом форм – как в сумерки дома на горизонте смешиваются в дымке в песчаную массу с камешками куполов и осколками бледных стен. Ныне же горизонт с этой массой стоял у нас на пороге. Что случилось с другими людьми, мы не знали, но и не волновались за них. Всегда есть куда уйти. Столько миров кругом: свежих, сверкающих, переливающихся палитр для новой живописи! Мы – творцы. Мы накрутим на серые стены тысячи украшений, а на унылые манекены набросим кипу одежд, если есть где взять краску. Кому интересен постылый бетонный костяк… Наверное, мы оставались последними на планете, однако не много желающих было открыть портал в другой мир. Что-то удерживало нас от бегства. Тогда мы ещё не догадывались, что за цепь приковывает нас к обломкам.

Ночью мы все собирались в руинах университета. Спали, бродили и обсуждали дальнейшие планы. Здание было довольно новым, без разрушений, без даже малейшей трещины, но более в нём не читают лекций, не держат экзаменов, оно – склад и крыша над головой. Утратило свою цель. Значит, руины. Когда-то и мне приходилось учиться здесь и сдавать экзамены, но я не видал практически ничего дальше той части, где располагался мой факультет. Теперь, гуляя по коридорам в борьбе с тревогой, я впервые знакомился с гигантской ротондой, и каждую ночь она открывала мне или новую лестницу на закрытый этаж, или коридор, овеянный студенческой легендой, уже и полузабытой. Так что, одни говорят, что в нем повесился преподаватель из-за любви к студентке, другие – что это студента убил профессор. А может быть, наоборот.

Не забуду последнюю из ночей! Словно предчувствуя разрушение, ротонда вдруг отворила дверь в главный тайник. Полузабытый путь коридором моего факультета, под бормотание аудиторий, на третий этаж по лестнице привёл меня в книгохранилище. Не в библиотеку, когда-то знакомую. В огромный склад, схрон конспектов и отвлеченных записей, любовных записок и глупых заметок, всего, что во время учёбы когда-то слетало шальным электроном не с минуса к плюсу, а поперёк и вопреки правилам. Седые, строгие дамы, библиотекари не пожелали пустить меня в этот склад просто так.

Зачем здесь сидели библиотекари? Чтобы я мог стать тем, чем ни разу не бывал в прошлом – примерным студентом, жадным до знаний. Студент, которого интересует учёба не перед самым экзаменом… Не смейтесь! Бывают такие. Конечно же не после них остался этот архив, но чтобы нырнуть в личные бумаги, дневники, мысли и чувства людей, обретённые ими в ту пору, пришлось примерить на себя шкуру редкого зверя. Ведь здесь были и мои собственные записки! Шипение за окном отвлекало от их изучения. Библиотекари, часть игры, смотрели на меня строго, слушая тишину. Шипение не давало сосредоточиться. Пришлось оторваться от чтения, чтобы узнать, что делается снаружи.

У окна я буквально замер, почти не тронутый страхом. То, что там появилось – это был окончательный штрих на картине ночи, изумлявший своей красотой. Тревога и мрак, разорвавшись, исчезли, как давным-давно – краски.

На мир опускались звёзды.

Или снежки, морские ежи, сияюще-белые, острые метеоры, не способные сразу сгореть в синеве атмосферы. Из выжигающего глаза центра этих шаров во все стороны расходились иглы, острые, как клинки, в каждом кванте своего света. Язык слишком беден, чтобы суметь описать эту остроту. Видимость преломлялась при их движении, чудилось, будто иглы режут пространство. Похожие на лучи света лишь отдаленно, они сияли иначе – это было что-то реальное и ощутимое, к чему прикасаться не стоило.

Острые звёзды медленно таяли, не достигая земли, но все больше и больше их падало с неба.

В пыли, блестящей на снежном свету, рассеялись библиотекари. Последний миг творчества в сером мире – сторожевой пёс у порога знаний – исчез. Надо спасать бесценный архив – наше прошлое, память о цвете, о жизни, какой она была до апокалипсиса. Теперь стало ясно, из-за чего мы так медлили с бегством, почему именно это здание было избрано как убежище! Нас тянуло туда, где хранилась память о прошлом, бесценные переживания нашего народа, и в этих стенах мы берегли душу нашей цивилизации, а не себя. Но с появлением звёзд медлить стало опасно. Новые звёзды летели на нас. За острыми метеорами следовали более крупные, жгучие камни. Где их конечная цель – неизвестно.

«Спасти архив своей памяти и убежать из рушащейся вселенной!» Легко произнести эти слова, но задача практически невыполнима! Мир, куда мы собирались бежать, принимал лишь людей. Не книги, не вещи, лишь первозданную, первородную жизнь пропускал он в себя. Бумага, перенесённая через порог портала, рассеется, а чистейшая мысль, невидимая и неощутимая улетит навсегда со страницы, для нас недоступная. По моему предложению, мы сложили студенческий архив вместе со всеми книгами, до которых могли добраться, подальше от университета, в другой части осколка нашего города, в лифтовой шахте, ведущей под землю. В месте, которое почему-то казалось более безопасным, чем третий этаж гигантской ротонды. Может быть, потому что нам чудилось, что те острые звёзды целятся в нас? Как перепёлка (а кто это? Сколько слов осталось в бумажном прошлом!) мы отвлекали небесного хищника от своей летописи. Когда-нибудь мы найдём способ вернуться за ней.

В центральном зале уже начался исход, а я продолжал на балконе следить за метеорами. Белые, режущие воздух со стеклянным звуком, горящие белым пламенем, крупные камни почти у земли, но их путь пока ещё лежит мимо нас. Вот показалась звезда наиболее яркая. Уверенный, что убежать будет время и нет смысла лишний раз поднимать тревогу, я следил за ее падением. Траектория её пролегала над нашим убежищем, к серой массе домов, к каменной пустыне, за край обзора. С шумом она прочертила полудугу над куполом от центра неба до точки захода солнца. Не сразу мне вспомнилось, что лежит в той стороне. Меня звали внутрь.

В зале оставалось всего двадцать пять человек. Открытый портал демонстрировал настоящую зелень, чистейшие краски! Я был заарканен великолепием, влекущим в ворота дня. Но мысль, мысль, что же было там, куда летит эта звезда, не давала мне сделать шагу. Вдруг стены зала пошли ходуном от ударной волны, словно бедное здание билось в животном ужасе. Портал скатился на пол, отключился от удара, заманчивая картинка исчезла. Весь зал как будто потух. Ничто не мешало открыть портал снова, поэтому чувствуя себя в безопасности, мы решили пойти посмотреть, куда рухнул метеорит.

И вот, в свете острых лучей мелких падающих звёзд открылась картина невероятного бедствия. Наш архив рухнул! Все записи мира, знания, достижения цивилизации – всё было в центре гигантской воронки, в обломках.

Шипение острых звёзд не резало больше слух, их укусы уже не чувствовались, камни, срезающие лучами в своём падении куски стен, вызывали не более беспокойства, чем муха… (а что это – муха? Кажется, вон в том синем томе, запутавшемся в обрывках троса, была картинка). Всё, что нас волновало теперь – разобрать обломки, скорее, скорее, до полного разрушения – вытащить, выучить, взять с собой хотя бы часть нашей памяти! Помнится, первым делом, рискуя жизнью и без страховки, я спустился в полуразрушенную шахту лифта, выискивая те свои дневники. Без прошлого идти было некуда.

Две солнечные звезды застыли в небе, медленно увеличиваясь. Даже без вычислений было понятно, что это гигантские астероиды. Если они врежутся в планету, ничто не выживет. За спиной раздался ужасающий гул, синее небо закрылось асфальтовым столбом смерча, сквозь который продолжали проникать острые блёстки. Наверное, обвалилась ротонда, последнее наше пристанище.

Мы положили портал на камень. Бежать? Кто «за» - поднимите руку.

Голосование завершилось. Мне протянули выключенный портал и под всеобщее одобрение я швырнул его на дно шахты. Падай небо нам на голову, но пока мы не доберёмся до самого дна нашей памяти – не уйдем!



Похожие публикации:

Она - постоянная гостья, но каждый раз она разная... Миниатюра написана для конкурса "Многоликая ночь"


21:14
Без прошлого нет будущего!

п.с. а картиночка — супер!
21:25
Спасибо! Только картиночку я сейчас подрисую и пересканирую. Не нравится мне кое-что в ней.
21:59
Отсканировала рисунок поадекватнее, а то вообще было что-то плоско-выбеленное.
22:02
А и все равно — супер! :ch_rose:
Ой, а я из-за впечатлений от прочитанного совсем рисунок не заметила.
Очень здорово нарисован!
Мдя… Даже не знаю, как написать впечатление или отзыв.
Не, пока не буду. Нужно сначала переварить увиденное и услышанное.

Вообще, Конец света — это страшно. Хотя, кто его знает, что на самом деле есть Конец света. А будет ли он? Если честно, то мы каждый вечер наблюдаем конец света, когда день сменяется ночью.
Но рассказ… Написано очень эмоционально, хорошим языком (сразу видно, что автор филолог).
Немного непонятно было с библиотекарями. Получается, что они хранили вход в Хранилище? А зачем?
Еще вопрос: если летели астероиды так беспрепятственно, значит на планете уже не было атмосферы? Или она была сильно разрежена?
Ой вопросов много, очень много. Но я не буду пытать автора, сама еще раз представлю ситуацию. Просто скажу — рассказ ЗАЦЕПИЛ!
Спасибо.
21:56
Немного непонятно было с библиотекарями. Получается, что они хранили вход в Хранилище? А зачем?

Библиотекарей придумал рассказчик. Он когда зашел в Хранилище, представил себе, будто его библиотекари не пускают. Одному же страшно.:ch_lol:
Я рада, что зацепил. Судя по всему, зацепил тут многих.
Щас прочитала обсуждения на конкурсе и знаешь, согласна с Анной, что без прошлого нет будущего. И то, что остались добровольцы, это правильно. Нужно знать свое прошлое. Дальше продолжать не буду, иначе скачусь в политику и буду ругаться на тех тварей, кто переписал нашу историю, которую мы совершенно не знаем. Обидно…
22:10
Историки не меньше, чем лингвисты страдают от крика вокруг «переписанной истории», и я бы убила тех тварей, которые под видом якобы восстановления справедливости наоборот стараются уничтожить в широких кругах и без того куцые знания.
А ведь речь в рассказе не об истории идет…
Правильно, не об истории, а о памяти прошлого.
Без прошлого идти было некуда.

Вот же. Мне и самой слово изТория не нравится. Память прошлого это правильное определение.
А наша Память прошлого в Ватикане за семью печатями…
22:32
Так-так, давай без нибируанства, ладно? Я же лингвист, не забывай. Могу и разозлиться.:ch_evil:
Речь в рассказе о разных аспектах бытия. Сейчас попробую сформулировать, что уж.
Не, просто у меня ассоциации возникли. Поэтому я и написала раньше про политику.
Ну, вот навеял твой рассказ…
22:44
Темой рассказа была не история как таковая (т.е. не события, какими они были в прошлом), а скорее, культура, то, что наработано цивилизацией, но не только. Ведь рассказчик спасает первым делом свои дневники. Так что речь шла о восприятии мира, которое со временем меняется и забывается. Мир утратил краски — поменялось их восприятие. Были забыты основные цвета, заменились размытыми, и все яркое было забыто. То же и с главгероем. Он был когда-то студентом, его жизнь была по-студенческому яркой. Сейчас он взрослый, он уже забыл свое студенчество, но вдруг натыкается на свои дневники и вспоминает каким он был. Когда он был настоящим, совершенным — тогда или сейчас? Он не знает ответа, но подозревает, что, кажется, вся его жизнь является целостной только тогда, когда он может смотреть на нее глазами себя любого — и с той точки зрения, которая у него сейчас, и с той, когда он был юн. Поэтому он и придумал библиотекарей, погрузившись в прошлое. Однако он сам по себе не такой уж непробиваемый сейчас, поэтому ему близка эта ротонда, он бродит по ее коридорам во снах и наяву, значит, он еще не стал совершенным занудой. И я думаю, те, кто остался — они были подобны рассказчику, так же ценили ощущения всей своей жизни, а не только текущие, и точно так же готовы были беречь накопленный опыт и знания, не отбрасывая их ради призрачной «новой жизни».:ch_search:
Если интересно, что с ними стало, то, раз есть кому рассказывать, значит, выжили)) А возможно, не только выжили, но и смогли возродить прежний мир, какой бы его апокалипсис ни потрепал. Потому что они сохранили в себе тот «светоч», который утратили беглецы.:ch_djinn:
Вот такие примерно мысли у меня были при написании.:ch_balloon:
Да правильные мысли. Здесь все понятно.
Ну, навеял твой рассказ ассоциации на другой мир. Тот, который, возможно был до нас.
Ну это уже мои заморочки.
Потому и заморочки, что сильно написано. Чего уж тут…
23:08
Который из? Их так много навыдумывали.:ch_lol:
Ты про заморочки? А те, которые выползли из подсознания про чтении.
08:58
Про мир. Но лучше в это не вдаваться, потому что у меня с темой о «мирах до нас» своя ассоциация и не радужная.
23:11
И будущее, добавлю, у них оказалось, возможно, более полноценное, чем у тех, кто унесся в другие миры с пустым багажом. Ятакщитаю.:ch_lol:
09:26
За семью печатями это мы точно знаем))))) в ватикане)))
09:25
Историю мы совершенно не знаем но знаем что её переписали)))) уссатьси)))
09:27
А как же! Кругом враги — всем известно! :ch_lol:
Вот, то ржет, то усыкивается))):joy_cat::joy_cat:
22:05
Рассказ очень смелый заложенным смыслом, всегда найдутся согласные и несогласные, хотя это всего лишь позиция 25 героев. Даже если они решили рискнуть своими жизнями, это их право. Много что в нем понравилось — и оригинальные названия цветов, и острые звёзды, которые довольно-таки реалистично описаны, и обрисованный фантастичный мир, и редкое повествование от множественного числа. :yum:
Да картинка отличная!
22:29
и оригинальные названия цветов

Видишь ли, мне приходилось однажды подбирать цвет для одного из стилей сайта, и я наткнулась на такой, который меня посмешил названием: «цвет пестиков неспелой кукурузы». Конечно же, я всю эту длинноту не стала в рассказ вводить.
А вот еще об этом цвете: pikabu.ru/story/neobyichnyie_zabavnyie_nazvaniya_tsvetov_2430094
А, жесть))) Цвет бороды, лягушки в обмороке, блошиного брюха — надо же придумать! Здорово, что сократила про пестики кукурузы, вышло необычно, мне еще понравились цвета бабушкиных яблок и магической мяты.
22:45
А прикинь, написала бы эти.:ch_lol:
13:49
Красивая философская история. Фант-притча. Побольше бы таких.
Добралась- таки до рассказа)) Страшно. Страшно, что нельзя бежать без памяти и воспоминаний. Если их нет, то зачем вообще бежать. Жутко забывать. Это действительно жутко. Если я ничего не помню, то это уже не я(((
21:55
Хорошо, что хоть кто-то со мной согласен))
22:24
Впрочем, я не смотрю на все радикально, с позиции, что без памяти я не я. Что-нибудь все равно останется. Ситуацию рассказа легче понять, если знать, что у меня как раз примерно в то время накрылся ноут (Майкрософт ухитрился подгадить свежими обновлениями до полного обрушения ОС).
Так вот, всегда можно купить новый ноутбук. Насколько я знаю, некоторые мастера по починке компов вообще смотрят на содержимое жесткого диска как на что-то, ну, подумаешь, сотрем и хрен с ним, все равно у этого дурака клиента ничего там ценного быть не может. У меня же, в свою очередь такая ситуация не первая и не десятая, да, бывало, приходилось обновлять технику, но все равно — потерять свои незабэкапленные материалы — это кошмар. Так что когда стоит выбор — возиться со старым ноутом, искать способы перебросить оттуда хотя бы часть файлов, или плюнуть на все и пользоваться новьем, я всегда на стороне тех, кто кидается вызволять архивы))
ой, ой, конечно… Если у меня ноут накроется и его память не будет подлежать восстановлению… бляяяяя я… да я рехнусь наверное. Нет, сначала буду долго орать, потом плакать, а потом рехнусь. Просто у меня была ситуация, я ее уе где- то в комментах описывала. Меня жестоким уколом ввели в насильственный сон. Кому-то очень нравиться это состояние, он скачет по планетам и еще какой-либо хренью занимается… Но я это и в нормальном сне в состоянии сделать. Но от этого укола я превратилась в маленький кусочек светящейся биомассы и летела в галактике, у которой ни конца ни края. И ни хрена не помнила, кто я, откуда, почему. Помнила, что меня как-то звали, что меня кто-то любил и я кого-то любила. Но они остались там( где там?) А я здесь и с каждой секундой мне все тяжелее и тяжелее вспомнить. Я просто сгусток энергии без прошлого. Катя… это было ужасно.
21:05
Слушай, я вообще такой человек: не могу допустить в свой организм ни наркотики, ни что-либо еще влияющее на мозг извне! Мне просто страшно думать, что какая-нибудь химическая фигня способна мной управлять.

И чтоб зануды не придрались: да знаю я, знаю, что любая еда может быть сравнима с «химической фигней», и что в мозгу может выработаться что хошь в зависимости от обстоятельств/погоды/времени года, но все-таки это хотя бы процессы привычные и преодолимые. А так, чтобы химия меня контролировала — это жесть. Никогда не понимала тех творческих людей, которые принимают ЛСД и тому подобное, чтобы подстегнуть вдохновение.

Свет, ты свое состояние описала, я ржу! Прямо мой сон под «Космическую неувязку» пересказала (правда, там был всего-навсего сон, и в рассказе большую часть состояния персонажа я от балды придумала).
Ты ржешь? Да мне так страшно было, что каким-то химическим вливанием в вену я насильственно отключусь. И начала паниковать, раскидала всех врачей к чертовой матери ( Мужиков) Они меня держат за руки и за ноги, я вырываюсь. Анестезиолог орет: " Что за истеричку ты мне приволок?" Мой врач потом сказал мне, чтобы валерьяночки пропила курс. А тебе сон такой снился? Ты летала? И кем ты была? Помнила что-нибудь? Страшно было?
21:50
Страшно мне в таких снах не бывает. Летала так, как там в рассказе описано: выделяла объект в космосе и к нему перемещалась, впрочем, это все потому что я таким образом иногда развлекаюсь в программе «Celestia». Не помнила, кто я — это верно, но страшно не было, я во снах редко задумываюсь о себе. Жуть была в том, что я в том сне была персонажем, который все человечество погубил, я тебе рассказывала уже))
Да, да помню. Это кошмар… Вот это ты персонаж :imp:
22:34
Ну вот, точно этот рассказ не читал раньше. Большим упущением было бы, если бы не прочитал и сейчас. Спасибо за подсказку и за хороший рассказ!
00:15
Конечно, не читал! Ты не появлялся в то время.
Всегда пожалуйста! rose Заходи еще.

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru