Минус корень из трех часов
Жанр:
  • Фэнтези

- Где вы были в половине первого?

Это у падчерицы спрашивают. Это я случайно узнал, что она падчерица. Я тут вообще только что появился, меня автор только что придумал.

Но про падчерицу я знаю.

И вот инспектор её спрашивает:

- Где вы были в половине первого?

- Я была в башне… читала… книгу… слушайте, честное слово, название не помню, честное слово…

- Ладно, ладно… Почтенный викарий, а где вы были в семь тридцать?

- Я был у себя в кабинете. Писал письмо…

Мне кажется, я ослышался. Уже хочу поправить инспектора, но не успеваю – он уже поворачивается к хозяйке:

- А где вы были в восемь утра?

- Ой, я еще спала… понимаете, сегодня же выходной…

- Так вы же по сюжету не работаете?

- Ну… тем более, святое дело поспать.

- А где вы были без четверти два?

Это ко мне обращаются. Смотрю на часы, которые показывают девять вечера.

- Я… без четверти два меня еще автор не придумал.

- Понятно… что же… будем продолжать следствие…

- А… можно вопрос?

Люди из гостиной расходятся, каждый по своим делам, на самом деле их больше, чем викарий, падчерица и хозяйка, тут человек десять в доме, только читатель все равно всех не запомнит, слабенько их автор продумал, поэтому – хозяйка, падчерица и почтенный викарий. А на викария вы не смотрите, что он почтенный, ему двадцать лет всего…

- А… можно вопрос?

Это я обращаюсь к следователю. Следователь у автора еще какой-то недопридуманный, что-то среднее между Эркюлем Пуаро и Шерлоком Холмсом, если так вообще бывает.

- Конечно, мой юный друг.

- Вы… спрашивали у них разное время…

- Да, мой юный друг.

- Но… почему?

- Мой юный друг, вы еще многого не знаете о нашем мире… давайте я посвящу вас в тайны этого дома…

- А что здесь произошло?

- Убийство, мой юный друг. Убийство.

- Кого… убили?

Следователь непонимающе смотрит на меня. Похоже, я сморозил что-то не то.

- И да, - спохватываюсь, - я не юный… автор задумал, что мне за шестьдесят…

 

А в доме убийство.

Кто его пустил, неизвестно, да и вообще, кто сейчас признается, что это он замешкался, недосмотрел, убийство пустил. Убийство, оно такое, в щелку проскользнет, когда двери закрываешь, кажется тебе, что идет кто-то сзади, поднимается по ступенькам в промозглой осенней сырости, придержишь дверь, - входите – а никого нет.

А потом бац – в доме убийство. Сидит, греется у камина, ждет своего часа, чтобы случиться.

Ну конечно, убийство же просто так не случается, повод какой-то нужен, вот и смотрит убийство, прислушивается к хозяевам дома, кто кого потихохоньку ненавидит, кто  о каком наследстве мечтает, кто месть затаил, у кого богатая тетушка все никак на тот свет не отправится…

Убийство приглядывается, причувствывается, прислушивается, - неужели ничего – а нет, нет, вот,  хозяин дома устал разыгрывать роль влюбленного супруга…

И началось.

Нет, еще не убийство.

Убийство только ждет своего часа. Как же оно может случиться при всех, вон, сидят все в гостиной старшая дочь на скрипке играет, отец семейства трубку курит, мать семейства вяжет…

Убийство выжидает.

Ждет.

Когда все уйдут, когда в комнате никого не останется. Убийство, не может же оно на глазах у всех случиться…

- …что говорите? Кому-то яд можно подсыпать? Да где его взять, яд, нету в доме яда, то-то же.

Так что убийство ждет.

Вот отец с матерью почивать пошли.

Вот у старшей дочери мигрень разыгралась.

Вот викарий поднялся по лестнице в башню.

Падчерица вышла…

Вот и не осталось никого, - комната пуста.

Убийство вступает в свои права, вот теперь-то оно случится, вот теперь-то оно произойдет…

Вот теперь…

Теперь…

Теперь?

А как же оно происходить-то будет, убийство-то, если нет никого, а?

Кто же убивать будет?

Кого?

Глупое, глупое убийство, что оно натворило, вот так и не произойдет…

 

- Где вы были в одиннадцать вечера?

Это я у падчерицы спрашиваю.

- На кухне… посуду мыла…

Настораживаюсь, что-то не сходится, что-то, что-то…

А.

Ну да.

- А прислуга в доме зачем?

- А Агнессы в этот вечер не было, она к матери на именины пошла…

Агнесса, Агнесса… припоминаю, была ли в доме какая-то Агнесса, сейчас уже и не вспомню. Были бы в начале книги расписаны действующие лица, было бы проще…

- А где вы были без четверти девять?

- Я ворошила угли в камине.

- Гхм… и откуда вы это так хорошо помните?

- Так над камином часы висели, на них без четверти девять было.

- Да будет вам известно, эти часы отстают на полчаса. И где вы были… за полчаса до этого?

- М-м-м… а вот, цветы в саду поливала.

Думаю, надо бы проверить, есть ли в саду какие-то цветы.

- А что вы делали в тридцать два?

Падчерица вздрагивает:

- Что вы, мне восемнадцать всего.

Я про время.

- А-а-а, про время… Выходила в булочную.

- А в сорок восемь – сто семьдесят вы что делали?

- Ой… кажется, спала в это время.

- А в двести – триста восемнадцать?

- А в это время булочник пришел…

- Стойте-стойте, вы же сами сказали, что в булочную ходили, так зачем еще булочник приходил?

- Так он к мачехе приходил. Они пожениться хотят, вот он и приходит…

- Ваша мачеха… вдовствующая графиня… и булочник?

- А что, булочник, не человек, что ли? Он знаете, какой человек душевный, второго такого поискать…

- А в минус пятнадцать вы что делали?

- Падчерица вздрагивает:

Окститесь, какие минус пятнадцать, только октябрь сейчас…

- Да нет. Я про время.

- А-а-а… слушайте, не помню… а нет… кофе варила.

- Ну, хорошо… а в минус корень из трех что вы делали?

- М-м-м-м…

- …не помните?

- Нет, что вы…

- Думаете, что соврать?

- Да нет же…

- Тогда…?

- Ах так? Правду хотите знать? Ну, вот вам, вот вам – я целовалась на лестнице с викарием! И он подтвердит!

- Вот как? – киваю следователю, - викария пригласите, будьте добры!

Входит викарий, переглядывается с падчерицей, неспроста это, неспроста…

- Почтенный викарий… где вы были в минус корень из трех?

- В ми… силы небесные, вы меня с этими временами вообще с ума сведете… сказанули тоже… сейчас, сейчас вспомню… а, ну конечно же… писал письмо ректору…

- Вы лжете.

- Э-э-э… я газету читал.

- Лжете.

- Я… мне сестра позвонила…

- Лжете. Телефон еще не изобрели.

Падчерица вздрагивает:

- Да скажи им…

- Ах так… ну хорошо… я с Элизабет целовался, вот что…жениться мы хотим…

Хозяйка дома вздрагивает, настороженно смотрит на викария, да достоин ли викарий её падчерицы, а то с виду, конечно, благочинный молодой человек, да кто ж его знает… Я отчаянно припоминаю, а можно ли викарию жениться, а то может, у них обет безбрачия, да и вообще можно ли в двадцать лет дослужиться до викария. Да мало ли, если в этой реальности есть время минус пятнадцать и сорок три сорок два, то и викарий в двадцать лет жениться может…

А.

Вот оно что.

- Вы лжете.

Это я говорю падчерице и викарию:

- Вы лжете.

- Но…

- Лжете.

- Почему?

- Очень просто… я спросил про минус корень из трех…

- Ну да.

- …а в вашей реальности нет такого времени! У вас используют корни только четных чисел.

Падчерица и викарий вздрагивают.

Повторяю:

- Четных чисел. Так что вы лжете.

 

- Мой юный друг…

Уже даже не поправляю, что никакой я не юный.

- …ловко вы раскрыли это дело.

Спохватываюсь:

- Не было никакого дела… они же… убийство так и не случилось.

- Верно, мой юный друг. Убийство дождалось, пока никого не будет… и некому было убивать.

- Но падчерица и викарий…

- Да. Падчерица и викарий.

- Они не встретились.

- Не встретились.

- Потому что такого времени нет.

- Такого времени нет.

- А это значит…

- …что его нужно сделать.

- Что, простите?

- Его нужно сделать.

- Но… зачем?

- Чтобы они встретились.

Понимаю.

Начинаю думать, как сделать минус корень из трех часов.

 

 



Похожие публикации:

Истории про мага Забиду
Про немного нелепого мага из отдела превращений. Вроде бы и хороший волшебник, а вечно у него что-то наперекосяк. Вот как в этих рассказах. (В...


Lucky
18:31
Минус корень из трёх [не важно чего часов ли, или мешков с го… глиной] равен -1,7320508075688772935.Это банально.
А вот если б автор написал корень из минус трёх, было бы куда занимательнее.

Шэркюль Пуаромс.

Время не имеет значения. Они могли встретиться когда угодно.
— Барон, когда вы вернётесь сколько будет времени?
— Шесть часов.
— Шесть вечера или шесть утра?
— Шесть дня!

Куда важнее желание. Если у них есть желание встретиться, разве может им что-то помешать?
Даже если это «что-то» время?
Конечно нет.

Прочитал не без интереса.
Lucky
18:33
Картинка называется coffee time.

Или «Как провести время так, чтобы оно не провело тебя?»
Lucky
18:33
Или «ВДали рудит!»
Lucky
18:34
вдалирулит
А эта как называется?

Пасхальный Lucky
18:24
Шляпник повесился…
Шляпа протухла…

Чашки бьются
Бьются блюдца.
Разбиваются сердца…
Оттого что на картине
Нет начала.
Нет конца.
Смысл браться
Разобраться
Не изыщешь тут никак.
Сложен мир.
Рукой небрежной.
Словно шляпа шапокляк.

************************************************
шапокляк — мужской головной убор, разновидность цилиндра, отличающийся тем, что его можно было складывать, сплющивать.
20:20
Картина особенно понравилась!:ch_rose: Рассказ тоже, но я уже мечтаю о твоем рассказе, где было убийство и убийца не рассказчик.:ch_lol:
А на второй картинке кофейное дерево, очевидно.:ch_tongueout:
Уставший Lucky
21:23
Нет. На ней осень.
Это очевидно. Падают радиолокационные станции…
Осыпаются антенны, как Анны
Укоренены…
С укором падая на шпиль ратуши, что тянется к ним в надежде согреть оржавевшую макушку, но чу!
Нельзя исправить того, кого искривило пространство.
Его только могила исправит.
И звонит колокол по цветам, что родились чтобы умереть.
Это женские цветы.
Даже умирая, они прекрасны.
Играют наверное.
Ведь если смыть макияж, все увидят, что всё вокруг сделано из кубиков. Маленьких чёрных кубиков.
И только воображение внутри этой непонятной формы существования белка делает кубики — цветами.
А цветы — женщинами.
А некоторых из них даже любимыми…
Но это не точно.
И очень редко бывает…
Классный рассказ! Аж мозг выкрутился! И от комментариев тоже)):sleeping:

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru