Блюз счастья
Жанр:
  • Приключения
  • Боевик

Дрейк этим утром явно был в благодушном настроении. И не надо мне говорить, что у него всегда одно и то же выражение на морде, что он даже не виляет куцым подобием хвоста и что одушевлять фигурку, украшающую массивный нос трака, может лишь ненормальный! Я знаю, что Дрейки очень даже живой и только прикидывается металлической статуэткой. Пока работники автомойки начищали до зеркального блеска многочисленные хромированные детали моего "Мака", я прошелся куском мягкой ветоши по холке своего дальнобойного идола, и готов был поклясться, что бульдог слегка улыбнулся особой собачьей улыбкой.

- Все будет круто, Дрейки! Ты прав!

- Опять молишься перед дорогой, Майки?

Марта! Как эта толстушка подкралась? Я затравленно обернулся. Дальнобойщица приветливо улыбалась, неторопливо стягивая с пухлых рук перепачканные смазкой резиновые перчатки. Муж Марты, не менее габаритный, чем его пассия, радостно махал мне рукой со стороны заправки. Мой старенький «Мак», хоть и содержащийся в идеальном состоянии, даже в подмётки не годился новенькому «Вольво», на котором рассекали США супруги. Тысяча лошадиных сил, амортизаторы под кабинкой и сидениями, роскошная кабина с кухней, биотуалетом и спальней размером с номер в мотеле.

Впрочем, для убеждённого холостяка и бывшего военного Майкла Уотсона подобная роскошь была бы скорее в тягость. Я привык к басовитому рычанию своего старичка. Мне не составляло труда проехаться на велосипеде от стоянки грузовиков до ближайшей закусочной. Несмотря на крошечный холодильник, примостившийся под кроватью, я предпочитал питаться пирогами, супами и  другой почти домашней пищей. И мне нравилось нагружать тело физическими упражнениями. Спартанский «Мак» располагал к такому образу жизни, не давая расслабиться.

– Снова военный груз?

Я кивнул в сторону «Вольво», на «пятом колесе» которого примостился длинномерный прицеп, с надписью: «The U.S. army property». Кроме надписи мой намётанный взгляд ещё  приметил два бронеавтомобиля, застывшие у съезда на автозаправку. Груз шёл с сопровождением – в кабинах наверняка сидели вооружённые до зубов солдаты.

Никогда не понимал новых правил, введённых при последнем президенте. Это я о концепции по возвращению части денег налогоплательщикам в виде поддержки отечественных бизнесменов средней руки. Иногда доходило до абсурда – для перевозки военных грузов арендовали частные тягачи, отстёгивая владельцам неплохие гонорары из военного бюджета. И это притом, что у армии таких тягачей было с избытком. Впрочем, я был рад за своих друзей. Имей я трак покруче, тоже подвизался бы на перевозках грузов для U.S. army.

Марта деланно строго нахмурила брови и погрозила мне толстым пальцем.

– Но-но-но, Майки-Тайки! О таких вещах не говорят вслух! Могут услышать враги Америки!

Я хмыкнул, указав взглядом на надпись, украшающую прицеп. Марта хохотнула и обратилась к подошедшему супругу:

­– Хельми, ты не забыл забрать у этих кровопийц купон?

Хельмут благодушно улыбнулся в усы, сразу став похожим на располневшего Халка  Хогана.

– Конечно, взял, милая. Это удачно, что тут Майки оказался. Этому чумазому владельцу древнего рыдвана надо чаще мыться.

Купоны на бесплатное посещение душевой, которые выдавали за полную заправку трака, моим друзьям были ни к чему – их монстр был оборудован приличной купальной кабинкой. Поэтому они с удовольствием раздавали бонусы друзьям. Им даже в голову не приходило брать за это деньги.

– Куда вы двинетесь? Нам не по пути?

Я машинально спрятал купон в нагрудной карман и вопросительно глянул на Хельмута. Тот немного смешался, затем, секунду подумав, буркнул тихо:

– Вообще-то об этом не положено говорить, но мы поедем на юг.

Я понимающе кивнул. В том направлении, недалеко от границы с Мексикой, располагались территории, занятые военными базами. Туда нашего брата, да и любого частного извозчика не подпускают и на пушечный выстрел. Только таких наёмных водителей, как мои друзья.

– А я на юго-запад по пятнадцатой. В Сан-Хосе. Мы с Дрейки везём десять тысяч галлонов чистейшего коньячного спирта на тамошнюю фабрику.

– Ого! Побережье! Ты уже отдохнул?

– Все положенные десять часов. Скоро оператор даст отмашку.

– Рады были тебя видеть, – улыбнулась Марта, протягивая широкую ладонь.

Рукопожатие у неё крепкое, мужское. Думаю, что в армрестлинге Майкл Уотсон уступил бы не только её великанскому супругу, но и ей самой. Хельми, не церемонясь, заключил меня в объятия. Мы, дальнобойщики, народ простой. И дружеские чувства у нас не принято скрывать за маской излишних приличий.

Я наблюдал, как неторопливо выруливает «Вольво» на дорогу, как бронеавтомобили, включив проблесковые маячки, занимают позиции спереди и позади трака,  а сам держал руку на вибрирующем капоте «Мака». Только в дилетантских фильмах наш брат садится за руль и первым делом заводит мотор. На самом деле трудяга дизель не замолкает ни на секунду ни днём ни ночью всё время рейса, обеспечивая прохладой систему климат-контроля и постоянно, даже на пит-стопах, держа трак на «боевом взводе».

Я поднялся в кабину, ткнул пальцем в экран, на котором высветилась надпись от системы оповещения, снял машину с ножника и плавно двинулся к выезду со стоянки. Подрагивали кроличьи лапки, бахромой  свисающие с верхней кромки лобового стекла, плавно раскачивались стрелки на многочисленных приборах, помигивали спокойным зелёным цветом огоньки панели управления. Далеко впереди, на краю капота, всматривался в хайвей застывший Дрейки. А все звуки в кабине перекрывал божественный блюз. О Кенди, Кенди! Что же ты делаешь со мной!

 

 

Forget your troubles, come on, get happy

We're gonna chase all your cares away.

Shout hallelujah, come one, get happy

Get ready for the judgement day.

***

Пятнадцатая магистраль встретила нас с Дрейки  обычным в эти часы оживлением. Мне даже пришлось притормозить на съезде с пит-стопа, чтобы пропустить трак с аризонскими номерами, под завязку нагруженный какими-то металлическими профилями. Мохаве только на словах является пустыней. Да, здесь на много миль раскинулась скучная грязно-жёлтая равнина с редкими кустиками какого-то неприхотливого растения; но глаз каждую милю выхватывает придорожные строения, указатели заранее предупреждают о достопримечательностях, вроде городов-призраков и самого большого в мире термометра, а трак часто обгоняют спешащие в сторону побережья легковые автомобили. Кто-то из путешественников остановится в Лас-Вегасе, кто-то доедет до Города Ангелов. А некоторых я, возможно, встречу на улицах Сан Хосе. Где-то там впереди «Вольво» моих друзей наверняка уже сворачивал на дорогу, ведущую на запад.

Я разогнался до шестидесяти пяти миль в час, щёлкнул кнопкой круиз-контроля, зафиксировав скорость, и откинулся на самом удобном кресле в мире, давным-давно принявшем очертания моего тела. Наверно счастье и складывается из таких мелких приятных моментов, словно сложный и многоцветный пазл.

 

Forget your trouble, come on, get happy

The Lord is waiting to take your hand.

Shout hallelujah, come on, get happy

We’re going to the promised land.

***

Всё случилось в тот момент, когда «Мак» заезжал под эстакаду. Я ещё издали заметил, как на неё неторопливо взбирается крошечная колонна, состоящая из двух «Хаммеров» и трака Марты и Хельмута.  Супруги даже просигналили в ответ на мой гудок. Я и предположить не мог, что произойдёт через несколько секунд. На эстакаде в долю секунды вспух огненный цветок. Бетонная конструкция вздрогнула, но не развалилась. А вот идущий в хвосте бронеавтомобиль взлетел в воздух. Ударная волна коснулась моего трака, слегка сдвинув его в сторону. Нескольких волнительных секунд,  в течение которых пятитонная машина пролетала над кабиной, моему быстро пропитываемому адреналином мозгу всё-таки хватило, чтобы разглядеть и вдавленные в салон двери, и дыры от осколков. Фугасный снаряд?

В зеркало заднего вида я успел разглядеть, как останки (иначе не назовёшь) автомобиля грохнулись на дорогу. Через долю секунды над «Маком» промелькнула полоска эстакады, и прогремел второй взрыв.

То, что я сделал дальше, можно смело занести в список самых глупых поступков в моей жизни. Я не удрал, не стал панически названивать в полицию. Я остановился. Да! Во мне, прошедшем боевую выучку, но ни разу не участвовавшем ни в одном реальном бою, вдруг проснулся отмороженный на всю голову герой Халка Хогана. Выскочив из кабины я застыл, ошарашено уставившись на представшую моим глазам картину.

Второму автомобилю сопровождения, уже съехавшему с эстакады, повезло немногим больше. Снаряд не долетел до него всего нескольких футов. Взрыв перевернул HMMWV, сделав его неподвижной мишенью. Как и водится в таких случаях – экипаж оказался намертво заблокированным в салоне. Никогда не любил эти дурацкие псевдобрутальные тачки! Сколько хороших парней погибло из-за этой особенности бронированной версии!

 «Вольво» остановился перед перевёрнутым набок автомобилем. Оглянувшись, я увидел то, что нанесло такой катастрофический урон:  танк, занявший удобную для стрельбы позицию на небольшом холме, в сотне ярдах  от своих жертв. Экипажу, как мне казалось, было не до меня. Беспокойство за Марту и Хельми пересилило все остальные чувства. Я бросился к подбитому автомобилю, впрочем, совершенно не представляя, чем могу помочь друзьям.

Дальнейшее было похоже на страшный сон. Утробно зарычал двигатель «Вольво». Трак медленно пошёл вперёд, уперся хромированным бампером в бронеавтомобиль, и принялся сдвигать его с дороги, постепенно съезжая с эстакады. О чём думали Хельмут и Марта, предприняв такую глупую попытку убежать?! Я так и не успел узнать ответ на этот вопрос. Нет, по «Вольво» не выстрелили из пушки. Вся затея с танком была предпринята не для того, чтобы уничтожить или повредить содержимое полуприцепа. А вот на тягач негодяям явно было плевать. Первая очередь пробила передние колёса трака и наискось прошлась по незащищённой кабине. Затем произошло то, чего я больше всего опасался. Распахнулась дверь и на землю спрыгнула Марта. Было понятно, что она серьёзно ранена - по ладони, которую дальнобойщица прижимала к животу, обильно струилась кровь. Она заметила меня. Я был ещё ярдах в сорока от неё, но прекрасно видел написанную на лице смертельную муку. На секунду показалось, что это следствие боли от раны. Затем она обернулась, и я заметил неподвижную фигуру за рулём. Хельмут! Голова бедняги превратилась в месиво. Прямое попадание крупнокалиберной пули. Ещё через секунду вторая очередь в клочья разорвала тело Марты.

В этот момент моё чувство самосохранения, наконец, взяло верх. Я  бросился на землю, отползая под опору эстакады и каждую секунду ожидая выстрелов. Как показали дальнейшие события, гибель моих друзей вполне удовлетворила негодяев. Никто и не собирался выковыривать меня из дренажной ямы, куда я забился, подобно перетрусившему опоссуму. Этим мерзавцам нужен был груз. И они не собирались даром тратить время. Танк даже не сдвинулся с места, но я прекрасно разглядел три небольших грузовика, по очереди заезжающих на эстакаду. Я ежесекундно ждал полицию, которая повяжет грабителей. Мне казалось, что на взрывы и на панические звонки водителей проезжающих автомобилей уже давно должны были сбежаться шерифы этого и окрестных штатов. Но секунды и минуты складывались в часы, а полуприцеп продолжали потрошить. Когда последний грузовик отбывал на юго-запад по пятнадцатой, я уже почти терял сознание от жары и вони из коллектора. Просидев ещё с полчаса, я, наконец, решился выползти на свет и первым делом бросился к рации. Странно… Вначале мне показалось, что вышла из строя танкетка и поэтому оператор меня не слышит. Потом я взглянул на экран навигатора, и испуганно сглотнул. Проклятый прибор определённо свихнулся. Он показывал, что я сейчас на всех парах мчусь по пятнадцатой автостраде и отъехал от места гибели Марты и Хельмута на добрых пятьдесят миль. А ещё смартфон надёжно ловил сеть, но не позволял сделать ни одного звонка. Бред…

Дальше-больше. Я неожиданно осознал, что не слышу привычных звуков автострады. Мой «Мак», «Вольво», две подбитые бронемашины, три грузовика и брошенный танк – вот и вся техника, которую я видел в течение последнего часа. Холодок пробежал по коже. Неработающие телефон и навигация – ничто по сравнению с отсутствием машин на одной из самых оживлённых трасс США, но всему должно быть логическое объяснение.

Только паника, ухватившая за горло, могла заставить Майкла Уотсона отправиться к траку Марты и Хельмута, отодвинуть труп несчастного водителя «Вольво» и вновь попробовать связаться с кем-нибудь по рации. Снова безрезультатно. Навигатор показывал, что роскошный трак тоже двигается… правильно, на юг. Может я схожу с ума? Как возможно ТАКОЕ?

Я уже почти решил убираться от странного места, когда мой приступ малодушия прервал отчётливый стук. Он доносился со стороны капота, перекрывая шум работающего двигателя, и я не сразу сообразил, что стучат в заклинившую дверь перевёрнутого «Хаммера».

«Неужели кто-то выжил после взрыва?». Эта мысль рывком вернула меня к действительности. Я мигом позабыл свои страхи. Там, внутри, тот, кто знает, что предпринять. Представитель власти, который снимет с меня груз ответственности и, возможно, объяснит, что здесь происходит.

– Потерпите, сэр! Я сейчас вас вытащу!

Лом я нашёл в своём наборе инструментов. Тяжеленная дверь поддавалась с трудом. Пленник бронеавтомобиля колотил по ней ногами, а я раскачивал вбитый в зазор инструмент. Наконец что-то надрывно заскрежетало, и я, потеряв опору, чуть не упал в открытый проём. Удержал меня упёршийся в лоб ствол «Пустынного орла». Похоже, что сюрпризы этого дня только начинались! У военных, если это адекватные военные, не склонные к паранойе и дешёвым спецэффектам, не может быть в арсенале такой крупнокалиберной и тяжёлой пушки. А женщина, на мой взгляд, вовсе неспособна справится с таким истинно «мужским» оружием. Впрочем, в тот момент мне было не до сексистских самооправданий. Один выстрел из крупнокалиберного монстра раскидал бы мои мозги по всей округе, на радость местным койотам. Поэтому я сразу стал – сама вежливость.

– Я не тот, за кого вы меня принимаете, мэм! Мы с вами друзья! Я люблю Америку!

Господи! Что за бред я несу?! Меня же сейчас застрелят!

– Зааткнись…

Голос был приятный и мелодичный. Девица растянула гласную, выдав типичный презрительно-приказной тон, которым говорит большинство офицеров. Матерь божья! Майор специального военного ведомства! Я видел такие нашивки только на картинках, которые показывал инструктор. Помнится, что речь наставника утратила тогда канцелярские нотки. Об элите вооружённых сил, по всей видимости, принято говорить именно так, с придыханием, глотая слюнки. Впрочем, простоватые на вид лычки тогда запомнились чисто машинально. Я и подумать не мог, что вживую встречу «тех, кому положено подчиняться».

– Помоги выбраться.

Фух… Наконец она убрала в кобуру свою пижонскую пушку. Я подхватил подмышки опасную дамочку и с лёгкостью выдернул её из салона «Хамера». Совсем невесомая! Элита? Ну да, ну да…

Я обратил внимание ещё на один необычный факт, которых в моей копилке сегодня скопилось более чем достаточно. Я наклонился к дверному проёму, пытаясь получше разглядеть то, что меня удивило,  и заработал обидный тычок мыском сапога в голень.

– Пошевеливайся! Не на что там смотреть!

Я спрыгнул вслед за одетой в бежевый комбинезон солдафонкой. Что она о себе возомнила? Я давно уже не на службе! Ни один офицер не имеет права помыкать свободным перевозчиком Майклом Уотсоном. Я хотел нагрубить, сказать что-нибудь вызывающее, но голос дал петуха и я только выдавил жалкое:

– Ты… Вы были в машине одна?.. Мэм…

Майорша обернулась и вперила в меня полный холодной ярости взгляд бесцветных глаз. До чего же неприятная особа…

– Это не ваше дело, рядовой! Насколько повреждён тягач?

Я чуть не взвыл от возмущения.

– Не рядовой, а сержант! Запаса! И не обязан подчиняться всяким… разным.

Да как она смеет разглядывать меня как бурундучка в зоопарке?! И при этом поглаживать расстёгнутую кобуру…

– Считайте, что я вас временно призвала на службу, сержант. Поверьте, у меня есть такие полномочия. Докладывайте!

Почему я вытянулся в тот момент в струнку? Понятия не имею. Халк во мне уступил место трусливому зайцу. Я даже докладывал. Задыхаясь от старания. Стыд и позор…

– Двигатель работает, но пробиты шины и повреждён радиатор. «Вольво» накрылся.

Последнюю фразу я всё-таки произнёс с долей ехидства. Крошечный пластырь на раны избитого самоуважения.

– Тогда надо спешить. Садитесь за руль. Выведите полуприцеп на автостраду, пока не перегрелся двигатель трака.

– Зачем он тебе… вам, мэм? Полуприцеп пуст. Всё вывезли.

– Делайте, что говорят, сержант! Приказы старшего по званию не обсуждаются!

Что мне оставалось делать? Чертыхаясь и проклиная всех военных на свете, я полез в «Вольво», вытащил из-за руля тело бедняги Хельми и доделал то, что не успели супруги – столкнул в кювет внедорожник и вывел полуприцеп с эстакады. На приборной панели уже предупреждающе перемигивались светодиоды, но живучий двигатель ещё был далёк от смерти – отверстие в радиаторе было небольшим, и охлаждающая жидкость уходила из системы достаточно медленно.

За то время, пока я покидал кабину и шёл вдоль полуприцепа, мегера уже успела забраться внутрь. Как я и ожидал, грузовая площадка была пуста. Грабители вывезли всё, до последнего винтика. Что хочет найти здесь эта ненормальная?

Ответ на вопрос я получил почти сразу. Майорша нажала какой-то скрытый под пластиком рычаг, и боковая стенка уехала в сторону. Только теперь я осознал, что грузовое отделение намного меньше, чем должно быть на самом деле. Странно, что этого не заметили грабители. Впрочем, спешащий прикарманить добычу бандит ни в какое сравнение не идёт с дальнобойщиком, у которого намётанный глаз на такие дела. То, что лежало на полках скрытого отсека ничего мне не сказало. Металлические ящики, в которых могло оказаться всё, что угодно, от кукурузы для попкорна до чипов системы наведения. Удовлетворённо кивнув, мегера вернула стенку на место и буркнула, даже не посмотрев в мою сторону:

– Отцепите полуприцеп и присоедините его к своему тягачу.

– Эй! У меня частный груз! Я несу за него ответственность!

– Живо!

Чёрт! Тысяча чертей! Она абсолютно ненормальная! Стрелять в безоружного гражданского человека – верх милитаристического идиотизма! Интересно, она специально промахнулась на несколько сантиметров, или реально хотела влепить пулю мне в голову? Думать над этим вопросом мне было недосуг. Я спешил выполнить приказание мегеры.

***

– И что? Теперь мне будет выплачена компенсация от правительства?

Я с грустью взглянул в зеркало заднего вида. Цистерны уже не было видно, только белел точкой бетон эстакады. Мы ехали на север, а проклятый навигатор по-прежнему показывал, что я приближаюсь к Лас-Вегасу. Мегера проследила за моим взглядом и усмехнулась.

– Задавайте вопросы, сержант. Постараюсь удовлетворить ваше любопытство.

Я недоверчиво посмотрел на спутницу. Её трудно было назвать красивой. Волевой подбородок, тонкие губы, небольшие и бесцветные, словно у рыбы, глаза. Цвет волос оставался загадкой, поскольку она с самого начала нашей встречи не снимала головной убор. Думается, что там, под беретом, была побритая макушка. Солдат Джейн…

– Что за груз везли Марта и Хельмут?

– Оборудование из одной лаборатории в Вайоминге. Группа учёных работала над… Над одним проектом. И достигла серьёзных успехов. А потом весь штат сотрудников, от лаборантов до учёных был убит. За одну ночь.

Заметив мою усмешку, она пожала плечами.

– Не воображайте себе картину кровавой бойни. Просто в кофейный автомат был добавлен сильнодействующий яд. До аппаратуры и записей преступники не добрались.

– И вы решили перевезти лабораторию на военную базу? Их что мало в Вайоминге?

– Тех, что располагают нужным оборудованием нет вообще.

Мы некоторое время ехали молча. Затем я продолжил:

– Груз, который забрали грабители…

–  Фальшивка. Умелая. Даже системные блоки с теми же самыми дефектами, с точно таким же набором программ. Даже экранные заставки те же, что на оригиналах. Записки тем же почерком, пластиковые папки со сколами в тех же местах. Мы хорошо подготовились..

Я кивнул на экран навигатора.

Она поняла без слов.

– Это комплексная система прикрытия. Последняя разработка. Включает в себя фальсификацию данных со спутников, выборочное подавление сигналов сотовых сетей и других систем телекоммуникаций. Ваша фирма сейчас не только видит на камере, как вы ведёте трак. Они могут связаться с вами по рации и даже полюбоваться на изображение грузовика, принятое с придорожных камер наблюдения. Дорога на несколько миль перекрыта а поток отправлен в обход. Но на стационарных камерах  этого нет. Там смоделированная картинка. Весь участок в радиусе пятидесяти миль – одна сплошная электронная мистификация.

– Да кто они такие, эти ваши грабители? Люди в чёрном?

– Правительство Соединённых Штатов.

Я осёкся и посмотрел на неё, как на сумасшедшую. Видимо выглядел я при этом донельзя глупо. Майорша позволила себе лёгкую улыбку.

– Если быть более точным – радикалисты в Министерстве Обороны. Те, кто решили действовать по букве, но не по духу закона.

– Тогда зачем им эта затея с танком и прочим? Если у них такая власть, то они вполне могут прибрать лабораторию к рукам. Зачем воровать у самих себя?

– Не могут… Приказ о перевозке отдал сам президент. И база на границе с Мексикой контролируется непосредственно из Белого Дома, хоть номинально и принадлежит Министерству обороны. Псевдопатриоты, укравшие груз,  считают, что подобные технологии слишком опасны, чтобы ими занималась только команда президента.

– Выходит, что помогая вам, я совершаю незаконное действие?

Снова ехидный смешок.

– Официальная власть – это не министр обороны и не группа военных, поддерживающих отщепенца. Я действую от имени президента.

Я поджал губы. Мне совсем не нравилась ситуация. Недоговорённость, множество противоречий. И кое-что ещё…

– Где полиция? Где машины с мигалками, люди в камуфляже, вертолёты, авианосцы?

– Нет, и не будет ничего такого, сержант. О перевозке лаборатории знали лишь несколько человек, включая президента. Скажу больше. Как только грузовики с фальшивым грузом пересекут точку, удалённую на  пятьдесят миль от эстакады, электронная мистификация развеется как дым. Она больше не будет нужна преступникам. В твоих интересах оказаться как можно дальше от места ограбления.

– Почему?

– Потому что самые опасные преступники в истории человечества поймут, что их обманули. И бросятся в погоню.

Меня покоробил пафос её слов, но когда я мельком взглянул на спутницу и увидел искорки страха в глазах, то сразу вдавил педаль акселератора в пол. Старичок «Мак» взревел, качнул капотом, на котором дежурил невозмутимый Дрейки, и ринулся вперёд, наращивая скорость.

– Зачем вы мне всё это рассказали?

(Откуда в моём голосе эти панические нотки? Где ты, дружище Халк?)

Майорша ненадолго задумалась, затем заявила:

– Из этой истории ты можешь выбраться живым только в одном случае: сотрудничая с нами и затем перейдя на службу в особое управление. Альтернативы не дано. Люди министра тебя не пощадят.

– Да что это за поганые разработки, из-за которых погибло и погибнет столько людей?!

– Комплекс по дистанционному управлению сознанием.

Я заткнулся. Надолго.

***

Мы проехали семьдесят миль, когда  у майорши тренькнул смартфон. Она поглядела на экран, затем облегченно выдохнула.

– Ушли… Если бы они поняли, то давно бы выслали вертолёты.

Я кивнул, соглашаясь. Не с ней – со своими мыслями.

Оставалось задать ещё пару вопросов.

– Но это же ненадолго?

– Ненадолго, – согласилась она. Согласилась сразу же, будто ждала вопроса.

– Вы сказали, что лаборатория вела опыты по дистанционному управлению сознанием? Как далеко они продвинулись?

– Намного дальше, чем вы подумали, сержант. Но не тешьте себя неправильными догадками. Да, с помощью ультразвуковых колебаний можно управлять той областью мозга, которая отвечает за рефлексы. Центры мозга, которые отвечают за боль, за удовольствие, за работу внутренних органов, легко подвергаются дистанционному воздействию. Чего нельзя сказать обо всём остальном. Мы не управляем вашими действиями, если вам вдруг такая догадка в голову пришла. К сожалению, такое возможно только после изучения и претворения в жизнь результатов исследований.

Майорша неопределённо махнула рукой в сторону полуприцепа. Опять эта необычная искренность. Почему она меня не удивляет?

Мотор чихнул, потом весь трак дёрнулся, заставив меня перейти на нейтральную передачу. Ещё пара конвульсивных взрыкиваний, и двигатель окончательно заглох. И в ту же секунду в висок мне упёрся ствол проклятого «орла».

– Что происходит?

– Понятия не имею… мэм.

Сказать, что я был напуган – ничего не сказать. Судьба заставила меня заигрывать с чёрной мамбой, уповая на её кроткий нрав и понимание.

– Сделайте что-нибудь с этим, сержант. Нам осталось проехать всего десяток миль.

Я пропустил мимо ушей противоречие. До военной базы ещё полштата. Какой к чёрту десяток миль? Подумаешь. Всего лишь ещё одна монета в копилку подозрений.  

– Я попробую что-нибудь сделать, мэм. Мне кажется, что дело в засорившемся топливопроводе…

Как же приятно, когда в тебя больше не целятся! Под внимательным взглядом ненормальной солдафонки я соскочил на землю, поднялся на бампер и открыл массивный капот трака.

– Говори! Что там?

Как она так быстро оказалась рядом? Воистину солдат Джейн!

– Вот… – я указал на топливный насос. – Мне кажется, что дело в нём…

Она наклонилась вперёд, всматриваясь в деталь. Пора!

Рука лежала на холке Дрейки. Я чувствовал, как под пальцами напрягались  его стальные мышцы. Или они всегда у него такие? Не знаю. Я сжал тело своего идола и спрыгнул с бампера. Капот грузовика – это не капот легковой машины. Стальной лист очень тяжёл. А если к нему добавить мою массу – получится классная мышеловка для особо наглых военных. Девица, чьё имя я так и не спросил, и тут проявила невероятную реакцию, попытавшись уйти от удара. Но это ей мало помогло. Даже наоборот. Капот всем весом обрушился не на спину, а на голову, которую она так и не успела вытащить. Раздался неприятный хруст, а моя рука сорвалась со спины Дрейки. Я самым позорным образом шлёпнулся на зад. Тело майорши конвульсивно дёрнулось, но не высвободилось из бульдожьей хватки «Мака».

Подобрав обронённый пистолет, я вновь приоткрыл капот. Похоже, что мои опасения были излишними. С пробитым черепом и содранной с лица кожей не очень повоюешь. Она ещё была жива, и даже в сознании, поэтому я не отказал себе в удовольствии сказать ей пару напутственных слов перед дорогой в ад.

– Это тебе за Хельми и Марту, тварь! Неужели ты думала, что я не заметил кевларовые листы в салоне? Танк не промахнулся. Он стрелял так, чтобы не убить своего! Мне плевать на то, что вы, прикрываясь взломанной системой подавления, выкрали у правительства важный груз. Мне плевать, что запутали следы, отправив погоню вслед за мной. Думаю, что вся кавалерия скоро будет здесь, у полуприцепа, в стенках которого спрятано всё то барахло, что должно было лежать в грузовом отсеке. Мне даже плевать, что ты собиралась грохнуть меня ещё до прибытия «хороших» парней. Может даже грохнуть нас обоих? Точно! Обоих! Потому и болтала без умолку. Перед смертью не надышишься, «патриотка»?! Да, мне на всё это плевать! Но вы не должны были подставлять моих друзей! Они были такие… Тебе не понять, тварь!

Она засмеялась! Боже, уж лучше бы прокляла меня напоследок! Умирающая, с переломанной челюстью и порванными щеками, сквозь которые видны были осколки зубов, эта тварь смеялась, выплёвывая сгустки крови. Затем сказала:

– Ты сдохнешь счастливым, сержант!

***

У меня была мысль сбежать. Но я не сделал этого, понимая всю бессмысленность побега. Есть ситуации, влипнув в которые погибаешь так же верно, как от выстрела в висок из «Пустынного орла». И всё-таки во мне теплилась надежда. Надежда на то, что убитый предатель и информация – немаленькая заслуга перед правительством. Я всё-таки герой, как ни крути…

Я отжал заветную кнопку в салоне, перекрывающую подачу топлива. Потом развернулся и поехал к эстакаде. Оставив на дороге бездыханный труп.

Плавно покачивался Дрейки на капоте, сыто рычал дизель. Чего-то не хватало… О! Блюз! Кенди, детка, ты бы поняла меня! Ведь ты всегда была плохой девочкой! Странно… Я почему-то был уверен, что слушал всё, что накидал на флешку. Сто одна мелодия. Но не сто две… К тому же незнакомая песня. Вот это сюрприз! О, Кенди!

Обречённая на счастье,

Позабудь пустые дни

От привычного ненастья

В омут радости шагни!

 


Прикоснись к ладони бога,

Загляни в его глаза,

Наплевать, что за порогом,

Судных дней гремит гроза!

 

Сердце наполнилось радостью. Я забыл всё плохое, что произошло за последние сутки. Есть только блюз. Блюз счастья!

 

Пусть сгорает без остатка

Антрацит незваных бед –

Улыбнись огню украдкой,

зачерпни ладонью свет.

 

Это твой поход за счастьем,

Ну же, детка, не робей!

Упырям незримой власти

В сердце острый кол забей.

 

Я смеюсь, купаясь в потоках счастья. Трак плывёт сквозь них, как через многоцветную радугу. Да-да! У этой радуги тысячи, миллионы цветов. Мир раскрашен счастьем. Найти бы силы нажать на тормоз, остановить трак посреди пенящихся струй и нырнуть в них прямо из кабины. Дрейки радостно виляет хвостом, поглядывает через плечо, словно приглашая повеселиться. Я улыбаюсь своему другу и крепко сжимаю привычный истёртый руль.

***

– Предупредите, чтобы никто не прикасался к аудиосистеме! Иначе умрёт с такой же идиотской улыбкой, как этот придурочный любитель блюза.

Лейтенант отдал честь и отправился выполнять распоряжения полковника. Грузовик просто встал поперёк шоссе. Видимо умирающий успел остановить трак, прежде чем отдал богу душу. Сработали инстинкты умелого водителя. Двигатель всё ещё работал, а на капоте сиротливо восседал крошечный бульдог.



Похожие публикации:

Смерти хватит всем (в соавторстве с Григорием Кабановым)
Я порвал цепи отчаяния, но их обрывки всё ещё звенят у меня на запястьях. Кто я, о Боже? Мрачный воин во власти голоса безумья.
Жука
... предыдущая хозяйка Жуки скончалась. И про собаку, привязанную к будке, все забыли. Хорошо, что веревка была уже старой, истертой. Видно, в ...
Фея
Это рассказ о любви с первого взгляда, которая, наверное, иногда случается.
10:00


12:21
Сразу парочка ошипочех/описочек:
даже в подмётки не годился новенькому «Вольво», на котором рассекали США супруги

«по США» наверное ))))
И это притом, что у армии таких тягачей было с избытком.

«при том» )))

Не буду больше слушать блюз! От него умирают! :ch_lol:
Что Майки убьют было ожидаемо, но все равно жалко ((((
Спасибо, родная. Ну, вот такой невезучий Майки-Тайки…

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru